Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Будем жить?

В последнее время люди стали испытывать растущую тревогу о будущем. На наших глазах происходят изменения в разных точках планеты. Нам, россиянам, конечно, прежде всего хочется узнать, а какие перемены могут ожидать нашу державу? С этим вопросом мы обратились к президенту Академии прогнозирования Российского отделения Международной Академии исследований будущего, известному экономисту, профессору, академику РАЕН Александру Ивановичу Агееву.

Александр Иванович, сегодня всех пугают не только природные катаклизмы, но и непрекращающиеся военные столкновения, рост межнациональных конфликтов и терроризма, а также безответственное отношение к природным богатствам, к экологии. Все это связалось в такой тугой клубок сложных проблем, что люди, которые пытаются представить себе будущее России, пишут, что не видят позитивной возможности решения этих проблем. А как вы оцениваете эту ситуацию?

— Человек всегда стремится познать будущее и заглянуть в неизвестность. Во-первых, для того чтобы соотнести свои собственные жизненные планы, а во-вторых, это попытка рассеять свойственный всем живым существам страх столкновения со стихией. XX век с появлением новых технологий и техники породил новые надежды, но и новые страхи. Было создано оружие массового поражения, к которому ныне устремились несколько стран, а эксплуатация недр переросла в их хищническое уничтожение — это свидетельствует о безответственности всего человечества и, безусловно, несет угрозу его физического уничтожения или самоуничтожения. Увы, еще е очень далекие времена об этом говорилось в Откровении Иоанна Богослова. И сегодня мы — свидетели того, как человечество само приговорило себя к самоуничтожению!

— Читателей «Семьи», которые задумываются о будущем, больше всего интересует, как можно повлиять на мировоззрение россиян, которые в массе своей озлоблены нищетой и бесправием? Как помочь им подняться с колен и осознать, что настало время действовать всем вместе, заодно, чтобы Россия сохранилась как великая держава?

— Я думаю, у народа нашего, победившего в страшной войне врага и пережившего после военную разруху, было так много трудностей и испытаний, что воспринимать нынешнюю ситуацию как катаклизм было бы неправильно, даже при всех наших бедах и ошибках. Сегодня существует страшный экономический разрыв между бедными и богатыми. Но наша экономика вышла из тупика 90-х годов и движется вперед. Вспомним, что еще не так уж давно у нас были пустые полки в магазинах и очереди с записью на ладони! Вспомним Чернобыль, войну в Афганистане, события в Чечне. Век XX был рекордсменом по бесчеловечности. Но если сравним пережитое с тем, как живем сегодня, то увидим, что жизнь многомерна и следует не только верить в будущее великой России, но и стремиться своим трудом приблизить его!

— Давайте в таком случае заглянем в будущее России, тем более, что на эту тему недавно издан ежегодный доклад Академии прогнозирования. Я его с интересом прочитала, но наши читатели из «глубинки» вряд ли смогут это сделать.

— В этом докладе — результаты большой работы многих специалистов и ученых, которые провели многомерное моделирование развития возможных сценариев развития России с учетом перспектив мировой динамики. На этой основе сформулирован максимально точный, насколько это возможно, прогноз будущей обстановки в стране и мире в XXI веке. Это не «шаманские пророчества», но научное технологическое моделирование того, что нужно уже сейчас сделать по различным проблемам развития России, охватывающее все возможные конкретные сценарии до 2017 года. В докладе речь также идет о том, что будет с нами через 10, 20, 80 лет, какие возможные проблемы мы будем решать, а какие нег. Из множества обстоятельств, влияющих на динамику государственного развития, были выбраны 9 наиболее репрезентативных факторов: управление, территория, природные ресурсы, население, экономика, культура и религия, наука и образование, вооруженные силы и внешняя политика. Получилось, соответственно, девять сценариев.

— Так много? Расскажите, пожалуйста, о некоторых из них, хотя бы кратко!

— Глобальных сценариев пять, исходя из того, кто в мире будет играть лидирующую роль. Так, предполагается, что американцам удастся обеспечить идеологию однополярного мира и фактически они уже взяли на себя роль мирового лидера. По десятибалльной оценке у них — твердая десятка. Это вариант жесткого сценария.

— Но я не раз встречала в прессе указание на то, что к этой цели близок Китай!

— Второй сценарий: американцы не удержатся в роли мирового лидера, это бремя разделят с США Китай и Евросоюз, может быть, Россия. На сегодня уровень государственной мощи России оценивается в 6 баллов. Это нижний уровень статуса «великой державы». К 2017 году он может достичь 7—7,5 баллов, то есть верхнего уровня «великой державы». «Евразийская интеграция» даст России шанс вновь обрести статус сбалансированной великой державы. Однако на эго отведены сжатые сроки, потому что идет борьба мировых центров за «советское наследство».Третий сценарий — не будет глобального порядка, а будут зоны американского, британского, французского и других ведущих стран мира... Четвертый сценарий связан с негативной ситуацией в мире, которая приведет к распаду ВТО и важнейших, привычных для всех, международных экономических, военно-политических систем. А пятый сценарий — установление хаоса.

— Об этом давно говорил автор теории нестабильности и хаоса, нобелевский лауреат И. Пригожин. Человеческое сообщество, по его мнению, в период, когда сложная система не может существовать по старым законам, переходит в состояние хаоса. «Хаос порождает порядок», —утверждал он. Какой же из сценариев для России самый подходящий?

— Для России каждый сценарий имеет плюсы и минусы. Нам крайне нежелателен первый, третий и, конечно, пятый. А вот второй дает нам явные преимущества «сверхдержавы». В XX веке у нас дважды была такая возможность, если бы мы избежали двух войн — афганской и чеченской. Но мы их не избежали! По каждому из девяти факторов, перечисленных в начале беседы, также есть несколько сценариев. Я остановлюсь на факторе «Территория до 2017 года». Во-первых, возможна проблема ее расширения...

— Расширения? Это каким же образом?

— К нам могут присоединиться Абхазия, Приднестровье, «кусочек» Украины, Беларусь. В рамках партнерства в составе Евроазиатского сообщества, ядром которого станет Россия, такое партнерство невозможно без включения на тех или иных началах Украины, Белоруссии и Казахстана. Это не будет похоже на СССР, а скорее похоже на Европейский Союз. Для России это наиболее благоприятный вариант. Но есть также сценарий территориальных потерь, причем немалых.

— Вы имеете в виду потерю Дальнего Востока? Неслучайно местная власть озабочена растущей китайской миграцией. Да еще к тому же, Япония постоянно возвращается к теме возвращения своего «куска земли», утраченного в результате минувшей войны. Я жила в Токио четыре года и поняла, что при мощном экономическом рывке вперед Япония не остановится в стремлении расшириться территориально.

— Ее территориальные претензии не подкреплены состоянием вооружения. Японская элита имеет опыт поражения «самурайского духа», которым почти век, до сентября 1945 года, была охвачена страна. Ныне страна нацелена на активное сотрудничество с мировым сообществом, а вопрос «северных территорий" является компенсацией давнего морального унижения.

— А как обстоят дела с фактором «Природные ресурсы»?

— Мы входим в число крупнейших экспортеров в разные страны. Однако, мы отнюдь не самодостаточны в минерально-сырьевой базе. Мы чудовищно энергорасточительны, а истощение месторождений газа и нефти уводит нас во все более труднодоступные и дорогостоящие пространства, пока у нас есть фора, подаренная конъюнктурой, надо успеть за 20 лет создать серьезный сектор альтернативной энергетики.

Перейдем к фактору— «Население»...

— Ну тут мы, кажется, уже почти вплотную подошли к коллапсу!

— Положим, пока еще не коллапс, но главная беда — рост смертности и падение рождаемости налицо. Статус великой державы предполагает, что население страны составляет 120—300 млн человек. При этом большое значение имеет здоровье населения, обеспеченность его медицинскими услугами. Результаты проведенного исследования в этой области показали, что главная причина растущей смертности, особенно мужчин, продолжительность жизни которых не превышает 59 лет, не столько недостатки медобслуживания, сколько стрессы из-за очень низкого уровня жизни и невозможности человека реализовать себя как личность. Люди плохо живут, и потому, если не последуют коренные перемены, грядет серьезная проблема с воспроизводством трудовых ресурсов. Доля молодежи до 20 лет с каждым годом снижается и к 2017 году составит 13—15%, поскольку кризис семьи усиливается и рождаемость падает. Уже сделаны первые шаги к изменению ситуации, но преодолеть демографический кризис в 2020—2030 годах вряд ли удастся, а сокращение населения до 60—80 млн может привести к распаду страны. Чтобы этого не допустить, государство вынуждено будет прибегнуть к принудительной репрессивной политике — запреты на аборты и разводы, введение налога на бездетность, который был в СССР, преследование людей нетрадиционной ориентации. В обществе, пропагандирующем свободу личности, это лишь обострит ситуацию.

— Я бы приветствовала эти меры! Считаю, в этой острой ситуации, средства массовой пропаганды должны ориентировать население на семью из 3 детей, при условии, что государство создаст для этого соответствующие материальные условия. При этом названный вами фактор «Культура и религия» должен сыграть большую роль. Растущая в нашем обществе бездуховность — барьер на пути к решению этой важной задачи. Из мира уходит доброта, способность к сопереживанию и помощи друг другу. Мы чураемся слова «патриот», потому что разучились любить друг друга и Отечество.

— Кто такие «мы»? Я, например, слова «патриота не чураюсь, но предпочитаю патриотизм, который не бросается в глаза. Наше общество разобщено по многим культурным полям. Кто-то живет уже в ноосферной эпохе, кто-то — «гражданин мира», а кто-то влачит жалкое существование. 7 % российского населения живут как «шоколадные зайцы», 36 % — крутятся как белки в колесе, чтобы более-менее сносно жить, а более половины — к нынешней жизни приспособиться вообще не могут. Такова наша реальная социокультурная структура. Она взрывоопасна и угнетает мощный потенциал страны. Вырваться из этой ловушки поляризации крайне необходимо в исторически сжатые строки. Никогда на протяжении всей истории Россия не преображалась экономически, пока этому не предшествовало укрепление религиозности и развитие культуры. Этот вопрос, кстати, имеет и военно-политическое измерение. Обезлюдивание России делает наши границы уязвимыми. Но пока за счет ракетно-ядерного потенциала Россия сохраняет статус военной «сверхдержавы». Однако вооруженные силы имеют высокую долю устаревшей техники, а новая поставляется крайне скудно. Качество генералитета, офицерского корпуса и солдат хорошо известно.

— Получается, что в этом важном факторе успех решают не только состояние наших вооруженных сил и умной дипломатии, но личные симпатии и взаимоотношения первых лиц государств?

— Да, это немаловажно. Но не стоит забывать и о хороших отношениях Александра I и Наполеона, Николая II и дяди Вилли, да и между СССР и фашистской Германией было весьма развитое взаимодействие. Но безопасность не сводится к наличию боевой техники или солдат и офицеров. В СССР перед его распадом все это было. Поэтому особую роль играет морально-психологическое состояние армии, а также внешняя политика, повышающая или ослабляющая безопасность страны.

Возвращаясь к фактору «Вооруженные силы», хочу напомнить, что Россия пережила «холодную» войну, наши вооруженные силы сражались в Анголе, Мозамбике, Афганистане. Мы поставляли технику, вооружение, военных специалистов. Это отражало наш тогдашний статус «сверхдержавы» со всем его обременением. Посмотрите, как сражается Буш с конгрессом, выколачивая деньги на продолжение непопулярной политики в Ираке, Афганистане. Но «положение обязывает».

— Ну а какие же у нас перспективы? Можем ли мы остаться великой державой?

— Сегодня Россия является великой державой с несбалансированными факторами мощи. По 10-балльной шкале у нас - твердая шестерка, но это - нижний уровень «великой державы». Интегральный показатель мощи нашей страны определяется исходя из оценки девяти факторов.

— Из всего рассказанного ясно, что со статусом сверхдержавы мы расстались?

— Да, хотя по некоторым показателям — территориальной протяженности, природным богатствам, культурному наследию — мы все еще «тянем» на эту роль. Нам надо сделать рывок в развитии социальной сферы, здравоохранении, образовании, науки, вооруженных силах и, конечно, в системе управления, чтобы удержать в ближайшее десятилетие нынешний статус.

— А если у нас это не получится, что тогда?

— Тогда может быть два варианта. Если попадаем в группу стран от 5 до 3 баллов, то станем государством регионального уровня, способным влиять только на пограничные с нами государства. А можем упасть на самую нижнюю шкалу — от 2 до 1 балла.

— И станем, как было в XV веке, Московским государством. Так, что ли?

— Нет! Это будет не единое государство, а ряд небольших государственных образований, объединенных, главным образом, экономическими связями.

— Получается что-то похожее на лоскутное одеяло?

— К счастью, такого сценария можно избежать и, напротив, подняться на верхний уровень великой державы. Но для этого надо напрячь все силы и включить все резервы нации: одаренность нашего народа, его умение трудиться не покладая рук, а также пересмотреть, быть может, существующую систему управления на местах и в центре. Сегодня вопрос стоит остро — или мы сумеем остаться великой державой и даже поднимемся чуть выше, или покатимся вниз. Третьего не дано! А к этому еще прибавьте большую угрозу, которую представляют природные аномалии планетарного масштаба: глобальное потепление или похолодание, истощение озонового слоя. Особое место занимает астероидно-кометная угроза, которая требует объединения усилий всего человечества.

— Слушая вас, Александр Иванович, я понимаю, что все эти серьезные факты Академия прогнозирования, которую вы возглавляете, не держит в секрете. В 2008 году планируется выпуск следующей версии доклада с горизонтом до 2018 года. В таком докладе достаточно информации для принятия стратегических решений по всем девяти факторам. Мы громко вопием, уже не один год о том, что нам нужна национальная идея, которая объединит всех, от мала до велика. Так вот же она, эта идея! Кого из россиян обрадует перспектива жить под «лоскутным одеялом»?

— Да, нам всем нужна Российская Великая Держава! Но для этого крайне важно, чтобы каждый гражданин получил полную информацию о будущем страны, а также о том, какие принимаются меры в центре и регионах для достижения великой цели. Только в этом случае каждый россиянин осознает важность собственного участия в этом процессе, а государство должно предоставить ему эту возможность. И тогда в людях пробудятся те гены соборности, то есть умения сообща, в едином патриотическом порыве справиться с любой непосильной задачей. Так бывало не раз в истории нашей страны. Так должно быть и ныне!



Новелла Иванова
Семья, № 30 (1018), 2007

Дата публикации на сайте: 07 сентября 2007 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007