Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Проектирование будущего. Кризис и идеи С.П. Курдюмова

 

В сегодняшнем дне живет одновременно прошлое, настоящее, будущее. Будущее - рядом с нами. Его просто надо увидеть и поддержать.
С.П. Курдюмов

Агеев Александр Иванович - генеральный директор Института экономических стратегий РАН, д.э.н., профессор, академик РАЕН.
Курдюмов Владимир Сергеевич - заместитель генерального директора Института экономических стратегий РАН.
Малинецкий Георгий Геннадьевич - заместитель директора по науке Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН, д.ф.-м.н., профессор.

 

 

Глубокий системный кризис, в котором оказалось мировое сообщество в целом и мир России в частности, заставляет переосмыслить многие стратегии, подходы, планы и надежды. "Кризис" - в переводе с греческого "суд". Это перелом, момент истины, поворот, на котором следует оглянуться назад и посмотреть в будущее. В этой связи по-новому прочитываются идеи, замыслы, результаты выдающегося исследователя в области междисциплинарных исследований и прикладной математики члена-корреспондента РАН Сергея Павловича Курдюмова.
 

Эти идеи представляются особенно важными, поскольку вся творческая жизнь С.П. Курдюмова прошла в стенах Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (ИПМ). Институт был создан в 1953 г. для решения стратегических задач, предполагавших использование прикладной математики и компьютерного моделирования. От решения этих задач (совершенствование ядерного оружия и расчеты водородной бомбы, проектирование и баллистическое сопровождение ракет и космических аппаратов, разработка систем управления различного назначения), без преувеличения, зависело само существование нашей страны. И они были успешно решены. Однако сейчас, на новом повороте мировой и российской истории, возникли проблемы, сравнимые по остроте и значимости с теми задачами, которые стояли в 1950-х гг.
 

С.П. Курдюмов был директором ИПМ в 1989-1999 гг. - возможно, в самые тяжелые для российской науки годы. Поэтому ему пришлось отстаивать позиции одного из ведущих институтов академии, его научных школ и направлений в нелегкие времена. Но именно это и давало стратегический масштаб его делам и размышлениям, ориентировало не на конкретные сиюминутные заботы, а на будущее.
 

С другой стороны, С.П. Курдюмов является одним из основоположников теории самоорганизации или синергетики в нашем отечестве. Он полагал, что идеи Пьера Тейяра де Шардена, В.И. Вернадского, Н.Н. Моисеева должны быть переведены на язык конкретных математических моделей и законов, должны стать основой для мечты, для выработки новой стратегии развития человечества, для принятия конкретных управленческих решений. "У человечества нет времени и ресурсов на поиск пути в будущее методом проб и ошибок. Мы должны на основе моделирования и системного анализа увидеть этот путь и показать его миру", - не раз говорил он на своих семинарах. Поисками этого пути ученый настойчиво занимался со своей научной школой, с соратниками и единомышленниками.
 

Эти заметки менее всего носят мемориальный характер. Их цель - обсудить жизнь идей, выдвинутых или развитых С.П. Курдюмовым, в настоящем и будущем, в новой реальности, в которую мы вступаем.
 

Ядерное оружие - угроза и надежда
 

Начало научной деятельности С.П. Курдюмова в ИПМ было связано с расчетом "изделий" - так называли военные и ученые новые типы вооружений. В те годы речь шла о термоядерном оружии, о создании ракетно-ядерного щита СССР, который рассчитывали в ИПМ под руководством академика А.А. Самарского. Академиков М.В. Келдыша, А.Н. Тихонова и А.А. Самарского Сергей Павлович считал своими учителями. Полагал, что именно их влияние стало определяющим в его судьбе. Сотрудники Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (ВНИИЭФ) в городе Сарове с большим теплом и уважением вспоминают и совместную работу с Сергеем Павловичем, и его лекции.
 

Впоследствии С.П. Курдюмов занимался расчетом кампаний ядерных реакторов, проблемами захоронения ядерных отходов. Большой этап его научной деятельности связан с совместной работой над проблемами лазерного термоядерного синтеза (ЛТС), выполнявшейся совместно с коллективами академиков Н.Г. Басова и Е.П. Велихова. Поэтому ядерную проблематику Сергей Павлович знал глубоко, не понаслышке.
 

И, обсуждая этот круг проблем, он часто говорил, что именно тут радикальные суждения крайне опасны. Вспоминал известную мысль Аристотеля о том, что добродетель - вершина между пропастью двух пороков, к которым стремится любое качество при неограниченном его развитии. Тогда это казалось парадоксом.
 

В самом деле, именно в ИПМ, который возглавлял выдающийся математик, механик, организатор науки, государственный деятель М.В. Келдыш, родилась идея ограничения стратегических вооружений и систем противоракетной обороны - одна из наиболее глубоких, мудрых и важных идей ХХ в.
 

Эта идея, выдвинутая М.В. Келдышем, Д.Ф. Устиновым, А.А. Громыко и Ю.В. Андроповым, на десятилетия определила повестку дня для диалога сверхдержав. Она позволила сэкономить гигантские ресурсы, повысить уровень доверия в мировом сообществе и в конечном итоге обеспечила много лет мирного существования, без кризисов, выходящих на военно-стратегический уровень. И, конечно, Сергей Павлович высоко оценивал эти инициативы, новые открывающиеся возможности.
 

Однако "всему нужна мера, важно, чтобы мы не ударились в другую крайность. Благие намерения - не гарантия, что выбранная дорога не приведет в ад. Ядерное оружие вместо гаранта стабильности может превратиться в свою противоположность". Тогда такие суждения ученого казались парадоксом. Общая идея, что наш мир нелинеен, способен к антиинтуитивному, парадоксальному поведению, кажется очевидной. Но ее применение к конкретным реалиям обычно воспринимается неоднозначно.
 

В самом деле, паритет стратегических вооружений, обеспечивший полвека мира, основан на возможности каждой из сторон нанести другой неприемлемый ущерб на любой стадии конфликта. Это и уберегает каждую из сторон от соблазна такой конфликт начать.
 

Однако предположим, что в процессе сокращения вооружений, пусть даже симметричном, взаимном и контролируемом, достигнут некоторый критический порог. При этом каждая из сторон может нанести неприемлемый ущерб в первом обезоруживающем ударе. Но не может сделать это, нанося ответный удар.
 

И тогда появляется соблазн нанести удар первыми…
 

В самом деле, тут возникает рефлексивная игра: "Я знаю, что противник знает, что я не смогу ответить, если он нападет первым. Поэтому он сочтет, естественно, что я сам, желая защитить свою страну, готовлюсь к первому удару. Значит, рационально рассуждая, он сам должен стремиться к такому удару или готовить "туза в рукаве" - неядерные средства противоборства, которые способны обеспечить решение тех же стратегических задач и т.д.".
 

Несложная математическая модель Ланчестера, которую обычно излагают в курсе математического моделирования, предполагает известные вероятности уничтожения оружия противника, своего оружия его силами и дает критический порог примерно в 1500 боеголовок. В давние времена, когда С.П. Курдюмов обсуждал такой вариант развития событий, он казался очень далеким от реальности. Но реальность меняется и не в лучшую для России сторону. И в новом контексте это рассуждение С.П. Курдюмова звучит совсем по-другому.
 

В самом деле, в последних предложениях Барака Обамы речь идет о сокращении числа боеголовок, обеспечивающих решение стратегических задач, до 1000, а боеголовок остальных типов - на 80%. Это гораздо ниже того порога, при котором ядерное оружие для нашей страны играло роль "палочки-выручалочки".
 

Но, может быть, холодные циничные рассуждения просто чужды "хорошим американским парням"? Хотелось бы верить в это, но нет оснований.
 

В самом деле, достаточно вспомнить афоризм, приписываемый нынешнему советнику Обамы Збигневу Бжезинскому: "Америка в XXI в. будет развиваться против России, за счет России и на обломках России". Недавно опубликованные документы времен холодной войны, рассекреченные американской стороной (1), показывают, насколько жесткими и циничными были рассуждения американских стратегов того времени. А потому еще более возрастает важность для судеб мира тех задач, которые решались в далекие 1960-е гг. в ИПМ и других научных центрах страны. Известный историк
В.М. Фалин пишет: "Доказано, что на подпись президента Эйзенхауэра выносилось не менее трех проектов приказов о превентивном ядерном нападении на СССР. По одному из вариантов на гибель обрекалось до 195 млн советских граждан. Бестии во фраках и мундирах обосновали запланированное злодейство не наличием советских угроз - спецслужбы докладывали, что Москва не вынашивала агрессивных планов, - но ссылками на то, что время работает против Соединенных Штатов. Если не воспользоваться "часом икс", когда достигнуто подавляющее превосходство США, шанс одним ударом смести Россию может быть утрачен навсегда" (2).
 

Возможно, эти зловещие расчеты остались в далеком прошлом?
 

К сожалению, нет: Федерация американских ученых (ФАУ) - влиятельная неправительственная организация - порекомендовала Обаме направить ядерное оружие прежде всего на 12 крупнейших российских промышленных объектов, уничтожение которых полностью парализует российскую экономику. Перечислены объекты и аккуратно подсчитано число жертв (в зависимости от силы ядерного заряда - от 3 до 300 кт): "Омск, нефтеперерабатывающий завод (6775-36 602); Ангарск, нефтеперерабатывающий завод (1223-281 255); Кириши, нефтеперерабатывающий завод (779-36 548); Магнитогорск, металлургический комбинат (5894-273 555); Нижний Тагил, металлургический комбинат (5420-316 994); Череповец, металлургический комбинат (6851-150719); Норильск, "Норникель" (13 794-249 657); Братск, Братский алюминиевый завод (1349-104 067); Новокузнецк, Новокузнецкий алюминиевый завод (100-49 859); Березовское, Березовская ГРЭС (104-28 139); Среднеуральск, Среднеуральская ГРЭС (3030-83 121); Сургут, Сургутская ГРЭС (1443-85 964). В общем, на немедленную гибель в этом варианте обрекается около 2 млн человек (3). Судя по точности цифр, народ подошел к делу серьезно, использовались математические модели. Заметим, что Москва в качестве мишени не фигурирует - наверно, чтобы было с кем договориться о капитуляции.
 

Впрочем, есть другая влиятельная неправительственная организация - Совет по защите природных ресурсов (NRDC). Она еще в 2001 г. проталкивала идею перенацеливания ракет на крупные российские города. В этом случае "менее 3% американских боеголовок способны уничтожить 50 млн человек". Очевидны большие возможности для оптимизации расходов.
 

Впрочем, американские военные более консервативны и сдержаны. Их суперсекретный план CONPLAN-8044, также ставший в основных контурах достоянием гласности, предусматривает в максимальном варианте атаку на 1000-1200 целей и гибель от 8 до 12 млн наших соотечественников. США сейчас имеют около 5000 боеголовок, на круглосуточном дежурстве 2200, более 1500 нацелены на Россию. Интересно, какова была бы реакция американцев, если бы наши "неправительственные организации" выбирали цели на территории США и прикидывали число жертв?
 

В свое время Александр III говорил, что у России есть только два союзника - это ее армия и флот. Операция по принуждению Грузии к миру, проведенная в 2008 г., и масштабные планы военной реформы (в результате которой в армии предполагается сократить более половины всех офицеров и всех прапорщиков и мичманов) показывают, что этих союзников у России уже нет или скоро не будет. Остается один союзник, одна надежда - это ядерное оружие.
 

При жизни С.П. Курдюмова и в нашей стране, и в академии было проведено много разрушительных реформ. И когда спрашивали его мнение об этих реформах, он рассказывал историю, связанную с С.П. Королевым. Молодой талантливый инженер принес генеральному конструктору очередные усовершенствования, которые, по его мысли, следовало внести в старую, апробированную и проверенную систему, чтобы она была еще эффективней. С.П. Королев выслушал предложение и ответил примерно так: "Идея интересная. Но внедрять ее не будем. Не надо трогать то, что и так хорошо работает".
Ядерные силы нашей страны хорошо работают уже около 60 лет. И, вероятно, с ними следует обращаться с большой осторожностью, не надо использовать их как "последний аргумент королей", жертвуя главным и сущностным ради сиюминутного и преходящего.
 

Синергетика, универсальность, гуманитарные науки
 

В обществе, да и в науке немалую роль играет мода. Легко поддаться соблазну нового, которое обычно кажется гораздо лучше того, что было прежде. Теория самоорганизации или синергетика пережила несколько периодов. Скептическое отношение: "Ничего нового тут нет! Все умные люди всю жизнь только и занимаются синергетикой" (так характеризовал этот круг идей один из классиков науки, оговорившись, что сам он Хакена не читал). Сдержанный интерес: "В этом что-то есть!" Неоправданный оптимизм: "Синергетика - это то, что должен знать каждый школьник, не говоря уже о студентах, аспирантах, инженерах, исследователях!" Разочарование: "Синергетика, несмотря на все надежды, не решила задач, стоявших перед наукой и человечеством". Советы не упоминать синергетику: "Вы знаете, чиновников и руководителей это раздражает. Они обычно думают, что это просто способ вынуть деньги у них из кармана".
 

Сергей Павлович относился ко всему этому более чем спокойно, так же, как и к званиям, наградам и восхищенным отзывам: "Надо просто делать свое дело. И хорошо, если результаты окажутся кому-то полезны".
 

Вводя термин "синергетика", немецкий физик-теоретик Герман Хакен, высоко ценивший С.П. Курдюмова и неоднократно встречавшийся с ним, вкладывал в это слово два смысла. С одной стороны, это теория, объясняющая, почему и как у целого возникают свойства, которыми не обладают части, почему целое то "больше", то "меньше" своих частей.
 

С другой стороны, развитие синергетики требует творческого взаимодействия естественников, гуманитариев, математиков (а сейчас можно добавить - инженеров, экспертов, управленцев).
По мнению С.П. Курдюмова, лекарством и от скепсиса, и от излишних восторгов по поводу синергетики должно было стать знакомство с ней. Он высказывал парадоксальную, на первый взгляд, мысль об изменении роли междисциплинарных подходов, количественных методов и формализованных моделей в науках о человеке. Ее суть такова. В середине ХХ в. "количественная революция" в истории, связанная с работами Фернана Броделя, подобно революции в географии, психологии, социологии стала передним краем, "криком моды", соблазном и вызовом. Поэтому и лозунги были - "учить гуманитариев моделям", "учить не бояться чисел"; появились разные гуманитарно-математические школы. Со временем это станет основным руслом, по которому будут двигаться гуманитарные науки.

Именно количественные методы, модели и применение новых информационных технологий будут важнейшим фактором сохранения гуманитарной культуры, поддержания научного уровня дисциплин о человеке и развития этого блока дисциплин. Прежде всего потому, что математические конструкции "сжимают" огромные массивы информации и овладеть ими гораздо проще, чем гигантским багажом гуманитарных знаний.
 

В этом объективном процессе будут и свои приобретения, и свои большие потери. Приобретения связаны с развитием междисциплинарного взгляда, с возможностью для естественников, гуманитариев и математиков говорить на одном языке, с преодолением во многих случаях пропасти между естественнонаучной и гуманитарной культурами. Потери - со снижением уровня собственно гуманитарной культуры, с утратой большого важного пласта знаний, который пока далек от формализованных описаний. Это сужение будущих возможностей, которые могут открыться, когда синергетика "дорастет до этих проблем".
 

Сергей Павлович очень серьезно относился к этой мысли. И когда шла работа над книгой "Синергетика и прогнозы будущего" (5), он стремился сделать ее максимально ясной, простой и доступной гуманитариям. С.П. Курдюмову очень нравилась эта книга, выдержавшая к настоящему времени пять изданий в России и США.
 

Признаемся, одному из авторов этих заметок 15 лет назад мысль о том, что синергетика может помочь гуманитарным наукам сохранить себя, представлялась странной. В те годы нас спрашивали, как вообще можно говорить о применении математики к таким сверхсложным системам, как человек и общество. Нам объясняли, что прежде, чем думать о чем-то подобном, надо решить многие методологические и философские проблемы. Все как в пословице: "Желающий ищет средства, чтобы сделать, не желающий - причину, чтобы не делать". Такая точка зрения Сергея Павловича не обескураживала: "Время синергетики в гуманитарных науках придет! И, может быть, довольно скоро. Да и мы к тому времени многому научимся", - подбадривал он учеников и коллег.
Прошло больше десяти лет, и это время пришло. Единство и универсальность количественных закономерностей в социальных и природных системах по-прежнему удивляет. Однако они сейчас стали предметом серьезного научного анализа. Вот пример, который С.П. Курдюмов иногда приводил в своих лекциях и выступлениях. В противоположность тезису Л.Н. Толстого о счастливых и несчастных семьях многие кризисы различной природы не только качественно, но и количественно описываются одними и теми же законами. На рис. 1 показаны графики поведения характеристик, описывающих две сложно организованные иерархические системы - фондовый рынок и тектонический разлом - незадолго до катастрофы (6).
 

Как видим, в обоих случаях у нас есть быстрый катастрофический рост, на который накладываются ускоряющиеся колебания. Сглаженная кривая отлично описывается формулой:
 


Следует обратить внимание на то, что асимптотикой таких процессов перед катастрофой является так называемый режим с обострением (когда одна или несколько величин, характеризующих систему, вырастают до бесконечности). Режимы с обострением являются приближением множества процессов в системах с сильной положительной обратной связью, возникающих в теории взрыва, гидродинамике, физике плазмы, популяционной биологии, астрофизике, химической кинетике, демографии, математической экономике. Теория режимов с обострением, построенная С.П. Курдюмовым и его научной школой и получившая мировое признание, сделала возможным новое понимание многих нелинейных систем, позволила создать новые математические методы.
 

И здесь возникают риторические вопросы, которые С.П. Курдюмов обычно формулировал, комментируя рис. 1. Там, где дело касается природных бедствий и катастроф, мы можем наилучшим образом подготовиться к событию, которое не в силах предотвратить. Казалось бы, в случае кризиса ситуация иная. Это тяжелая социально-экономическая катастрофа, но тут и возможности должны быть иные. Представим себе эксперимент. Допустим, мы, отлично зная будущее и весь ХХ в., переносимся, скажем, в 1926 г., объясняем сущность и последствия Великой депрессии американскому руководству и настоятельно рекомендуем предпринять меры, позволяющие избежать этой экономической катастрофы.
 

Игра стоит свеч - кризис 1940-х гг. стал преддверием Второй мировой войны. Спросим себя, могли бы американские руководители того времени что-нибудь предпринять, чтобы изменить будущее, если бы были уверены в надежности и достоверности прогноза. Захотели бы они что-либо подобное сделать? Тем более что с экономической точки зрения во Второй мировой войне победили только США. Ответ даже на первый, более простой вопрос совсем не очевиден. Возможно, американское государство в то время просто не имело соответствующих органов и инструментов (они появились в нынешнем виде только в результате реформ, проведенных в рамках Нового курса Франклина Рузвельта). А может быть, силы, ставившие на краткосрочные спекуляции, "на кризис", были намного могущественнее тех, кто был готов противостоять кризисному сценарию развития событий.
 

К вопросам С.П. Курдюмова в контексте развернувшегося российского и мирового кризиса приходится возвращаться вновь и вновь. Сразу следует развести российский и мировой кризисы. Первый на нынешней стадии весьма слабо связан со вторым. Известна пословица: "Предупрежден - следовательно, вооружен". Но ведь российские исследователи предупреждали о приближении кризиса и экспертов, и руководителей! Сотрудники Института мировой экономики и международных отношений В.И. Пантин и В.В. Лапкин за несколько лет до нынешнего кризиса указывали его конкретные сроки: конец 2008 - начало 2009 г. (7). Однако, как показало обсуждение на конференции в Институте мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО) в июне 2008 года, от их стратегического прогноза попросту отмахнулись.
 

Перспективы, механизмы и пути выхода из кризиса многократно обсуждались в журнале "Экономические стратегии". Но пока, к сожалению, дела идут как в русской поговорке: "Грамота писана, но не читана. Грамота читана, но не понята. Грамота понята, но не так". Вопросы, поставленные С.П. Курдюмовым, остаются открытыми. И очень важно, что остается надежда на то, что в силу универсальности нелинейных процессов в сложных, открытых нелинейных системах можно будет предложить универсальные методы прогноза бедствий, кризисов и катастроф, а возможно, и универсальные инструменты парирования таких событий.

С.П. Курдюмов очень активно поддерживал работы по управлению риском природных и техногенных катастроф и социальной нестабильности, которые проводились в ИПМ в кооперации с другими академическими институтами по инициативе Министерства по чрезвычайным ситуациям РФ (8). В ходе этих работ было показано, что методы прогноза кризисов, показателей, характеризующих состояние системы, измеренных через постоянные временные интервалы в течение длительного промежутка времени (по временным рядам), являются достаточно универсальными.
 

Оказалось, что эти методики позволяют давать среднесрочный прогноз землетрясений и предсказывать рецессии американской экономики, предвидеть кризисы российской финансовой системы, результаты выборов в сенат США, скачки безработицы в странах Западной Европы, а также скачки тяжких преступлений в России на региональном уровне (9).
 

Выдающийся американский историк и философ науки Томас Кун (тот самый, который ввел в научный обиход термин "парадигма") обратил внимание на раз от раза повторяющуюся закономерность. Новые представления и идеи прочно входят в науку и имеют шанс определить ее дальнейшее развитие, когда они с новых позиций более глубоко и точно объясняют и предсказывают то, что было исследовано и понято в рамках предшествующих теорий.
 

В синергетике это тоже есть.
 

В начале ХХ в., исследуя численность населения городов, Джордж Ципф обратил внимание на интересную закономерность. Пронумеруем города в порядке убывания их населения в какой-нибудь стране или регионе, присвоив первому городу номер r0, второму r0 + 1и т.д. Их население будет, соответственно, N(r0), N(r0)+1 и т.д. (r0 при этом рассматривается как подгоночный параметр). Оказалось, что в очень многих случаях в сложившихся целостных системах расселения:
 

.
 

Это замечательное соотношение получило название закона Ципфа, а сами законы вида [2] - зависимости "ранг-размер" (r -ранг, N(r) - размер). После этого подобные законы начали открываться в самых разных областях. Например, они описывают распределение слов в целостном произведении по частоте их употребления, распределение семейств по числу входящих в них видов, распределение состояний богатейших людей мира и т.д. Само выполнение равенства вида [2] стало трактоваться как количественное выражение целостности.
 

Отклонение от этого закона в конкретных системах тоже оказалось интересным и содержательным. Например, оно может означать, что какие-то элементы, выпадающие из общего ряда, являются элементами другой системы. На рис. 2 показано распределение "ранг-размер" для 42 000 населенных пунктов России. Все они с высокой точностью соответствуют закону [2], кроме двух - Москвы и Санкт-Петербурга. Можно сказать, что во многих отношениях эти города скорее являются городами мира, чем городами нашей страны. В зависимость "ранг-размер" для крупнейших городов мира они ложатся отлично, без каких-либо видимых отклонений. Выпадение из общей зависимости в данном (как и во многих других) случае означает иную реакцию на происходящие события. Из рис. 3 следует, что на происходящие события жители Москвы и Санкт-Петербурга реагировали гораздо более активно и нервно. И, что еще более важно, по сравнению с остальной страной на многое они реагировали в противофазе… Такое поведение подтверждает слова известного политика: "Россия - не Москва, но и Москва - не Россия".
 

Зависимость [2], как показывают исследования, прекрасно описывает оптимальное, сбалансированное распределение электростанций по мощности. Ликвидация "хвоста" малых, "неперспективных" станций обычно приводит к большим диспропорциям и серьезным экономическим проблемам. К сожалению, это произошло в России, где сейчас, несмотря на наличие ряда энергетических гигантов, 60% территории не электрифицировано (по мировым меркам), что, к примеру, исключает ведение высокопроизводительного, механизированного сельского хозяйства в этих местностях.
"Перелом" зависимости [2] (когда одна часть зависимости "ранг-размер" имеет один показатель Альфа, а другая - иной) означает обычно неустойчивость системы, ее близость к структурной перестройке.

Например, как показывает недавняя история, если такое происходит с зависимостью "ранг-размер" для состояний богатейших людей в некоторой стране, то это симптом возможной в ближайшем будущем "оранжевой революции".
 

В самом деле, это означает, что условия хозяйствования для сверхбогатых ("миллиардеров") и просто богатых ("миллионеров") предпринимателей различны, что административный ресурс используется, чтобы "поднимать" первых и "опускать" вторых. И вторые, которых гораздо больше, постараются изменить эту ситуацию.
 

История науки учит, что магистральным путем развития знания является переход от описания к пониманию, от эксперимента к теории, от статистики к динамике. В том, что касается обсуждаемых степенных законов, значительная часть пути в синергетике уже пройдена. Возникло понимание того, какие механизмы самоорганизации могут обеспечивать целостность и выполнение законов "ципфовского типа". Однако открывающиеся перспективы не менее волнующи, чем уже понятое и сделанное.
 

И здесь тоже вспоминается любимая мысль Сергея Павловича о том, что именно степенной характер фундаментальных законов (всемирного тяготения, Кулона и т.д.) делает возможным существование человека в нашей реальности (антропный принцип). С.П. Курдюмов полагал, что законы, определяющие появление законов ("метазаконы", как он их называл), - интересный предмет для серьезных размышлений в будущем.
 

Знакомство с синергетикой, развитие междисциплинарных представлений, по мысли С.П. Курдюмова, имеет очень большое и практическое, и мировоззренческое значение. По его инициативе в 2002 г. в издательстве URSS начала выходить серия книг "Синергетика: от прошлого к будущему".
 

В этой серии к настоящему времени уже вышло более 40 книг на русском и испанском языках общим тиражом более 60 тыс. экземпляров. В среднем в России продается более сотни книг этой серии ежедневно. Интерес к ним большой - некоторые выдержали четыре, пять, а то и шесть изданий.
 

Много это или мало? По нынешним временам - наверно, много. Но все познается в сравнении. Когда один из авторов этих строк заканчивал аспирантуру, С.П. Курдюмов поручил ему подготовить брошюру для подписной серии общества "Знание". ("Легко писать тем, кто недавно освоил и понял новое. Оно их волнует и вдохновляет. Читатель это чувствует", - говорил он.) И эта брошюра в те добрые старые времена вышла тиражом более 30 тыс. экземпляров. Тираж "Науки и жизни" в те годы превышал 3 млн, журнала "Знание - сила" - 700 тыс., "Кванта" - 300 тыс. Наука, знание, образование стояли в обществе высоко. Что касается новой российской реальности - "делай что должно - и будь что будет"!
 

Понимая важность и значимость того дела, которым он занимался, С.П. Курдюмов придавал большое значение Интернету как совершенно новой возможности организовать и использовать "дальние связи". При его поддержке встал на ноги сайт ИПМ - www.keldysh.ru. Сайт самого Сергея Павловича, которому много сил отдал один из авторов этих строк - spkurdyumov.narod.ru - за прошедшие годы стал одним из ведущих научных и образовательных порталов России.
 

По-видимому, в последние годы произошел "фазовый переход", который предвидел и о котором мечтал Сергей Павлович. Междисциплинарная тематика, анализ настоящего, прошлого и будущего с позиций синергетики стал традиционной рубрикой в ведущих журналах, ориентированных на предпринимателей, экспертов, властные структуры, на специалистов широкого профиля. Наглядный пример дают журналы "Экономические стратегии", "Интеграл", "Компьютерра". Очевидно, этот процесс будет набирать силу.
 

Френсису Бэкону принадлежит крылатое выражение, которое обычно переводят на русский так: "Знание - сила". Однако в подлиннике оно звучит несколько иначе: "Knowledge is power by itself". И точнее было бы перевести его следующим образом: "Знание - сила само по себе". Сейчас, в эпоху кризиса, это утверждение на практике проверяется в российских условиях. В самом деле, знание в нашем отечестве как-то осталось само по себе. Рекомендации ученых сплошь и рядом не принимаются в расчет, на отечественные технологии, пакеты прикладных программ и изобретения не надеются.

Российским ученым, инженерам, выпускникам не доверяют, рассчитывая, как в петровские времена, пригласить "заморских учителей", "привлечь диаспору", перекроить наше образование и науку по западным лекалам.
 

Так что знанию здесь и теперь приходится доказывать, что и в России оно - сила. Будем надеяться, что это ему удастся.
 

ПЭС 9165/26.05.2009
 

Окончание следует.

Примечания
1. Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии 1945-1950 гг. / Сост. И.М. Ильинский. М.: Изд-во Моск. гуманит. ин-та, 2006.
2. Фомин В. Чтобы знать, что будет, надо знать, что было // Экономические стратегии. 2008. № 8, с. 76-87.
3. Хироссия. Американские стратеги решили, что российская промышленность опаснее ее же армии //Русский репортер. 2009, 23-30 апреля, с. 34-35.
4. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Едиториал УРСС, 2008.
5. Режимы с обострением. Эволюция идеи. Законы коэволюции сложных структур / Под ред. Г.Г. Малинецкого. М.: Наука, 1998.
6. Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Синергетика и прогноз. Настоящее и будущее / Новое в синергетике. Взгляд в третье тысячелетие / Под ред. Г.Г. Малинецкого, С.П. Курдюмова. М.: Наука, 2002, с. 29-81.
7. Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна: Феникс+, 2006.
8. Владимиров В.А., Воробьев Ю.Л., Малинецкий Г.Г. и др. Управление рисками. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика. М.: Наука, 2000.
9. Малинецкий Г.Г., Подлазов А.В., Кузнецов И.В. О национальной системе научного мониторинга / Будущее России в зеркале синергетики / Под ред. Г.Г. Малинецкого. М.: КомКнига, 2006, с. 126-158.



Александр Агеев и др.
Экономические стратегии, №4-2009.

Дата публикации на сайте: 23 октября 2009 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007