Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Будущее в поисках координатора

ОТ РЕДАКЦИИ. Это крайне необычный по формату текст - тезисы спецкурса - мы публикуем в рамках проекта XXI+. По сути, это объявление интеллектуальной повестки дня на начало следующего года. Или, по крайней мере, проекта подобной повестки. Попытки, на наш взгляд, заслуживающей серьёзного и пристального внимания.

 

Дело не в предсказании, а, скорее, в управлении

Джон фон Нейман

Роберт Музиль как-то обмолвился, что «ощущение возможной реальности следует ставить выше ощущения реальных возможностей». В этом замечании практицизм обыденности вывернут наизнанку, что, надо сказать, вполне соответствует прагматичным взглядам из подвижных, изменчивых пространств постсовременности.

В том числе на природу покоя и порядка, монопольно правивших миром на протяжении тысячелетий. Так что будущее, не исключено, инициирует пульсации настоящего в не меньшей степени, нежели это предопределено прошлым.

Российское общество в  полном соответствии с мимолетной обмолвкой мастера на излете года заинтересовалось темой, которую для краткости можно определить как «Будущее».

Со своей стороны в меру футуристичная ипостась Клио положила под елочку собственный набор подарков, соединив в предновогодней суете полу-академические штудии с солью и перцем политической прогностики, не исключив острые срезы персонализированных сюжетов.

10 декабря в «Президент-отеле» прошли заключительные заседания VII Глобального стратегического форума, посвященные проектированию будущего, производству сценариев для России, сотрудничеству в области нормативного прогнозирования.

Завершился же форум круглым столом «Будущее - в поисках координатора?» с участием известного американского футуролога Элвина Тоффлера и замглавы президентской администрации Владислава Суркова,обменявшихся в ходе выступлений завуалировано-колкими любезностями:

Э. Тоффлер: «Не надо быть футуристом, чтобы понимать: никогда ранее такое количество изменений не охватывало мир… И попытка понять эти изменения становится особенно важной в период, когда обе наши страны стоят на пороге значительных политических трансформаций и проблем...

Мы с моей супругой Хейди, разумеется, не являемся экспертами в отношении России, а тем более — в отношении новой России, которая сегодня формируется. Но мы с озабоченностью наблюдаем ту брешь, которая становится всё более широкой и разделяет Вашингтон с Москвой…

Мы росли, полагая, что производство было самым важным ресурсом, а теперь знание стало революционным ресурсом общества», - заявил футуролог. Как ресурс знание действительно неисчерпаемо, им могут пользовать не один, а многие. Но при этом, у нас остались система образования, компании и правительства, «на которые еще воздействуют индустриальные идеи второй волны». Однако «бюрократия уже не имеет смысла сегодня, если мы пытаемся развиваться».

·         В. Сурков: «Я не во всем соглашаюсь с господином Тоффлером, но мне кажется, что в его книгах есть главное - есть энергия, есть жажда увлеченности этим будущим, и что очень важно, его будущее - это не монумент в конце истории, это неспокойное, тревожное, мятежное, меняющееся, очень нескучное будущее…

Господин Тоффлер сказал о Евросоюзе, об Америке, о Китае. Он очень деликатно промолчал о России, и я понимаю, что если б он сделал некоторый объективный анализ, где третья волна и где Россия, то мы бы услышали очень много печального и критического из его уст. Это касалось бы и нашей политической системы, и нашего культурного уклада, и нашего образования, и нашей экономики. Я думаю, что мы с вами можем быть менее деликатными и открыто говорить об этих проблемах. Но не для того, чтобы упиваться самобичеванием, а для того, чтоб искать выход и путь их решения...

Я позволю себе в присутствии господина Тоффлера процитировать другого выдающегося исследователя, известного английского социолога Энтони Гидденса: “Футурология — построение таблиц возможных вероятных и достижимых версий будущего, становится более важной, чем летопись прошлого”. Я абсолютно уверен, что сегодня, при всем уважении к нашим традициям, к нашей истории, критически важно сместить акцент наблюдения за настоящим именно в будущее...

Что касается образа будущего. Я очень люблю книги супругов Тоффлер. Там очень со многим можно не согласиться. Например, в одной из книг господин Тоффлер иронизирует над трубадурами национализма, но я, видимо, отношусь к трубадурам флагов, гимнов, национальных государств. Я считаю, что действительно, мир, в котором нет России, мне неинтересен, даже если он очень прекрасен».

 

*    *    *

Спустя всего несколько дней предметом обсуждений и пересудов в Москве стал футурологический доклад «Альтернативные сценарии будущего России» с горизонтом сценирования до 2017 года, подготовленный в Вашингтоне авторитетными кремленологами.

Среди авторов – директор российской и евро-азиатской программы Центра стратегических исследований Эндрю Качинс, руководитель российского направления в Совете национальной безопасности США Томас Грэм, профессор международных отношений Университета Джорджа Вашингтона Генри Хейл, старший эксперт Института мировой экономики Питерсена Андерс Аслунд.

В докладе, появившемся, надо сказать, не без оттенка скандальности –  внесенного сюжетом убийства Владимира Путина 7 января 2008 года – описаны альтернативные сценарии событий в России на ближайшие годы и десятилетия.

Вот это зловеще-драматичное место из доклада: «Russia and the world were stunned by the assassination of Vladimir Putin as he walked out of a midnight mass at the Christ the Savior Cathedral in Moscow on January 7, 2008. Rumors flew about a Chechen-ordered hit, possibly involving support from exiled oligarch Boris Berezovsky, but like so many high-profile Russian murders, the Putin killing was never solved. Acting president and former prime minister Viktor Zubkov disappeared from public view for more than a week, apparently suffering a small heart attack, although many believed it was a nervous breakdown. An atmosphere of chaos overtook the country; the Russian stock market plunged, losing 40 percent of its value in the week following, and as the number of strikes and demonstrations around the country mounted, martial law was declared on January 20. Zubkov reappeared visibly shaken, but it was obvious that the assassination had greatly empowered the siloviki faction in the Kremlin, and figures including Igor Sechin, Viktor Ivanov, and Nikolai Patrushev appeared often on Russian TV, with Ivanov taking over as chief of the 18 Alternative Futures for Russia to 2017 presidential administration and running the regular cabinet meetings usually with Zubkov’s absence.

What looked to be a fairly smooth transition to longtime Putin colleague Sergei Naryshkin taking over as president with Dmitri Medvedev stepping into the prime minister position was disrupted by the killing of Putin. The siloviki were never happy with these plans, but with Putin around their efforts to stymie them had been fruitless. Now with Putin gone, they moved quickly to mobilize support for the candidacy of Russian railroad magnate Vladimir Yakunin, whose campaign had been marginalized because of lack of access to TV. But beginning in late January, despite frigid temperatures causing brownouts around the country, Yakunin took off on a several week “whistle-stop” railroad tour of Russia that was widely covered on the national TV news. The Pravoslavny Chekist [literally the Russian Orthodox KGB man] projected the air of a real Russian strong man who could restore order to the country in this moment of instability, and he won the election by a wide margin.

One of his first orders as president was to suppress a strike of oil workers in Surgut that left dozens killed but resulted in the cowed workers returning to their jobs. After this event, he used the justification of an emergency situation to disband the Duma and assume leadership of the newly reconstituted United Russia Party, which was renamed Glory to Russia. Both the party and its growing youth movement, Nashi, overtly appealed to fascist and nationalist sentiments as the slogan “Russia for Russians” appeared in massive billboards in all of Russia’s largest cities, competing with cigarette, alcohol, and automobile ads. In 2009, Yakunin embarked on a very high-profile Chinese-like anticorruption campaign, using two cases in particular, against former Moscow mayor Yuri Luzhkov and St. Petersburg governor Valentina Matvienko to demonstrate his seriousness to Russian elites. Each was condemned to death for embezzling billions of dollars. The anticorruption campaign also served the purpose of purging the Russian political elite of key figures unwilling to pledge 100 percent loyalty to the new Russian strongman». (Полный текст доклада вашингтонского Центра стратегических исследований см. на сайте www.intelros.ru.)

И как это случается с темами, ухватившими Zeitgeist, внезапно замечаешь, что футорологический порыв и освоение пространства под некую идеологическую стройку идет едва ли не полным ходом – уже анонсированы проекты, сборники, программы на интернет-сайтах, объявлены конкурсы, расписаны гранты и премии, организованы спецкурсы.

В общем, имеет место «бег totheFuture», где в прогностической купели маячит смутный синтез темы ново-российского либерализма и ее антитезы: ново-российского же патриотизма. Однако, как прозорливо заметил, выступая на круглом столе Элвин Тоффлер: «Никто не знает, каким окажется будущее со стопроцентной точностью. И тут невозможно утверждать что-то с полной уверенностью. Однако даже в том, что кажется хаосом и в похожих на хаос системах, существует своя логика, которую вполне можно уловить».

*    *    *

Причин сегодня для разглядывания теней на театральных подмостках – при звуках квинты в оркестровой яме и предвкушении спектакля – в России вполне хватает. При пересечении Рубикона естественно желание заглянуть за грань рутины. Понятен также интерес к опознанию загадочного «координатора будущего». Равно как оценка и переоценка национальных ресурсов применительно к участию в «активном представлении» этого будущего.

Но все же, в полном соответствии с «законом Мэри Поппинс», главное здесь – пристальное внимание к направлению воздушных потоков.

Будущее, в отличие от срока, – переход в иное качество, разрушение стереотипа. Это пре-ступление сложившегося положения вещей, прыжок через пропасть либо прогон стада сквозь груды мусора.

Отсутствие перемен – сломанные стрелки, бремя дурной бесконечности и повторяющееся освоение целинных залежей клетки.

Инерция в принципе избегает экзистенциальных встрясок, всевозможными способами создавая вокруг себя разноликие стражи – тотальные охранительные механизмы, очерчивающие границы истории даже в пору эластичных времен.

Изгоняя новаторов, рутина, случается, по-своему их и социализирует: предписывает роли трикстеров, превращает в шутов, продолжая между тем старательно загораживать спиною проемы.

Однако чтобы увидеть в «зияющих высотах» перспективу – даже не просто увидеть, но верно опознать горизонт среди морока миражей, а затем еще спланировать и осуществить преадаптацию к зыбкому пульсу прибоя – для успешности открытого ветрам предприятия, следует всмотреться также в историческую ретроспективу.

Мотивация здесь та же – интерес не столько к прочтению, сколько к дешифровке текстов прошлого: настоящего бывшего, но не всегда сбывшегося.

Это своего рода обязательный гимназический урок с целью постижения и применения на практике искусства различения подлинных существ от порожденных временем и обстоятельствами оборотней-симулякров.

*    *    *

Один из представленных в арсенале форума инструментов – программа и тезисы экспресс-курса «Элитогенез. Человек и действие в новом мире», прочитанного осенью с.г.  

Программа и тезисы – специфичный текст, достоинство которого видится, впрочем, в гештальте: целостном образе трамплина эпох – произошедшем в ХХ веке подскоке цивилизации, в скорописи логики online,каллиграфическое воплощение которой возможно при совершенно ином объеме материала.

И еще в телеграфной архитектуре дискурса, в смысле его лапидарности. Своеобразном срезе мяса с костей, обнажившем скелет истории, опутанный сухожилиями обычно не особо внятных связей и ассоциаций.

* * * * *

ЭЛИТОГЕНЕЗ. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИЕ В НОВОМ МИРЕ

Программа спецкурса по специальности 23.00.04

2007/2008. Первый семестр

© 2007, Александр Неклесса.
ПРОГРАММА. ТЕЗИСЫ. Версия 2.0

И верные, и ошибочные идеи экономистов и политических философов
гораздо могущественнее, нежели принято думать.
На деле мир подчиняется почти исключительно им.

Джон Мейнард Кейнс

Цели курса

формирование представлений (1) о субъекте истории; (2) об эстафете творцов перемен; (3) о генезисе нового поколения лидирующего сословия;

формирование представлений (1) о картографии социальной вселенной как динамичном пространстве амбициозной реализации; (2) о маршрутизации исторического процесса, его актуальном состоянии, ретроспективе и перспективе (перспективах); (3) о специфике деятельности и траекториях нового суверена;

формирование представлений (1) о смене программ миропознания и миростроительства; (2) о процессе обновления методологии познания/действия в сложной, многофакторной, подвижной, неопределенной среде; (3) о принципиально различных типах мышления homosapiens и версиях постчеловеческого мира.

ПЛАН ЗАНЯТИЙ

Infinitum Actu Non Datur

Аристотель

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

Новый мир должен возникнуть как предприятие на полном ходу

Герберт Уэллс 

Занятие 1

  • Введение в курс, его цели и задачи. Рассуждение об основаниях и категориальном аппарате курса. Социальная гегемония. Субъект перемен.
  • Генетика современных (modern) социальных/политических элит: исторический опыт и реестр поколений правящего сословия (военные элиты, новое дворянство, noblessederobe, буржуазия, «аристократия капитала»).
  • «Новый привилегированный класс»: генезис, статус, перспектива(от государственно-административной касты и parteigenossen к новой амбициозной страте).
  • Вопросы. Дискуссия.

ЦИКЛ I. «СОВРЕМЕННОСТЬ»

 Богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности.

Аристотель

Занятие 2. Национальный социализм

  • Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (начало ХХ века).
  • Инновационный и промышленный переворот. Восстание масс. Закат континентальных империй. Тектоника мировой революции. Послевоенная (I мировая война) реконструкция социополитического космоса. Национальные государства. Русская революция. Европейские революции.
  • Бурные двадцатые. Производительные силы. Связь товарного изобилия и горизонтов финансовой экспансии. «Великая депрессия».
  • Пути и методы преодоления кризиса. Новый потребитель (опекаемый /социализированный/ индивид и государство). Проблема психологических и тарифных границ экспансии потребления. Индустриальные формы деструкции.
  • Целеполагание новых субъектов действия. Борьба за формат мироустройства. «Национальный социализм». Партгосстроительство. «Большие проекты». Новый курс. «Кейнсианский компромисс».
  • Политическая гегемония и «новый класс» (политические, административные, технические и финансовые «инженеры»). «Революция менеджеров».
  • Искусство управления военными операциями, большими композитными коллективами, политическими / политэкономическими / логистическими ситуациями.
  • Комплексные инновационные и социальные проекты. Лидер проекта. Системные архитекторы и операторы.
  • Вопросы. Дискуссия.

 

Занятие 3. Биполярность и Транснационализация

 

  • Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (середина ХХ века).
  • Генеральные тренды послевоенных (II мировая война) перемен:
  • биполярность – мондиализация – транснационализация – глобализация;
  • деколонизация – тьермондизация – мультикультуризация – ориентализация;
  • новый индустриализм и пост-индустриализация (сложные, композитные системы и коллективы, нематериальные активы, креативность).
  • Бреттон-вудская система и ООН. ГАТТ и стратегия свободной торговли (freetrade). Зоны свободной торговли. Политэкономические союзы. Интеллектуальное обеспечение интернационализации.
  • Общество потребления (издержки и приобретения). Массовизация и индивидуация. Социалистический лагерь. Закат колониальных империй. Третий мир.
  • Международные организации. «Клубная координация» (клубы высокого уровня компетенции). Территориальные, экономические, политические сообщества. Строительство «мостов».
  • «Фабрики мысли» (think tanks). Социальное проектирование. Идеологичность прочтений мира. Трансдисциплинарность; холизм; планетарный масштаб; долгосрочность. Активное представление будущего. Глобальная проблематика.
  • Кризис развития. Падение производительности и проблема накопления капитала. Социальные мотивации и реализации дискреционального дохода. Контркультурный переворот. Кризис компетенций. «Великий перелом» 68/73.
  • Международная бюрократия. Экспертократия. Интеллигенция и интеллектуалы. Рефлексия должного и критика сущего.
  • Вопросы. Дискуссия.

 

Занятие 4. Неолиберальный поворот

 

  • Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (конец ХХ века).
  • Неолиберализм – дизайн пересборки мира («Монт Перелин» – Чикагский университет). Новый социальный и культурный альянс (гегемония): «капитал» – неолибералы/неоконсерваторы – молодой амбициозный класс (при поддержке «молчаливого большинства»). Правый поворот.
  • Высокие геоэкономические технологии. Программы структурной перестройки и финансовой стабилизации (МВФ и МБРР). Новые деньги. Глобальный долг. Управление рисками. Контроль над ресурсами и финансовыми потоками. Каталогизация и перераспределение мировых активов.
  • Изменение статуса государства, децентрализация/расщепление власти, централизованный капитал. Финансово-правовой Квази-Север. Макроколониализм. Квазирента.
  • «Вашингтонский консенсус»: приватизация, транспарентность, дерегулирование экономики, пересмотр трудового/социального законодательства, защита прав собственности, фискальная дисциплина (бюджетный профицит), снижение налогообложения/ограничений для иностранных инвестиций, либерализация торговли и финансовых рынков.
  • Развитие мировой инфраструктуры свободной торговли. Финансовая и цифровая экономика. Экономические / социальные / управленческие / гуманитарные высокие технологии. Институциональные реформы. ВТО.
  • Альтернативные модели человеческого сообщества. Свобода личного действия vs. публичное благо. Новый формат социальности (кризис солидарности). Персональный (организационный) суверенитет.
  • Синтез собственников и управленцев на основе примата капитализации над производством под эгидой финансовых операторов. Управление компетенциями и талантами. Статус эффективной личности.
  • Вопросы. Дискуссия.

Занятие 5. Глобальный мир

  • Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (рубеж ХХ и XXI веков).
  • Новые формулы административно-политического порядка: мировые регулирующие органы, страны-системы, субсидиарность и глокализация. Делегирование полномочий. Непризнанные государства. Государства-изгои.
  • Глобальная трансформация. Коллапс «социалистического лагеря». Распад СССР. Посткоммунизм. Геополитический транзит.
  • Расслоение Третьего мира. Новый Восток и стагнирующий Юг. «Восточная» миропроектность. Вызов ислама. Большой Ближний / Средний Восток. Большой Китай.
  • Новый Север и квази-Север. Штабная, финансовая и трофейная экономики. Фьючерсные и кредитные ландшафты (колонизация будущего); управление рисками и конфликтами (конструирование – манипулирование – хеджирование – регулирование); вероятностные пространства действия (социальные схемы и политэкономические траектории событий).
  • Глобализация, модификация и «каталогизация» рынка товаров, услуг, капитала. Экономическая и региональная специализация. Геоэкономическая реконструкция социальных практик (модели сборки). Геокон.
  • Пассионарная оппозиция. Глубокий Юг. Мировой андеграунд. Наркотрафик. Системный терроризм. Проблема неоархаизации.
  • Вызовы и рефлексы безопасности, импульсы замыкания мира. Социальная дисперсия и локальный контроль. Автономизация институтов власти: администрации территорий; антропологические (деятельные) сообщества; политэкономический суверенитет.
  • Транзитность актуальных ресурсов (базовый стратегический ресурс общества). Новые предметные поля практики. Опознание и капитализация нематериальных активов.
  • Новые активы: человеческий, интеллектуальный, символический, социальный, культурный капитал. Интеллектуальная собственность. Сумма (банк) контрактов. Рынок смыслов.
  • Глобальное расслоение. Кризис систем ценностей. Размывание прежнего формата культурного, социального, экономического, политического (и политологического) дискурса.
  • Деятельная организованность (корпорация). Восстание элит. «Люди воздуха». Антропологическая перспектива.
  • Вопросы. Дискуссия.

ЦИКЛ II. «ПОСТСОВРЕМЕННОСТЬ»

…распространенная иллюзия, что свобода может быть
предоставлена сверху, представляет действительную проблему.
Необходимо понимание, что должны быть созданы условия,
которые позволяли бы людям творить собственную судьбу

Фридрих фон Хайек

 Занятие 6. Общество корпораций

  • Постсовременность. Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (в первой половине XXI века).
  • Кризис прежнего формата социальной и политической институализации. Социальная би(три)полярность: государство (учреждения) vs. гражданское общество (неправительственные организации) + космополитичные/глобальные коалиции (корпорации). Комплексный (триплексный) мир. Новая социальность.
  • Коммуна и гильдия. Государство-корпорация и корпорация-государство. Corpostation. Вахтовое управление. Квази-государственные институты.
  • Экспансия нормативного пространства корпораций: регуляция общества посредством конвенций, контрактов, регламентов, стандартов. Актуализация и транс/интернационализация судейской власти.
  • Деэтатизация – корпоративизация – антропологизация социокосмоса. Квалификация – компетенция – корпорация – капитализация – когерентность – коалиция. Сообщество амбициозных корпораций.
  • Социальная экология: актуальные и потенциальные предметные поля практики (многомерное пространство действия). Проектные социумы (целеустремленные коллективы). Неокорпорация как амбивалентная деятельностная и антропологическая связность. Корпоративная / сетевая / персональная реконструкция социовселенной.
  • Мобилизационный режим цивилизации. «Зоны безопасности». «Лига теней»: инфраструктура и социоконструкты пирократии. Ресурс смерти.
  • Аномизация. Атомизация. Автономизация. Эколариум. Slidingdown. Персональные корпускулы. Частные структуры proetcontra безопасности.
  • Опознание и рефлексия иного. Борьба за умы и таланты (трансформация базовой единицы расчетов). Универсальная элита как социальная реальность и как политическая категория. Новый амбициозный класс.
  • Вопросы. Дискуссия.

Занятие 7. Сетевая среда

  • Постсовременность. Конкуренция миростроительных проектов и социальных/политических элит (в средах XXI века).
  • Синтетическая (политическая – экономическая – социальная – виртуальная) среда обитания и практики. Интегральные организмы (гиперорганизация). Пространство без границ. Масштаб действия.
  • Универсализация пространств действия (отыскание, размыкание, освоение). Сетевая и рефлективная среда. Звездочные структуры. Всемирная паутина (Web-1, Web-2, Web-3, Web-4).
  • Гиперпространство (просторность) нового мира, динамичная институализация (процесс vs. статус), мультипликативная субъектность (e.g.SecondLife, аватары). Протокол. Учетные системы. Активные цифровые комплексы. Общество программ. Цифровая культура.
  • Сосуществование/конфликт (мозаичность) различных топик, топология ценностей, смыслов и опыта. Сообщество конкурирующих/параллельных программ (различие онтологий). Калейдоскопичный хронотоп. Динамичные композиции бытия.
  • Нетривиальные формы, способы, средства проекции влияния и силы; рефлексивное, персонализированное, рефлекторное, матричное (контекстуальное) управление.
  • Многомерные, одномоментно-массовые (fleshmob, globalact), «в режиме реального времени» (online), персональные, спонтанные, фиктивные, иррациональные операции и объекты. Виртуальный горизонт планирования. Творческая деструкция.
  • Актуальная (операциональная) бесконечность. Сингулярность (множественные и параллельные потоки релевантных изменений).
  • Субъекты эффективного действия (организация, программа, человек). Неогегемония (культура умелого действия).
  • Вопросы. Дискуссия.

Занятие 8. Антропологизация социокосмоса

  • История как смена программ миропознания и миростроительства. Элита как лидеры и агенты перемен. Большой социальный взрыв и новая сборка мира.
  • Мир по ту сторону социальной реконструкции. Транспланетарное расселение и реидентификация. «Новая Лапутания». Власть без государства. Приватизация истории.
  • Десоциализация, полиморфизм, антропологический вектор. Новое поколение структур: антропо/социоструктуры (антропологизм и мультисуверенность). Антропо/социо-трансформация.
  • Антропо/социокультурная (мета- и суб- этническая, психологическая) гравитация. Новая солидарность, свободные ассоциации, «сверхмалые народы», экзотичные общности, кластеры «симпатий». Новый порядок.
  • Имитации структур и фальшивые объекты. Бессмысленные сложности. «Черные дыры» социокультурной гравитации. Связанные общности. Вероятность антропологической катастрофы.
  • Версии сосуществования человеческих и постчеловеческих интеллектуальных комплексов, компетенций и практик (generalartificialintelligence, manterpriser,квизатц хедерах,негантроп).
  • Новые форматы социального, асоциального и политического дискурса. Конкуренция онтологий («картин мира») и транзитность эпистемологии («образа мышления») измененного статуса человечества («мира индиго»).
  • Преадаптация. Особые качества и уникальные состояния. Авторегуляция. Критические личности. Антропологический сдвиг.
  • Вопросы. Дискуссия.

Занятие 9. Новая методология познания, прогнозирования и действия

  • Концептуальная разведка и возможность получения данных для картографирования динамичной / многомерной / нелинейной / персонализированной реальности «социовселенной индиго». Структурное моделирование.
  • Переписывание карт истории и мира: обновление языка (семантики) социально-политического конструирования (сложность, критичность, самоорганизация, турбулентность, хаос, промысел).
  • Проблема эффективности действия в обществе с высокой степенью неопределенности, анонимности, риска. Рефлексия в перманентно подвижной сетевой среде и в ситуациях неопределенности. Новая рациональность. Полисемантика.
  • Новая методология познания и действия: генезис, этапы, актуальное состояние (исследование операций, системный анализ, системная динамика, хаососложность, синергия).
  • Тетраматрица знания. Знание adhoc. Уникальное и эксклюзивное знание. Креативность. Неотчуждаемость сложного, подвижного, имманентного (выражающего персональный опыт) знания. Неклассический оператор. All & Everything.
  • Иерархия регистров ментальности: различение типов мышления homosapiens: мышление рефлекторное («ситуационное»), синхронистичное («мандалическое»), рациональное («линейное»), синергийное («апофатическое»). Serendipity. Культура смерти (антургения).
  • Вопросы. Дискуссия. Задание: эссе по тематике курса.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ 

Экономика – это лишь средство.
Целью же является изменение души

Маргарет Тэтчер

Занятие 10

  • Интеграция основных положений курса.
  • Вопросы. Дискуссия. Обсуждение эссе.
  • Мировоззрение и персональная стратегическая программа жизни: перманентное образование/действие как вектор ауто-трансценденции и деятельной перспективы (сверхзадача курса)

* * * * *

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ТЕКСТЫ А.И. НЕКЛЕССЫ ПО ТЕМЕ «ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИЕ В НОВОМ МИРЕ»

  1. 2007-11-01 Александр Неклесса. Новый амбициозный класс. Кто осуществит новую сборку мира? (Введение в тему)
  2. 2007-11-01 Александр Неклесса. Мир индиго. Беседа первая
  3. 2007-11-01 Александр Неклесса. Мир индиго. Беседа вторая
  4. 2006-08-28 Александр Неклесса. ИнтерЛюдия
  5. 2005-03-16 Новый интеллектуальный класс. Лекция Александра Неклессы
  6. 2007-06-15 Александр Неклесса. Государство и корпорация
  7. 2007-2-14 Александр Неклесса. Глобальный НЭП. Геоэкономика и сетевая культура
  8. 2007-07-12 Александр Неклесса. Глобальная экономика в новом учебном курсе обществознания
  9. 2007-07-23 Александр Неклесса. Миропознание и миростроительство: ценности, мышление, знание (генезис и динамика форм)
  10. 2007-4-20 Александр Неклесса. Метаморфозы государственности в (пост)современном мире
  11. Материалы проекта «СИНЛА» / SYNLAProject (проект «Каскад», 1967-1997)


Александр Неклесса
http://www.apn.ru/publications/article18758.htm

Дата публикации на сайте: 19 декабря 2007 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007