Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Здесь будет город-сад?

Через 5—10 лет Москва обречена на транспортный коллапс, уличный бандитизм и бесконечные этнические конфликты.
Это не бред сумасшедшего и не выдержки из фантастического романа, а научный прогноз, который на основании многолетних исследований сделал известный академик Игорь Бестужев-Лада.
Есть, впрочем, и намного более оптимистичные версии. Например, превращение российской столицы в город-музей с минимальной преступностью и скоростным общественным транспортом.
По какому пути на самом деле пойдет Москва? Что ждет ее жителей и гостей? “МК” вместе с экспертами решил представить возможные варианты развития событий.

ПРОГНОЗ ПЕССИМИСТИЧЕСКИЙ: Столицу ожидает масштабный кризис

Если российская столица будет продолжать развиваться так же, как сейчас, через несколько лет ее ждет масштабный кризис. Так считает известный ученый, президент Международной академии исследований будущего, автор ряда работ по социальной структуре населения Москвы академик Игорь Бестужев-Лада. 

 — Я представитель научной школы технологического прогнозирования, которая не предсказывает, что будет, а выявляет проблемы, взвешивает последствия и ищет пути решения, — сказал “МК” Бестужев-Лада. — И я открыто заявляю: в Москве назревают серьезные проблемы.

Начнем с недвижимости. Спрос на жилье в Москве всегда будет расти, даже если каждому москвичу дать по квартире. Во-первых, жилье является самым выгодным вложением денег. Во-вторых, люди всегда хотят большего. В-третьих, в Москву съезжаются люди с деньгами, в-четвертых, существует стройкомплекс, который должен и будет строить. Москва сейчас растет ввысь, потому что вширь ей тяжело развиваться. Это также влечет неприятности. Прежде всего человек имеет скверное обыкновение выходить на улицу. Там он нагло требует 48 квадратных метров: 12 кв. м — для парковки машины рядом с домом, еще 12 м — рядом с работой, еще 12 м — у мест развлечений, еще 12 м — для нахождения на самой дороге. Машины заполонили все улицы.

 — Ждет ли Москву транспортный коллапс?

 — Наши специалисты рассчитали, что коллапс случится, когда число автомобилей превысит 4,5 миллиона. Сейчас зарегистрировано 3,3 млн. автомобилей, и каждый год прибавляется в среднем 300 тысяч. Таким образом, до часа “Х” осталось не больше 4 лет.

Следующая беда — демографическая. Коренных москвичей остались доли процента. Те, кто сейчас называет себя москвичами, в основном приезжали из деревень. Каждый год умирает примерно 125 тысяч москвичей, рождается — 75 тысяч, разница — около 50 тысяч. И эти 50 тысяч мы восполняем всеми возможными способами. Каждый год в Москву въезжают десятки тысяч иностранных рабочих легальных и сотни тысяч — нелегальных. Мы стремительно движемся к показателям Парижа, Мюнхена, Лондона, где до половины населения — выходцы из Азии и Африки. Но эти города расположены в стабильных странах. Наша страна — очень нестабильная. Наш народ можно спровоцировать на побоище.

 — Но ведь систему лимита создали еще в советское время. Получается, ситуация была запрограммирована?

 — В 1980-е годы Москва стала городом-паразитом. Каждый четвертый был либо чиновником, либо научным работником, либо работал в “почтовом ящике”, либо в обслуге. Представители двух последних категорий не хотели, чтобы дети шли их путем, и проталкивали их в вузы, науку и управленческий аппарат. Столица ощутила острую нехватку рабочих — примерно 300 000 мест в год. Советские власти объявили лимит — 100 тысяч в год. В то время чиновники думали, что Москва выдержит такой наплыв. Но крах наступил.

Идет массовый наплыв в Москву людей с другой культурой, которые неизбежно столкнутся в нашем дестабилизированном городе. Причем наиболее всего возможен вариант, когда они не будут трогать русских, а станут драться между собой, отчего, впрочем, не легче. Мы к этому идем. Как и, в сущности, к вымиранию, когда русскоязычную Москву заменит нечто другое. Уже сейчас есть школы, где учатся только кавказские и азиатские дети.

 — Вы часто говорите, что институт семьи практически исчез. Но, может, стоит ожидать его возрождения?

— Вы назвали еще одну нехорошую тенденцию, связанную с уменьшением коренного населения, — потерю потребности в семье по приезде в город. Легче делать карьеру в одиночку, чем нянчиться с мужем и детьми. Все это, вместе взятое, ставит Москву в положение города-тупика, которому уготована агония на протяжении 10 лет. И потому выбор между лучшим и худшим нам придется делать в самое ближайшее время.

ПРОГНОЗ ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЙ: Столица станет конгломератом нескольких комфортабельных городов

А теперь — за здравие. Москва может стать городом-сказкой, городом-мечтой. Если только выполнить ряд условий. Вот вам тезисы столичной градостроительной революции со светлым будущим в перспективе.

Во-первых, ликвидируются практически все промзоны. Заводы нужно выводить в небольшие города, которые вымирают от безработицы. В Москве остаются разве что наукоемкие производства. И никаких лишних гектаров не используется под склады.

Во-вторых, столица избавляется от крупных промышленных рынков. Ну а в-третьих, в идеальной Москве не место чиновникам — они сильно загромождают улицы и имеют обыкновение перекрывать движение. Им нужно создать оптимальные условия для работы. Специальный зеленый уютный городок, 2 на 2 километра, с таунхаусами, административным, посольским, гостевым, банковским кварталами. В идеале вокруг Москвы должно появиться три города — для федеральных, московских и областных чиновников. И тогда в столице автоматически разгрузится движение: перестанут ездить фуры на рынки, рабочие, служащие и чиновники.

Старый мир мы разрушили. Что же можно предложить взамен?

Первая ипостась “новой Москвы”: город–университет.

Чем больше будет студентов, молодежи в Москве — тем лучше. Само собой, преподаватели и служащие университетов тоже остаются в городе. Ну а жить студенты будут в нынешних многоэтажках, переделанных в общежития.

Вторая ипостась “новой Москвы”: город-музей. По мнению академика Бестужева-Лады, российская столица не уступает Риму, Мадриду, Парижу, Лондону. Только туристическая инфраструктура безобразно устроена. Значит, нужно превратить административные здания в факультеты вузов и в музеи. Благо их есть чем заполнить — сейчас 80% музейных экспонатов лежат в запасниках.

Все это хорошо, но куда девать остальное население? У идеалистов и на это есть ответ.

Москва и область в будущем естественным образом сливаются в гигантский мегаполис. Там преобладают три вида застройки. Первый — элитные таунхаусы по 30 квартир. Для молодых семей, которым обещано 250 тыс. рублей за второго ребенка. Пусть выполняют демографическую программу. Второй вид застройки идет в городах, куда переезжают заводы. Рабочих туда переманивают долгосрочными кредитами на те же таунхаусы. Ну а третий — переделка ведомственных зданий в учебные корпуса, а многоквартирных домов — в солнечные санатории для пенсионеров.

Получается такая очаровательная картинка: туристско-студенческий город в центре. Будут в нем жить и многочисленные представители сферы обслуживания, и транспортники — метро и трамваи ведь по столице ездить не перестанут. Да и от личного транспорта никто не откажется — пробки-то исчезнут. По периметру Москвы в зеленом поясе будут жить пенсионеры и молодые семьи. А в области, в уютных поселках — рабочие, чиновники и госслужащие.

В целом смотрится неплохо, не правда ли?

ПРОГНОЗ РЕАЛИСТИЧЕСКИЙ: Пробок станет меньше, а чиновники уйдут из Кремля

Сравнивая прогнозы, ужасаясь и мечтая, хочется все-таки услышать более или менее взвешенные мнения о перспективах столицы. Лучше всего о них скажут те, кто работает над стратегией развития Москвы, — депутаты, чиновники и архитекторы.

Москва по-прежнему будет манить россиян — это можно сказать совершенно точно. Согласно опросам, 60% граждан страны хотят жить и работать в столице. Что может остановить потенциальных москвичей? Только цены на недвижимость.

 — Дорогая московская жизнь с высокими зарплатами, но и огромными ценами на жилье является защитой от переполнения города, — считает депутат Мосгордумы, председатель Комиссии по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов.

В условиях дороговизны первичного жилья большая часть риэлторов переквалифицируется на продажу комнат. Уже сейчас квартиры активно продают по долям. Так что Москву ждут элитные коммуналки. Будет расти и рынок аренды жилья. Кому власти помогут с приобретением квартир — так это очередникам. Им собираются предложить 70% стоимости среднего квадратного метра московского жилья в виде субсидий. Сейчас средняя стоимость метра оценена в 3800 долларов — это цены отдаленных районов типа Южного Бутова. А очереднику дадут 2500 за метр. Семья из трех человек получает около 130 тысяч долларов. Что с ними можно сделать? Можно, доплатив, купить квартиру в Бутове. А можно — в Солнечногорске без доплат. Так создается возможность оттока людей в область.

Ближнее Подмосковье фактически превратится в спальный район Москвы. Это уже отметил и оценил столичный “средний класс”. Потенциальные покупатели жилья в массовом сегменте ушли из Москвы минимум на полтора года. Разброс цен даже в ближнем Подмосковье (5—20 км от МКАД) составляет 30% при средней цене в 2000—2500 долларов за кв. м. И при этом 70% населения еще не вовлечены в рынок недвижимости. Масштабы строительства в области будут нарастать. Остается надеяться, что цены на жилье все-таки останутся ниже московских. На работу же люди будут ездить в сторону городского центра. И транспортная проблема встанет с новой силой. Но...

От транспортного коллапса город спасет комплексная программа строительства магистралей (в том числе и в области) и организации парковок. С новыми магистралями дела обстоят неплохо. Строится четвертое транспортное кольцо. Хордовые магистрали будут связывать его с шоссе-дублерами и МКАД. Началась работа над созданием радиальных городских дорог над железнодорожным полотном. Помогут столице и дорожные работы в области, и в первую очередь строительство Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) — более чем 400-километрового кольца. Парковки, призванные освободить улицы от стихийных стоянок, тоже строятся. Дело за главным: изменить психологию горожан.

 — Существует большая парковка в центре Москвы на Театральной площади, — говорит г-н Москвин-Тарханов. — Но она пустует — люди предпочитают оставлять машины наверху. Эту психологию можно изменить с помощью сочетания кнута (крупных штрафов) и пряника (парковок). Есть и еще один выход — вывод из центра большей части офисов. И деловая активность переместится в Москва-Сити. К 2012 году это будет именно новый центр Москвы. Туда мы собираемся вывести офисы, торговлю и администрацию. А старый центр станет жилым и туристским.

Но уповать на то, что Москва одним махом превратится в туристическую Мекку, не стоит. Избалованного туриста вряд ли сильно заинтересуют столичные улицы и парки с дворцами и домами XVIII—XIX веков. Уникальные же сооружения — тот же Кремль — еще надо хорошо подать. Есть мнение, что надо убрать оттуда все федеральные службы, кроме парадных гвардейских частей. Тогда в Кремле откроется настоящее гульбище — Тайницкий сад, башни и стены. И улицы для проезда чиновников не надо будет перекрывать. А вокруг Кремля обустраивается Золотое кольцо Москвы с Золотым островом. Чиновники уверяют, что там можно будет со вкусом жить и отдыхать.

Промышленность останется, а значит, будут и мигранты. Но столица перейдет к оргнабору. Конторы по найму рабсилы будут создавать за рубежом. Рабочих станут селить в общежитиях. Но лимита больше не будет. Отработал два года — уехал.

МОСКВИЧЕЙ РАЗДИРАЮТ ЧЕТЫРЕ КОНФЛИКТА: Социальный, миграционный, классовый, поколенческий

Ученые МГУ провели специальное исследование, в котором приняли участие не только коренные москвичи, но и представители различных этнических групп. Вывод: конфликтогенная обстановка в городе достаточно напряженная. И власти этот факт недооценивают.

 — Все мы в той или иной степени ощущаем себя вовлеченными в разные конфликты. Но уровень напряженности в социальной среде каждый ощущает по-разному, — говорит замдекана по научной работе социологического факультета МГУ, директор Центра социально-экономических проблем регионального и городского развития, д.э.н. профессор Игорь Рязанцев. — И поэтому было важно получить картинку, которая смогла бы показать нам и властям, каков уровень социальной напряженности в городе.

Большая часть москвичей чувствует себя вовлеченными в тот или иной общественный конфликт.

Первый по степени остроты связан с социальными реформами. Он стоит перед 80% горожан и актуален не только для пенсионеров, инвалидов и военнослужащих, но и для предпринимателей и руководителей. Как только в стране происходит дестабилизация, любой бизнесмен ощущает сбои в работе своей компании.

Второй конфликт — миграционный: между оседлым населением и приезжими. В него вовлечены 2/3 горожан — и русские, и представители других национальностей.

Третий — классовый, связанный с поляризацией общества по уровню жизни. Он остро стоит перед половиной москвичей — это самый ошеломляющий результат. А каждый десятый москвич на полном серьезе считает, что для восстановления социальной справедливости “надо отнять у богатых их состояние”. В абсолютных величинах — почти миллион человек. Причем готовы к активным массовым действиям около 3%, то есть 300 тысяч. А значит, социальный взрыв рано или поздно неизбежен.

— Непроговоренные конфликты, к которым относится классовый, — самые опасные, — комментирует профессор Рязанцев. — Мы часто латаем дыры, которые появляются здесь и сейчас: вот недовольство пенсионеров, вот недовольство военных, вот конфликт оседлого и приезжего населения. А классовый конфликт остается за скобками. Власть не считает его проблемой, которую нужно решать. Да что там — даже для нас, ученых, этот конфликт был настоящим открытием. Посмотришь на москвичей — они же благополучные люди! Но, оказывается, в этой богатой Москве уровень классового конфликта очень серьезен. Разрыв между бедными и богатыми здесь гораздо выше, чем в провинции. Хочу оговориться, что речь идет вовсе не о бомжах — они не являются серьезной социальной силой, которая активна в классовом конфликте.

Четвертый — конфликт поколений. Ученые выяснили, что треть москвичей считает его важным. Особенно актуален этот конфликт для предпринимателей — когда родители работают чуть ли не круглосуточно, в детях зреет бунт.

Будут ли усугубляться эти конфликты в будущем? Трудно сказать. Но полученная учеными информация должна заставить власть задуматься над формированием социальной политики. Нужно понимать, какие меры необходимо принять, чтобы сохранять мир и порядок.

Оригинал статьи: http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/03/15/moscow/93380/


"Московский комсомолец", 15.03.2007

Дата публикации на сайте: 25 марта 2007 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007