Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Общественная самодеятельность. Четыре экспертных прогноза

Игорь Вениаминович Задорин - руководитель исследовательской группы ЦИРКОН; Владимир Львович Римский - заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ; Дмитрий Геннадьевич Зайцев - ведущий сотрудник исследовательской группы ЦИРКОН.

Статья подготовлена на основе аналитического отчета по итогам реализации исследовательского проекта "Краткосрочное сценарное прогнозирование развития гражданского общества в России", осуществленного исследовательской группой ЦИРКОН в феврале–апреле 2009 года совместно с Институтом экономических стратегий (ИНЭС) в рамках гранта Президентской программы поддержки организаций гражданского общества.

В настоящее время, наверное, не найдется ни одного серьезного политика, общественного деятеля или эксперта, который бы не говорил о том, какое большое значение для страны имеет развитие гражданского общества (ГО). Однако общественный консенсус на этом заканчивается. Даже относительно содержания термина «гражданское общество» единой позиции пока не сформировалось.

Между тем очевидна потребность в общем понимании целей и возможностей (перспектив) развития ГО, а также того, как на развитие ГО повлияют те или иные действия органов власти, частного бизнеса, некоммерческих и общественных организаций. Тогда действия эти могут стать более целенаправленными и согласованными, а становление эффективных институтов ГО ускорится.

Результатом постановки такой задачи стал экспериментальный проект «Краткосрочное сценарное прогнозирование развития гражданского общества в России», реализованный в 2009 году.

Прогнозирование не имеет и не должно иметь цель угадать будущее. Главная цель прогнозирования – выявление связей и зависимостей ресурсов, факторов и действий, которые имеются в настоящем, с тем, что, вполне вероятно, произойдет в будущем. Тогда участники процесса смогут понять, как следует действовать, чтобы получить тот или иной результат. К тому же сам прогноз обычно меняет настоящее, его ресурсы и факторы, а тем самым – и поведение заинтересованных сторон. Почти всегда кто-то будет действовать так, чтобы прогноз не сбылся, кто-то, наоборот, будет стремиться его реализовать, а кто-то будет просто ожидать, каким будет результат развития. Угадать итог действия по-разному ориентированных субъектов, обладающих разными ресурсами и действующими в меняющихся внешних условиях, практически невозможно, да и не нужно. А вот попытаться увидеть доминирующие тенденции и сигналы, оказывающие на смену этих тенденций, крайне важно – не только для органов власти, но прежде всего для активных представителей и лидеров самого ГО.

Методология исследования

Выбор методологии прогнозного исследования во многом определялся тем обстоятельством, что история российского ГО еще очень коротка, в распоряжении исследователей нет длинного дневника наблюдений и достоверных массивов объективной статистики. Более того, в условиях повышенной неопределенности социально-экономической ситуации будущее очевидным образом многовариантно. Исходя из указанных обстоятельств был выбран методологический подход, который можно назвать экспертным (подход, опирающийся на экспертные оценки), краткосрочным (с малым временем упреждения – 4-5 лет) и сценарным (допускающим различные, в чем-то противоположные сценарии развития) прогнозированием. Таким образом, группа разработчиков поставила перед собой задачу сформировать набор различных сценариев развития российского ГО и оценить вероятность их осуществления.

В рамках проекта в серии исследовательских процедур участвовало более 80 человек. В качестве экспертов были привлечены известные и авторитетные специалисты из самых разных социально-политических сфер, имеющих непосредственное отношение к ГО России, в том числе:

  • руководители и активисты НКО, общественных и других организаций ГО;
  • представители государственных и муниципальных органов, работающие в сферах регулирования деятельности организаций ГО, а также постоянно взаимодействующие с организациями ГО для ведения своей профессиональной деятельности;
  • руководители и ведущие специалисты государственных и частных фондов, финансирующих организации ГО;
  • исследователи, ученые, специалисты аналитических центров, профессионально занимающиеся решениями проблем развития ГО в современной России.

Уже первые экспертные сессии позволили выделить так называемые контрастные сценарии, которые были хорошо различимы экспертами и описывали наиболее вероятные, но существенно отличающиеся направления развития ГО России в ближайшем будущем, то есть на следующие 3–5 лет. Эксперты выделили следующие три наиболее значимые для развития ГО России в краткосрочной перспективе фактора:

  • уровень гражданской активности в обществе (от высокого до низкого);
  • уровень воздействия государства на ГО (от сильного влияния до отсутствия влияния);
  • уровень поддержки государством организаций ГО (от существенной помощи и финансирования до отсутствия такой помощи, включая финансирование).

Разработчики добавили к этому списку несколько менее значимый (по оценкам экспертов) фактор зарубежного финансирования, потому что в некоторых контрастных сценариях он все-таки становился важным.

На основе анализа сочетаний трех главных факторов было разработано четыре контрастных сценария: партнерский, государственнический, конфронтационный и гражданский.

«В чистом виде» каждый контрастный сценарий вряд ли может быть реализован. Наиболее вероятно осуществление какой-то смеси этих сценариев, но с доминированием характеристик одного из них.

На предварительных экспертных сессиях выявились и первые неожиданности. Так, эксперты оценили как менее значимые в сравнении с другими такие элементы социально-политической жизни страны, как политические партии, профсоюзы и даже деятельность зарубежных организаций.

Прогнозные сценарии и вероятность их осуществления

Каждый из 45 параметров развития ГО, отобранных в первом туре опросов, в рамках второго тура эксперты оценивали по шкале от 0 до 100% вероятности изменения в двух возможных вариантах: повышение и снижение значения показателя. Например, мы просили оценить вероятность повышения «уровня социальной активности граждан» и отдельно – вероятность снижения «уровня социальной активности граждан». Таким образом, внутри самой методики была заложена проверка экспертных представлений на противоречивость (например, когда один эксперт оценивает как высокую вероятность и повышения, и понижения уровня одного и того же параметра).

Прежде всего необходимо отметить, что оценка вероятности изменений каждого параметра выявила полное отсутствие согласованного мнения в экспертной группе. Консенсуса не было ни по одному вопросу.

Например, экспертов просили оценить вероятность снижения финансирования гражданского общества частным бизнесом: одни говорили, что это практически гарантировано (вероятность 90–100%), другие, напротив, сильно сомневались (вероятность ниже 30%). Такого рода расхождения наблюдаются по всем параметрам.

Были, однако, параметры, по которым удавалось достичь если не согласия, то по крайней мере преобладания одной точки зрения. Например, показатель «уровень социальной активности граждан». Здесь зафиксирована средняя экспертная оценка вероятности в 0,5 балла на повышение социальной активности и 0,3 балла – на понижение (см. таблицу). Судя по средним экспертным оценкам, вероятное снижение показали такие параметры, как уровень финансирования гражданских организаций государством и бизнесом. Тут, однако, надо заметить, что опрос проводился в марте 2009 года, еще до выхода указа президента Д.А. Медведева об очередном туре грантовой поддержки НКО. В экспертных кругах тогда доминировала точка зрения, что в связи с кризисом государство снизит финансирование «третьего сектора».

Представление о том, в каком именно виде повысится активность ГО, дает распределение средних экспертных оценок вероятности изменений по следующим группам параметров. По обобщенному мнению экспертов, активность ГО прежде всего будет выражаться в виде действий неформальных общественных объединений и протестных движений.

Высоковероятными можно считать повышение активности НКО, реализующих экономические интересы (например, профсоюзов или ассоциаций частного бизнеса), а также повышение влияния на ГО исполнительной власти и правоохранительных органов.

Что касается участия зарубежных организаций в развитии российского гражданского общества, то здесь можно говорить о согласованной оценке экспертов: уровень их влияния в ближайшем будущем оценивается как низкий.

Экспертами прогнозируется повышение уровня протестной активности и увеличение требований к органам власти. Вместе с тем сравнительно высоко оценивается вероятность повышения уровня доминирования государства в развитии организаций ГО, государственного контроля над гражданами. Судя по обобщенным экспертным оценкам, будет снижаться интенсивность диалога, дискуссий по стратегии развития страны.

Анализ средних оценок вероятности изменений факторов «внешней» по отношению к ГО среды подтверждает ряд выводов, уже сделанных из приведенных выше результатов: высока вероятность повышения степени контроля власти над деятельностью организаций ГО, а также снижения уровня финансирования организаций ГО.

Понятно, что отдельные оценки вероятности реализации того или иного «элементарного» процесса (снижения/повышения уровня какого-то параметра) не дают основания говорить о вероятности осуществления какого-либо целостного сценария. Вместе с тем очевидно, что разные процессы «работают» на осуществление вполне определенных сценариев (например, «повышение уровня социальной активности граждан» способствует реализации гражданского или конфронтационного сценария). Поэтому можно попытаться оценить вероятность реализации разных сценариев на основе обобщения вероятности осуществления отдельных, относящихся к этому сценарию процессов – компонент сценария. На основе классификации компонент были построены индексы вероятности осуществления каждого сценария в зависимости от вероятности каждого компонента.

Полученные индексы вероятности осуществления всех четырех контрастных сценариев оказались примерно равными. Одновременно можно сделать вывод о том, что развитие ГО в ближайшие годы с чуть большей вероятностью может пойти по конфронтационному сценарию. Хотя текущее состояние ГО России, судя по результатам анализа средних экспертных оценок, больше соответствует государственническому сценарию, который и следует принять за «инерционный». Кстати, отвечая на прямой вопрос о вероятности реализации в ближайшем будущем каждого из четырех контрастных сценариев, эксперты более вероятным называли государственнический сценарий, фактически воспроизводя сегодняшнюю ситуацию.

Верифицирующая методика Томаса Саати дала очень близкие результаты. Уровни вероятностей осуществления каждого из контрастных сценариев близки друг к другу и к средней для четырех сценариев вероятности 0,25 по обеим методикам. Иными словами, в экспертной среде действительно нет доминирующей точки зрения на будущее ГО.

Авторы исследования предположили, что такой результат связан с какими-то особенностями подбора экспертов, и попытались их кластеризовать, то есть разделить на группы с более или менее схожими представлениями (оценками вероятности). Результат, однако, получился таким же. Более или менее определилась с оценкой преобладающей вероятности государственнического сценария группа, условно названная «социологами-теоретиками». А вот группа «практиков» (экспертов, работающих в различных гражданских организациях) считает чуть более вероятным конфронтационный сценарий (см. рисунок). Две другие группы экспертов имеют существенно менее согласованные представления о вероятностях осуществления контрастных сценариев.

Основные выводы

Проведенное исследование подтвердило высокую дифференциацию представлений экспертов о состоянии и перспективах ГО. Практически ни по одному из параметров, характеризующих развитие ГО, у них нет согласованного или хотя бы доминирующего мнения.

Имеющийся у экспертов опыт и знания свидетельствуют о крайне неопределенном и противоречивом текущем состоянии и перспективах развития ГО в России. Ослабление или усиление почти всех важнейших факторов, целей и действий акторов оценивается всей экспертной группой примерно равновероятно. Исключение составляют три тенденции в ближайшем будущем, вероятность которых оценивается чуть выше большинством экспертов:

1) ослабление финансирования организаций ГО со стороны государства и бизнеса;

2) усиление государственного контроля над гражданскими организациями;

3) рост неформальной социальной активности граждан (в том числе протестной).

При этом в экспертном мнении не просматривается какой-то один доминирующий (наиболее вероятный) сценарий. Чуть более вероятным, чем другие, в ближайшей перспективе многими экспертами называется государственнический сценарий, в рамках которого ведущая роль в развитии ГО остается за государством. Вместе с тем есть основания полагать, что в результате возможного ослабления ресурсного обеспечения гражданских организаций со стороны государства и роста социальной активности населения развитие может пойти или по конфронтационному (более вероятно), или по гражданскому (менее вероятно) сценарию.

Даже в представлениях отдельных весьма однородных групп экспертов сегодня присутствуют разные «доминирующие» сценарии. Среди экспертов, участвующих в различных формах диалога власти и ГО, более вероятными считаются партнерский и гражданский сценарии. В других группах экспертов более вероятными считают либо государственнический, либо конфронтационный сценарий.

С практической точки зрения по результатам проведенного прогнозирования было получено четыре дополняющих друг друга результата.

Во-первых, была доказана принципиальная возможность прогнозирования развития ГО в нашей стране, несмотря на всю сложность этого объекта для экспертного анализа.

Во-вторых, было выявлено состояние неопределенности «экспертных умов», высокая дифференциация и противоречивость экспертных представлений.

В-третьих, если допустить, что эта неопределенность и противоречивость отражает неопределенность рассматриваемого объекта, то можно сделать вывод, что перспективы развития ГО России сегодня принципиально не определены. Иными словами, в ходе исследования нашла подтверждение гипотеза о том, что в настоящий период российское ГО находится в так называемой точке бифуркации (ветвления), из которой примерно с равными вероятностями его развитие может пойти по нескольким существенно различным направлениям.

В-четвертых, согласно обобщенному мнению экспертов, в нашей стране сейчас нет такой доминирующей силы, которая была бы способна сдвинуть развитие ГО к реализации какого-то одного доминирующего сценария. Наиболее существенно влияют сейчас на развитие ГО органы государственной власти и организованные группы граждан (будь то инициативные группы или общественные организации, НКО). Влияние остальных акторов (в частности, бизнеса, религиозных и политических объединений) по сравнению с этими двумя основными, по мнению экспертов, незначительно. Кстати, для некоторых экспертов это означает, что усилия государства по дальнейшему вытеснению западных фондов (доминирующей силы 90-х годов) из российского некоммерческого пространства представляются уже чрезмерными. А на что государству действительно нужно обратить внимание – это на помощь организациям ГО (особенно на региональном и местном уровнях). На основании обнаруженных в исследовании взаимосвязей можно предположить, что если государство не будет помогать ГО, то при росте социальной активности граждан (особенно молодежи) с высокой вероятностью его развитие пойдет по конфронтационному сценарию. Если государство не хочет реализации такого сценария – оно обязано вести с гражданским обществом диалог и оказывать ему поддержку, прежде всего законодательную и финансовую, облегчающую конструктивные проявления гражданской активности.

Ответ на вопрос, как осуществлять это наиболее эффективно, не входил в задачу нашего исследования, выполнявшегося в парадигме поискового прогнозирования, ориентированного только на оценку перспектив и выявление проблем. Вместе с тем существующие методы так называемого нормативного прогнозирования позволяют искать решения этих перспективных проблем и конструировать управленческие подходы к проектированию желательного будущего. Очевидно, что процедуры нормативного прогнозирования (в частности, так называемый форсайтинг) было бы правильно осуществлять сразу и следом за процедурами поискового прогнозирования. Уверены, в ближайшее время такие работы будут представлены широкой общественности и помогут всем заинтересованным сторонам активнее и осмысленнее включаться в деятельность по дальнейшему развитию российского ГО.
  Вероятность повышения Вероятность снижения
Уровень социально-политической активности граждан 0,52 0,33
Уровень фрагментированности общества (социума) 0,46 0,31
Численность работающих незарегистрированных общественных организаций 0,44 0,37
Численность организаций гражданского общества, независимых от органов власти 0,43 0,40
Уровень доверия в организациях гражданского общества 0,43 0,38
Качество менеджмента организаций гражданского общества 0,41 0,32
Численность членов в организациях гражданского общества 0,41 0,38
Уровень вовлечения организациями гражданского общества в свою деятельность граждан, не являющихся их членами 0,36 0,40
Состояние межсекторной коммуникации 0,38 0,40
Уровень гражданской политической культуры населения 0,38 0,34
Уровень правового поведения граждан 0,38 0,40
Уровень финансирования организаций гражданского общества из государственных и муниципальных бюджетов всех уровней 0,34 0,52
Уровень законодательного обеспечения создания и деятельности организаций гражданского общества 0,38 0,33
Уровень участия организаций гражданского общества в принятии решений государственными органами 0,47 0,31
Уровень финансирования организаций гражданского общества частным бизнесом 0,27 0,55

Оригинал статьи: http://www.ng.ru/scenario/2009-05-26/9_4prognoza.html



Задорин И.В., Римский В.Л., Зайцев Д.Г.
Независимая газета

Дата публикации на сайте: 26 мая 2009 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007