Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Что необходимо денежно-финансовому рынку: ремонт изношенных деталей или конструктивная перестройка? Окончание

Согласно марксисткой традиции, экономические кризисы имманентно присущи капитализму. Отличия нынешнего кризиса от предыдущих определяются в основном тем, что быстро меняется весь экономический и политический мир. К современному историческому моменту он приобрел такую структуру, такой облик, которых не имел прежде. Во-первых, благодаря беспрецедентному усилению Америки и крушению СССР, мир стал однополярным. Во-вторых, денежно-финансовая часть капиталистической экономики приобрела размеры и силу, несопоставимо превосходящие сектор реального производства.

С точки зрения теории технологических циклов

Целью нашей критики сложившейся ультралиберальной денежно-финансовой системы является обоснование необходимости формирования новой экономической идеологии, чему, надеемся, и будет способствовать нынешний кризис. Однако для того чтобы в обозримом будущем возник интерес к новой идеологии, очевидно, должны произойти серьезные изменения в самой экономико-политической реальности. На наш взгляд, убедительные представления относительно таких изменений содержат теории технологических циклов.

Если опираться на теорию кондратьевских длинных (50-летних) волн (Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико–экономического развития. М.: Вла Дар, 1993. Гл. 5.), 2008 г. не должен стать началом длительного спада (или по крайней мере, периодом минимальных темпов роста) мировой экономики, характерного для периода смены технологических укладов. Именно на наиболее низкую точку длинной волны (конец понижательной фазы третьего технологического цикла) пришлись первые годы Великой депрессии начала 30-х годов. Скорее кризис 2008 г. следует рассматривать только как сигнал о сломе повышательной фазы 50-летнего цикла, соответствующего пятому технологическому укладу. Начало доминирования этого уклада датируется 1980–1990-ми гг. Он характеризуется развитием и распространением целого комплекса технологий, в частности, электронной промышленности, вычислительной, оптико-волоконной техники, программного обеспечения, телекоммуникации, роботостроения, производства и переработки газа, информационных услуг.

С нашей точки зрения, к числу ключевых технологий, в наибольшей степени характеризующих данный уклад, следует отнести также разработку и беспрецедентно широкое развитие и применение технологий в сфере финансов – производных финансовых инструментов, деривативов, хеджирования, фьючерсных соглашений и т.п. К этим же технологиям относится систематическое применение специфических «оранжевых» технологий «мирного» установления доминирования западной политико-идеологической системы в периферийных странах. До наиболее низкой точки дна пятого кондратьевского цикла остается, возможно, еще 15–25 лет.

Этим выводам не противоречит также появившаяся в последние годы концепция исторической смены гео-, техноценозов (Леонтьев М. Питер Питерсон: мы должны слезть с мертвой лошади // Профиль. 2008. № 29; Лисовский Ю. Экономика безумия: вчера и сегодня // Знание – власть [[Приложение] 2008, № 47 (415); Профиль. 2008. № 40, 27 окт.). По идеологии она близка к концепции кондратьевских волн и соответствующих им технологических укладов. Однако эта концепция включает ряд представлений и факторов биологической эволюции и распространена на всю писаную историю человечества. В концепции, в частности, отражена важная роль смены главного «критического энергоносителя» при смене техноценозов.

За период письменной истории (7 тыс. лет) выделяют шесть сменяющих друг друга ценозов. Конец периода доминирования каждого из них характеризуется нарастанием трудностей в добывании и использовании главного «критического энергоносителя» (повышением его стоимости) и поддержанием, обслуживанием всей связанной с ним инфраструктуры, демографическими проблемами, а также нарастанием разрыва между элитарными и люмпенизированными частями населения. Образуются армии так называемых лишних людей, т. е., образно говоря, масса горючего и даже взрывоопасного материала. Появление радикальной идеологии или харизматического лидера может стать причиной возгорания этого материала. Мир распадается на регионы, в каждом из которых идет поиск новых энергоносителей и образцов жизненного уклада, обеспечивающих выживание и экспансию в новые геоклиматические зоны.

Для последнего, господствующего в настоящее время техноценоза, начавшегося во второй половине XIX в., «критическим энергоносителем» является нефть. Специалисты по-разному оценивают период постепенного истощения запасов дешевой нефти на планете – от одного до двух-трех десятилетий. Уже в последние 2–3 года мировые цены на нефть были столь высоки, что ряд заменителей нефтепродуктов (в том числе в качестве моторного топлива) оказался сопоставим с ними по экономической эффективности. На выявление наиболее приемлемых энергоносителей нового уклада (скорее всего, неодинаковых в различных геоклиматических зонах) и дорогостоящую замену всей инфраструктуры, связанной с использованием нефтепродуктов, потребуется не менее 10–20 лет.

Поиск новых укладов в разных регионах, как правило, не ограничивается формированием кластеров новых товаров и технологий их производства. Он всегда включает и обновление духовно-идеологических систем и производственных отношений. В начале XX в. именно эти процессы оказались главенствующими и привели к резкой дивергенции лидирующих стран, а затем к построению экономики двухполюсного мира (Запад – СССР). Несмотря на враждебное противостояние этих «полюсов», они непрерывно предпринимали усилия с целью заимствования друг у друга наиболее удачных идеологических и институциональных нововведений.

Самых впечатляющих успехов достигли там, где было найдено наиболее эффективное для данной страны и данного периода сочетание ценностно-финансовых механизмов с непосредственным участием государства в управлении экономикой и планированием в масштабах страны, где этот механизм был инструментом структурной промышленной политики в руках государства. Это - беспрецедентно высокие темпы экономического роста, которые впоследствии были названы экономическими чудесами. Они наблюдались во времена советского нэпа, расцвета экономик Японии, Германии, Южной Кореи, Тайваня, КНР (Несомненно при поиске новых общественно-экономических устройств в будущем многополярном мире будут изучаться открытия и инновации, впервые использованные в советской экономической системе. К сожалению, эта огромная кладовая положительного и отрицательного опыта очень мало изучена и описана с точки зрения объективного (а не политически агитированного) наблюдателя. Важным шагом в таком изучении является работа С.Т. Кара-Мурзы (Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация: Кн. 1-я. От начала до Великой Победы. М.: Алгоритм, 2001; Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация: Кн. 2-я. От Великой Победы до наших дней. М.: Алгоритм, 2001).).

Только начиная с 1970-х гг., ведущими странами Запада были приняты идеология либерального фундаментализма и соответствующая политика, направленная на ослабление роли государства в управлении экономическим развитием. Если человечеству удастся в переходный период к новому техноценозу избежать слишком разрушительных военных столкновений и войти в состояние многополярного мира, то разные регионы (полюса) покажут разнообразные, эффективные и, будем надеяться, не оголтело экстремальные образцы общественного устройства, отвечающие интересам развития производства и самого человека (а не узкого слоя жрецов финансового Минотавра).

Конец однополярного мира

Резкое падение мировых цен на нефть в августе–ноябре 2008 г. (со 150 до 40 долл. за барр.) связано прежде всего с бегством «горячих» денег из виртуальной торговли нефтяными контрактами (лопнул очередной «пузырь»). Однако в нем есть и более фундаментальная составляющая – снижение спроса на нефть в результате ожидания рецессии в США и кризисного сокращения мирового производства и уровня жизни.

Если удастся уберечь экономику США и мира от разрушительного хаоса, подобного Великой депрессии 1929–1933 гг., то кризисное падение спроса на нефть и тенденции снижения нефтяных цен скоро кончится, и возобновится их рост (скорее всего, не такой «галопирующий», как перед кризисом).

Нынешний кризис, начавшийся как банковский, быстро перерос в обще-финансовый (падение биржевых котировок) и распространяется на реальный сектор. Можно предположить, что одной из стран, где падение производства окажется очень значительным, будут США. Это будет означать конец эпохи однополярного мира. Он должен смениться более явно обозначившейся регионализацией и повышением экономической, политической, цивилизационной роли альтернативных полюсов.

Огромное превышение денежно-финансовых капиталов по сравнению с капиталами материальными, «физическими», возможность гигантских масс и потоков этих капиталов моментально перемещаться из одного сектора человеческой активности в другой, из одной страны – в другую лишают современный мир устойчивости и надежности, создают постоянную угрозу локальных и глобальных срывов, разломов (т.е. кризисов и катастроф), подрывают финансовую и общеэкономическую стабильность. Одной из важных предпосылок таких кризисов (в частности и нынешнего) является реализация принципа финансовой открытости национальных экономических систем. Он служит одним из краеугольных камней всей идеологии современной модели глобализации.

Этот принцип резко ослабляет национальные государства, ограничивает их суверенитет и возможности регулирующего и направляющего воздействия на финансы и экономику. Но именно они являются основной защитой общества и экономики от угроз бесконтрольного роста мирового финансового «пузыря».

Давление кризиса на жизненный уровень населения, рост безработицы могут привести к постепенному отказу от принципа открытости и, соответственно, к формированию региональных, экономических центров, альтернативных сложившейся глобализационной структуре. Примером могут служить напряжения, возникающие в Европейском союзе. Здесь новые члены из Восточной Европы нуждаются в более активной роли государства. Они недовольны жестким ограничением на возможности маневрирования путем увеличения денежной массы и бюджетного дефицита, которое накладывают членство в ЕС и переход на евро. «Слабым» странам Европы приходится наращивать долги. В Греции, например, государственный долг достиг 95% ВВП, в Ирландии долги банковского сектора уже превзошли ВВП страны. Усиливаются социальные и межнациональные напряжения.

Наоборот, более богатые и устойчивые страны «старой Европы» сами чувствуют давление кризиса и вовсе не намерены делиться своим благополучием с «младшими партнерами». Германия, Франция, Скандинавские страны принимают пакеты мер по стимулированию только своих экономик. Необходимость увеличивать расходы бюджетов у «проблемных стран» может привести к выходу тех или иных стран из зоны евро. И это будет в интересах США, которым надо сохранить привлекательность доллара.

Ситуация однополярного мира сформировалась в период после крушения СССР без войн мирового или регионального масштаба (если считать такие войны, как югославская, чеченская, иракская, – локальными) и без серьезных экономических кризисов мирового масштаба. Гарантировать, что и в дальнейшем удастся избежать более серьезных экономических или военных потрясений, по-видимому, невозможно. Долги, накопленные американской экономикой, при ее работе в нормальном режиме выплачены быть не могут. Их можно только «списать» в условиях чрезвычайной ситуации, например, за счет большой войны или введения новой валюты вместо доллара, ссылаясь на угрозу обрушения мировой финансовой системы. В формирующемся многополярном мире США окажутся страной все еще сильной и богатой, но далеко не такой всемогущей, как в последние 17 лет.

Эти соображения вовсе не предопределяют военных катастроф. Перед американской элитой давно и все более остро стоит проблема преодоления антиамериканских настроений, которые за последние десятилетия охватили не только периферийные, но и развитые страны. Именно они явились одной из причин победы Барака Обамы над Маккейном (и командой Буша – Чейни).

Иногда высказывается мнение, что однополярный мир предпочтительнее, чем много полярный, поскольку единый силовой центр может обеспечить отсутствие серьезных конфликтов. А отсутствие «Высшего арбитра» неизбежно приведет мир к обострению конфликтов и к локальным войнам, которые могут перерасти в мировую. В настоящее время это рассуждение не выдерживает критики. На одном из партийных съездов Сталин сказал, что социализм в Советском Союзе построен полностью, но не окончательно. Поскольку сохраняется капиталистическое окружение. Аналогичную формулировку можно применить сейчас к глобализму, к построению однополярного мира. Поскольку мировому финансовому сообществу во главе с США не удается установить свои правила игры и свой контроль над всеми странами, поскольку ему приходится для распространения и поддержания контроля пользоваться силой, то пока именно однополярная мировая структура чаще оказывается источником угроз для мировой стабильности.

Если отвлечься от сохраняющейся вероятности катастрофических финансовых или военных потрясений, можно суммировать большую часть прогнозов развития кризиса американской (и зависящей от нее мировой) экономики в следующих двух сценариях.

Сценарий 1: продолжение политики «дешевых» денег с целью удержания экономики США от глубокой рецессии и, как следствие, постепенное снижение курса доллара (и сохранение опасности ускорения инфляции в будущие годы).

Сценарий 2: повышение ставки ФРС, ограничение кредитной экспансии, повышение или хотя бы предотвращение дальнейшего падения курса доллара и, как следствие, сохранение опасности серьезного сокращения производства в США (и неизбежного понижающего воздействия на всю мировую экономику).

Такая же альтернатива стоит и перед экономикой Европы.

По нашему мнению, предотвращение глубокой рецессии является главным приоритетом и главной задачей американской властвующей элиты. Поэтому в ближайшее десятилетие доминирующую роль должен играть сценарий 1. В августе 2008 г. ФРС приняла решение о сохранении низкой ставки рефинансирования – 2%, в декабре ставка была снижена до 0,25% (сценарий 1). Это подтверждается и огромными суммами государственной поддержки экономики, обещанной Полсоном и Б. Обамой, которые уже привели к трехкратному увеличению бюджетного дефицита 2008 года – до 10% ВВП. Сам Барак Обама ставит цель – снизить бюджетный дефицит до безопасных 4% ВВП только к 2013 году.

Наоборот, ЦБ ЕС в августе сохранил высокую ставку – 4%. Это означает, что приоритетной задачей для Европы тогда было признано снижение инфляции. В декабре 2008 г. ставка была снижена до 2%. В средне- и долгосрочной перспективе трудно предсказать повышение или снижение курса доллара по отношению к евро. У Европы нет такого огромного долга, как у США. Это могло бы породить большее доверие к евро. Но у ЕС свои проблемы, в частности, с проведением единой, централизованной политики, о чем мы говорили выше.

С середины июля до декабря 2008 г. доллар вырос по отношению к евро на 10%. Главный катализатор его укрепления – резкое снижение мировых (долларовых) цен на нефть. Эксперты отмечают, что валюты, играющие важную роль на мировом рынке, не могут вечно торговаться вразрез с паритетом покупательной способности (ППС). По расчетам экспертов UВS, ППС между евро и долларом составляет в настоящее время 1,27. Фактором будущего укрепления доллара к евро остается перспектива снижения ставок ЕЦБ и европейских банков, чтобы предотвратить экономический спад. Это будет укреплять доллар по отношению к евро. Но только в краткосрочной перспективе.

Чтобы оценить воздействие возможного снижения производства США и наступления длительной рецессии на динамику мирового производства (и в частности, нефтяных цен), надо ответить на вопрос: приведет ли американская рецессия к серьезному снижению роста в развивающихся странах, в первую очередь в Китае и Индии? Несомненно, рецессия и снижение спроса со стороны США окажут негативное влияние на всю мировую экономику. Но многие экономисты считают, что роль Америки, как мотора глобального роста, сильно уменьшилась. Новые мировые гиганты уже способны в значительной мере компенсировать возможное снижение экспорта в США за счет увеличения внутреннего спроса и государственных расходов. С 2000 г. доля США в мировом импорте снизилась с 19 до 14%. В 2007 г. рост потребительских расходов в Китае и Индии внес больший вклад в увеличение глобального ВВП, чем тот же рост в США.

По мнению значительной части экспертов, рецессия в США не будет слишком длительной и вряд ли окажет слишком сильное влияние на мировую экономику. Гигантский внутренний рынок КНР потребляет свыше 90% ее ВВП, а программа его расширения, принятая XVII съездом КПК, успешно выполняется. Большая роль государства в экономике азиатских гигантов позволяет ожидать, что сегодня, в рамках нынешнего кризиса этим государствам удастся оградить свой реальный сектор от сильного влияния мирового финансового шторма.

Накануне кризиса США достигли, видимо, высшей точки своего могущества. Однако не способность поддерживать свое доминирующее положение без силовых операций и агрессивного политико-идеологического давления и рост в ответ на это антиамериканизма во всем мире вызвали уже тогда (а тем более в 2008г.) даже у многих их сторонников ощущение непрочности, внутренней ненадежности этого могущества.

В редакционной статье британского журнала The Economist дается прогноз средних темпов роста мировой экономики в случае длительной рецессии в США: глобальный рост ослабнет. И это неизбежно, поскольку уже 5 лет он составляет рекордные 5%. Но благодаря мощи новых титанов в 30-летней перспективе данный рост останется на уровне 3,5%. По мнению Д. Сороса (Сорос Дж. Такого кризиса мировой рынок не знал уже 60 лет/ / The Financial Times. 2008. 25 янв.), нынешний финансовый кризис вызовет скорее не глобальный спад, а радикальные изменения соотношения сил в мировой экономике.

Даже такой апостол либерального мира во главе с США, как известный нью-йоркский политолог Фрэнсис Фукуяма(Фукуяма Ф. Падение корпорации «Америка». – Мир перемен, 2008, №4) признает, что «рухнули не только крупнейшие компании Уолл-стрита, рухнул определенный набор представлений о капитализме… Америка утратит статус страны-гегемона…способность Америки определять облик мировой экономики с помощью торговых договоров и посредством МВФ и Мирового Банка сильно уменьшится».

Принципы альтернативной системы управления экономикой

Эти принципы, как уже отмечалось, нашли свое воплощение во многих весьма успешных социально-экономических системах индустриального и постиндустриального периодов, а также не раз были в том или ином контексте описаны в теоретических работах (В частности, Волконский В.А. Драма духовной истории: Внеэкономические основания экономического кризиса. М.: Наука, 2002. Разд. 4.2-4.3.). Поэтому здесь мы только коротко перечислим их.

Самым обобщающим можно назвать требования подчинения ценовой и финансовой сферы задачам развития производства благ, имеющих реальную полезность (По определению одного из наиболее последовательных борцов против углубляющегося отрыва «финансовой экономики» от реальных потребностей Линдона Ларуша, это «физическая экономика». Ларуш Л. Физическая экономика. М.:Наука, 1994.). К сожалению, в настоящее время даже серьезные экономисты часто обсуждают экономические проблемы, ограничиваясь лишь рамками финансовых проблем и показателей, не считая нужным выяснить, правильно ли отражаются реальные процессы финансовыми показателями, оказывают ли финансовые сдвиги то влияние на производство, уровень жизни разных слоев общества и т.д., которые должны оказывать, так сказать, по определению.

Представителем и выразителем целей и интересов общества, народа, долгосрочных интересов страны по идее, по смыслу должно быть государство, его конституция и законы (если это не так, то и рыночные, ценовые и финансовые механизмы, скорее всего, будут действовать не в интересах общества).

Распределение средств и ресурсов между экономическими и социальными секторами и производственными отраслями, а также между целями текущего потребления и перспективного развития регулируется в основном государством, которое разрабатывает средне- и долгосрочные индикативные планы совместно с крупными хозяйственными организациями, предпринимательскими ассоциациями и профсоюзами. Планом определяются важнейшие межотраслевые производственные и ценовые пропорции. Товарные, денежные и финансовые рынки и институты используются государством как важнейшие инструменты управления экономикой. Оно же определяет их роль, сферу и масштабы деятельности.

Защита внутренних товарных и финансовых рынков с помощью импортных и экспортных таможенных тарифов, ограничения вывоза и ввоза валюты и товаров должна быть признана вполне законным и часто не менее эффективным средством для развития отечественного и мирового производства, чем максимальная экономическая открытость. Ее необходимо считать важной частью национального суверенитета.

Систему финансовых институтов и инструментов следует существенно упростить для обеспечения полной прозрачности и расширения возможности контроля со стороны государственных и общественных организаций. Сохранение коммерческой тайны надо признать институтом, так же мешающим экономическому и социальному развитию, таким же признаком отсталости, каким сейчас считается экономическая и информационная закрытость некоторых государств.

Если возможна альтернатива этому процессу, то наиболее вероятным вариантом представляется реализация идеи многополярного мира. В политическом плане это может быть международная организация национальных государств, союзов государств (например, наподобие ЕС), федераций или государств типа империи – организация, основанная на принципах, общих для мировых религий и великих духовных движений – Просвещения, социализма и других (очищенных от элементов агрессивности), на уважении духовных основ каждого народа-участника и его суверенной государственности. Экономические отношения между государствами-членами могут быть построены по типу Бреттон-Вудских соглашений 1944 г.

Надежда на восстановление сильных и справедливых государств может опираться на уверенность в том, что эпоха всеобщей погони только за материальными благами, комфортом и властью должна смениться эрой доминирования духовных, культурных и прочих творческих стремлений, т.е. на то, что идет к концу вся эпоха «экономической цивилизации». Начало этой эпохи можно датировать ХI-ХIII веками - концом средних веков. Поэтому и ее окончание (переходный период) может растянуться не только на десятилетия, но и на столетия. Но разработка новой идеологии должна начаться уже сейчас.



В.А. Волконский, Т. И. Корягина, А.И. Кузовкин
«Банковское дело», 2009, №6

Дата публикации на сайте: 12 октября 2009 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007