Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

4,5 миллиона москвичей должны покинуть город

С каждым годом всё очевидней, что Москва медленно, но верно приближается к грандиозному коллапсу. Город перенаселён, дороги перегружены, при этом в столице самый большой разрыв в доходах и уровне жизни населения. А это чревато социальными катаклизмами.

Неудивительно, что власти озаботились вопросами научного прогнозирования ситуации. Всё чаще прислушиваются к мнению социологов и футурологов, чтобы своевременно вносить поправки в Генплан развития Москвы. Один из самых авторитетных экспертов в этой области, президент Международной академии прогнозирования (исследований будущего) Игорь БЕСТУЖЕВ-ЛАДА уверен, что столицу спасут только кардинальные перемены.

— Это какие же: снести город и построить на его месте новый?

— Ну, образно можно и так выразиться. Кардинальная ошибка, допущенная в 90-е гг., — Москву стали раздувать, как пузырь. Понятно, что строительство в столице даёт баснословные прибыли и отказаться от этого власти не могли, но любой пузырь рано или поздно лопнет. Город определён своими административными границами, поэтому строить приходится ввысь, а не вширь. Отсюда и нагрузки, которые стремительно возрастают, — на коммуникации, дороги, общественный транспорт.

— Можно ли предсказать, когда город встанет, превратившись в сплошную автомобильную пробку?

— Это должно случиться через 3–4 года. Сейчас в Москве зарегистрировано 3,3 млн. машин, ежегодно прибавляется ещё 300 тыс. Если дальше пойдёт такими темпами и число автомобилей достигнет 4,5 млн., случится транспортный коллапс. Машины забьют всю проезжую часть и будут стоять 24 часа в сутки.

— А откуда взялась цифра — 4,5 млн. машин?

— Из арифметических расчётов. Известна общая площадь проезжей части города, а также сколько места занимает автомобиль — в среднем 12 м2. Столько ему требуется для нахождения на самой дороге, для парковки у дома, рядом с работой и у мест развлечений. Итого — 48 м2. Столько требует каждая машина, эта площадь должна быть за нею зарезервирована. Вообще, в Москве под автотранспорт отведено 12% территории. А в Лос-Анджелесе, например, — целая треть. Нам надо полгорода снести, чтобы машины ездили без пробок.

— Поможет ли строительство развязок, широких эстакадных дорог?

— Парадокс: чем лучше становятся дороги, тем больше они привлекают автомобилистов. Ежедневно на улицах находятся лишь 15–20% всех машин, что есть в мегаполисе. Если захотят выехать все — город встанет уже сегодня. Власти реагируют чисто механически: видят, что есть транспортная проблема, — строят дороги. Но и люди, наблюдая, что дорог становится больше, а качество покрытия — лучше, покупают больше машин. Это порочный круг, который закончится крахом. Кстати, то же самое касается строительства жилья: чем больше строят, тем быстрее растёт население города. Почему у нас транспорт стал проблемой номер один? Потому что Москва исторически развивалась как город-крепость, у неё радиально-кольцевая структура. А такая структура не рассчитана на то количество машин, которое есть сейчас, и на очень интенсивное движение. Для этого лучше подходит шахматная структура — как в том же Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Лондоне. И развитие Москвы по любому генплану, каким бы он ни был, заведёт город в тупик. Можно действовать жёсткими методами, ограничивая въезд в центр, вводя за это плату и т. д. Можно закрыть одно кольцо, потом другое. Но это не поможет — все тогда кинутся в метро. А оно и так работает на пределе возможностей.

Жизнь за пределами МКАД

— Каков же выход?

— Радикально и качественно менять город. Согласитесь, кататься на машине или в метро в современной Москве — небольшое удовольствие. И огромная трата времени. Как сделать так, чтобы не ездить туда-сюда, а жить полноценной жизнью? Для этого надо выселить некоторые категории населения, предоставив им хорошие условия для жизни в Подмосковье. В 90-е гг. из Москвы уже начали выводить крупные промышленные предприятия. Действительно, гигантам типа АЗЛК или ЗИЛа здесь не место. В Москве должны находиться лишь «почтовые ящики», наукоёмкие производства. Либо представительства тех больших предприятий, которые расположатся где-нибудь близ Егорьевска или Черноголовки. Там же должны жить и рабочие этих предприятий.

Следом за промышленностью надо вывести отсюда все крупные рынки, ярмарки. За одеждой или продуктами москвичи должны ходить в магазины шаговой доступности. А если хочется полдня побродить по вещевой ярмарке, будьте добры, купите билет на электричку и поезжайте в область, где эти ярмарки и должны находиться.

Таким образом мы уберём из мегаполиса и многотысячную армию торговцев.

ИДЁМ дальше. Что делать в пыльной и шумной Москве пенсионерам? Им здесь самим же плохо — экология, стрессы и т. д. Любой пожилой человек скажет, что он хотел бы жить в тишине, где-нибудь ближе к природе. Ему нужен пансионат, где его три раза в день покормят и ежедневно будут наблюдать врачи. Значит, есть смысл организовать такие поселения-пансионаты в Подмосковье, возле рек, где люди могли бы спокойно доживать старость, выходя на прогулки и проводя совместный досуг. Сдал государству свою московскую квартиру — в обмен получи номер в пансионате. Думаю, миллион столичных пенсионеров на это согласились бы сразу, за ними — остальные. А ведь в городе их — четверть населения, и они создают большую нагрузку на транспорт.

Наконец, четвёртая категория — чиновники. То, что в Москве собраны все ветви власти и здесь же находится областная администрация, — величайшая глупость. Даже с точки зрения их же безопасности: один ядерный удар по центру столицы — и страна обезглавлена. Оптимально было бы построить четыре административных центра в Подмосковье, недалеко от аэропортов. Это будут маленькие городки, два на два километра, из конца в конец пешком за 20 минут дойти можно. Здесь же вся инфраструктура, жильё. Один центр — для федеральных чиновников, второй — для московских, третий — для областных. А четвёртый — для финансистов, банкиров. Это будет своего рода финансовая столица.

Университет и музей

— Кто же останется в Москве?

— Студенты, преподаватели и работники сферы обслуживания — 2–3 миллиона человек. Москва должна стать городом-университетом, а все многоэтажки надо отдать под общежития. Через столицу будет «прокачиваться» молодёжь, насыщаться московской культурой, разъезжаться по стране и по миру. Второе предназначение Москвы — город-музей. Ещё 2–3 миллиона человек будут заняты в этой сфере. У нас сейчас плохо с отелями, но интересных туристических объектов не меньше, чем в Лондоне и Париже. Мы можем привлекать миллионы туристов. А жилые дома приспособить под гостиницы.

— Всё это практически нереально. Нужны колоссальные финансовые средства и политическая воля!

— Конечно. Но если бы так же нереально выглядела поставленная нами в начале разговора проблема, тогда другое дело. Разумеется, никто вот так сразу не согласится покинуть Москву, уехать за пределы МКАД. Весь этот проект должен быть основательно продуман.

— Вам приходится выступать с докладами перед высокопоставленными чиновниками столичной администрации. Какова их реакция?

— Понимаете, существуют два подхода к будущему. Один называется «предвидение», другой — «управление». Между ними есть некий конфликт. Футурологи пытаются прогнозировать, что произойдёт в будущем. Не строить планы, которые повисают в воздухе, а выявлять назревающие проблемы и пути их преодоления. Наше дело — обозначить проблемы. А дело управленцев — принимать решения и реализовывать их. И что получается? Как только я называю проблему, градоначальник или люди из его окружения тут же спрашивают: так, кто виноват, кого снимать? Поэтому чиновники боятся футурологов, в этом и заключается конфликт.

Оригинал статьи: http://moskva.aif.ru/issues/721/18_01



Дмитрий Писаренко
АиФ Москва, выпуск 19 (721) от 9 мая 2007 г.

Дата публикации на сайте: 12 мая 2007 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007