Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Перегрузка или перезагрузка? Российская модернизация в контексте глобальных переме

Вячеслав ИЛЮМЖИНОВ, председатель совета директоров ООО «Сар»

России не раз в своей истории приходилось решать задачи догоняющей модернизации. В 1913 г. доля ВВП России составляла 1,72% мировой экономики, отставая от США в 11,6 раза, по производительности труда – в 9 раз. В сельском хозяйстве было всего 152 трактора. Две мировые войны, нанесшие непоправимый ущерб экономике и населению, холодная война, железный занавес, гонка вооружений не позволили реализовать сполна созидательный, творческий потенциал жителей страны в ХХ веке. Дважды подобная задача выдвигалась: в программе КПСС (1961) и в материалах Госплана СССР на ХII пятилетку, где намечалось к 2000 г. догнать США по объему промышленного производства. И вот сегодня Россия опять в положении догоняющего.

Ретроспектива

Деформированная экономика СССР, постоянно погруженная в нескончаемую гонку ликвидации преимущества США на том или ином направлении, была не в состоянии абсорбировать все инновации. Каждое поколение вооружения, появлявшееся в США, обесценивало все предыдущие советские арсеналы, что требовало нового напряжения сил. Созданный неимоверными усилиями народа, предельной концентрацией ресурсов оборонный щит смог обеспечить мирную жизнь, но на создание процветающей экономики сил уже не хватило: расходы государственного бюджета превышали его доходы.

Второй этап научно-технической революции, начавшийся в 1960–1970-е, фактически был пропущен отечественной экономикой и наукой. Шло старение научных кадров: в 1988 г. 76% докторов наук имели возраст старше 50 лет, в том числе 89% – по специальности «Политэкономия», где не было ни одного доктора наук моложе 40 лет. Наблюдалось отставание технической базы: в МГУ в 1987 г. не было ни одного персонального компьютера, а Запад переходил уже на второе поколение этой техники.

Диспропорции, дефициты, недостаток резервов, медленный рост производительности труда и срывы во внедрении новой техники стали хроническими бедами СССР.

В руководстве были люди, видевшие негативные тенденции, но они, стиснув зубы, в реальности оставались лишь статистами, будучи не в состоянии справиться с обвальной инерцией саморазрушающейся системы и не осознавая, какая сила противостоит им вовне.

3 сентября 1987 г. на политбюро ЦК КПСС при обсуждении вопроса «О переводе научных организаций на полный хозрасчет и самофинансирование» отмечалось, что «в СССР работает 1,5 млн научных работников (1-е место, четверть научного потенциала планеты), но за 10 лет сделано 15 открытий… На науку государство ежегодно выделяет 30 млрд рублей, или 5% национального дохода… Наука отстала, оглядывается на Запад… Уравниловка… почти каждый день идут постановления открыть институт… особенно давят оборонщики… в Москве 1141 научная организация… Мы административными мерами ничего не добьемся… Задачи хороши. Цели благородны. Возникает вопрос: «Почему раньше не подумали»? Но лучше поздно, чем никогда…»

9 июля 1988 г. на совещании в ЦК КПСС по машиностроению говорилось, что «такой задачи страна еще не ставила. Объемы производства будут расти в 1,5 раза. Мы добьемся коренного обновления и мирового уровня в машиностроении. Но сдерживает многое: объемы капвложений росли в этом году до 10%, НИОКР отставали на 12%, затраты на них – всего около 2% к объему продукции, что в 3–5 раз ниже мирового уровня. Фондовооруженность на 1 рабочего 3–4 тысячи руб. – отставание в 5 раз… Куда нам тягаться? Более 40% предприятий Минэлектротехпрома в тяжелейшем экономическом положении… Низкая отдача отраслевой науки: 600 институтов, 400 тысяч сотрудников, 1 млрд рублей уходит на зарплату, а отдачи нет… Только 9% машин в машиностроении соответствуют мировому уровню… С модернизацией провал, положение катастрофическое. Давайте без обмана. Ложь не нужна»…

Административно-командная система не справилась с объемом сигналов, поступавших из низовых производственных и научно-исследовательских структур. Все усилия верховной власти на протяжении минувшего столетия реформировать отечественную экономику, сделать ее более эффективной, восприимчивой к инновациям затихали под давлением внешних факторов, вязли в собственной инерции, усталости, неорганизованности, непрофессионализме.

Оставив потомкам свою боль, ушли в туман капитаны советской индустрии. Пришли в те же залы другие люди. Сменился календарь. На дворе другая эпоха. Но новые голоса ведут разговор почти о том же… разрыв с Западом не уменьшается, а теперь уже рвется вперед и Восток (см. об этом статью

В. Илюмжинова «Трансформация через технологии» в разделе «Политика и мир». – Ред.).

Телеграфная лента лишь бесстрастно фиксирует: экспорт технологий из РФ в 146,5 раза меньше, чем из США, производительность труда – 29,5% от американской, доля инновационных продуктов в экономике РФ менее 0,3%, а в промышленности – 7%; в экспорте: 83% – сырье, изделия промышленности – 5%, из них в дальнее зарубежье – 3%, а высокотехнологичных – менее 1%; по рейтингу конкурентоспособности – 58-е место, по инновационной активности – 51-е место из 130 стран; по научному цитированию – 14-е место, международных патентных заявок в 70 раз меньше, чем в США… средний возраст работников ВПК – 54 года, средний возраст научных работников – 52 года... износ основных фондов промышленности – более 50%, по отраслям – до 80%; в РФ авиапассажиров в 16 раз меньше, а аварийность в 10 раз выше, чем в США; 70% электростанций изношены, тратят энергии в 2 раза больше, чем в ЕС; по доле инновационных технологических предприятий уступаем Литве, Румынии, Эстонии…

Контекст

У России, действительно, нет другого выхода, кроме кардинального пересмотра стратегии, мобилизации внутренних сил, полного включения потенциала собственных ресурсов, максимального использования преимуществ глобализации для ускорения социально-экономического развития, повышения интеллектуальной составляющей в арсенале управленческого воздействия. Ибо отставание в экономическом соревновании, в гонке технологий сегодня чревато лавинообразным нарастанием проблем: от нехватки ресурсов в бюджетах всех уровней до роста апатии во всех сегментах общества.

Сравнивая по инерции все показатели с США, следует учитывать, что ведущая держава полностью интегрирована в мировую экономику и, по существу, речь идет о едином воспроизводственном комплексе глобального масштаба. В этих условиях у нас нет выбора, кроме того, чтобы полнее интегрироваться в существующие финансово-сырьевые, технологические, индустриально-аграрные, интеллектуальные и иные потоки, ибо сегодня экономика России конкурирует с экономикой всего мира.

Это можно проиллюстрировать следующим примером. В 2006 г. в КНР действовало свыше 50 тысяч предприятий, открытых американцами, куда было инвестировано более $54 млрд. Аналогично китайцы создали в США более 1100 предприятий с объемом инвестиций в $3 млрд. Созданный таким способом сиамский спрут обладает огромной устойчивостью и гибкостью, позволяя справляться с самыми крутыми финансово-спекулятивными горками.

Выпавший шанс, связанный с положительной динамикой сырьевых рынков, был использован для вхождения в существующие сети мирового хозяйства, создания опорных точек для переключения части глобальной ренты. Эта задача была решена в том числе за счет углеводородных доходов.

Вместе с тем, в истекший период выявились все негативные издержки данного курса. Прежде всего, связанные с формированием анклавной экономики, когда водораздел проходит не только по линии Джини, но и между регионами, имеющими месторождения черного и голубого золота и остальными, обделенными этим даром недр. При всем астрономическом взлете цен, достигавших 500 долларов за тонну и выше, углеводородных доходов не хватило, чтобы преобразовать огромную страну, раскинувшуюся на седьмой части суши.

Вызвав огонь на себя, американский истеблишмент энергично работает над тем, чтобы из очистительного пламени страна, сбросив энергозатратные производства, расточительные домовладения, вышла энергетически более независимой, технологически более сильной и инновационно продвинутой. На этой площадке разворачивается конкуренция между всеми ведущими государствами.

При этом даже провал копенгагенских переговоров не имеет особого значения. Вспомним, что отказ Вашингтона присоединиться к Киотскому протоколу трактовался многими наблюдателями как обструкция мировому общественному мнению. На самом деле американцы за истекшее десятилетие без лишнего шума заложили фундамент для перехода к чистому производству, снизили давление на природу, запустили множество ресурсно-энергосберегающих программ.

На этой основе, не без оснований, американцы рассчитывают выйти из текущего кризиса обновившимися и более конкурентоспособными.

Преимущества федеративной модели

Разворот ценового тренда сырьевых рынков вынуждает и россиян вносить коррективы в стратегию и тактику, энергично искать источники выпадающих доходов, ликвидировать выявившиеся бреши и повышать эффективность всей работы.

Диктат компаний-монополистов, непрозрачная институциональная среда поспособствовали отторжению населения от экономической деятельности. В результате 60% жителей России убеждены, что лишь государство и чиновники несут ответственность за успешный переход к инновационной экономике, 70% не видят субъектов инноваций.

Только руководство способно убедить население в правоте избранного курса, привлечь его к решению созидательных задач, ибо без поддержки граждан, повсеместного включения их способностей невозможно решить ни одну задачу в эпоху становления экономики знаний.

Для этого необходимо продемонстрировать перемены на том уровне, где сосредоточена трудовая деятельность и текущая жизнь граждан. Для решения подобной задачи существуют признанные институты и устоявшиеся модели.

Федеративная модель предоставляет все возможности для наиболее оптимального и эффективного включения потенциала мест в решение задач регионального и общегосударственного масштаба, что с успехом демонстрируют 40% населения планеты, живущие на принципах федерализма, укрепившегося под благотворным влиянием примера Советского Союза.

В основе любой активности лежит мотивация. Ориентация на достижение лучших мировых образцов, использование преимуществ глобальной кооперации в регионах позволит создать тот настрой, который приведет в творческое движение энергию самих жителей.

Неутомимый перебор управленческих, экономических, организационных стратегий, постоянное чередование темпа реформ, поддержание скорости преобразований в зависимости от конкретных результатов, готовности кадров, настроения людей, степени привлечения инвестиционных, технологических ресурсов с внутренних и внешних рынков – должны стать повседневной практикой региональной политики федеративного государства. Это сформирует собственный опыт постижения мира через 80 с лишним субъектов, что обогатит и постоянно будет подпитывать интеллектуальный уровень управленческого и бизнес-сообщества.

Такой курс поможет включить в рациональную созидательную хозяйственную деятельность население всех регионов и позволит точнее учесть в общегосударственном строительстве все нюансы локальных особенностей, связанные с социально-экономическими, природно-климатическими, географическими, культурно-историческими условиями.

Этот административно-управленческий разворот поможет эффективнее справиться и с задачами активизации малого бизнеса, который везде является становым хребтом государства.

Например, в США он дает более половины ВВП, создает 60–80% рабочих мест. При этом из 26 млн фирм, действующих в США, 97,5% имеют менее 20 работников. В Китае именно малые предприятия коллективной собственности смогли накормить каждого 5-го жителя планеты и создают 80% ВВП. Поспешно реализовав модель южнокорейских «чеболей» на приарктической почве, упустили, что на земле «утренней свежести» 78% жителей самозабвенно поднимают малый бизнес.

На низовом этаже острее воспринимается все несовершенство постоянно меняющейся нормативно-правовой, институциональной базы, высокое налоговое давление, препятствующее притоку капитала в регионы и обрекающее их на прозябание. Только поддержка федеральных структур позволит придать региональному нормотворчеству действенный характер.

Без плотного взаимодействия центра и регионов не удастся создать благоприятную среду для роста деловой активности и предприимчивости на местах, где деловые люди вынуждены месяцами, если не годами обхаживать коридоры 57 ведомств, тратить треть проектных денег, чтобы приступить к ремонту или строительству дорог. При таком порядке оформления разрешительной документации не удивительно состояние отечественных трасс.

Развитие через регионы

Мировая практика убедительно свидетельствует, что подключить быстро и эффективно регионы к новым источникам роста, обеспечить кардинальный социально-экономический прорыв можно через создание особых и свободных зон экономического развития.

При масштабах России можно было бы открыть не менее шести свободных экономических зон в каждом регионе, включая:

в агроперерабатывающем секторе (современные предприятия полного цикла, продукцию которых можно направить не только на внутренний рынок, но и на реализацию иностранным компаниям через существующие сети);

традиционном промышленном (используя местные ресурсы, типа: завод по производству оптико-волоконного кабеля, востребованного на мировых рынках, на основе районных месторождений песка);

туристическом (гостиницы, которые можно сдать в аренду или полное управление иностранным компаниям, чтобы перенаправить часть потока интуристов);

транспортно-логистическом (на основе местной транспортной сети, интегрированной в международные коридоры);

энергетическом (ветропарки, солнечные фермы, биоэлектростанции, работающие на отходах сельскохозяйственного производства и продающие электроэнергию в магистральные сети, когда возникает избыток);

наукоемком, высокотехнологичном (био-, нанотехнологии, фармация, микроэлектроника и т. д.), чтобы поддерживать инновационный тонус сообщества на мировом уровне в тесной кооперации с федеральными и зарубежными организациями.

Введение режима безналогового ввоза наукоемкого оборудования в эти СЭЗы позволит создать современную технологическую базу для выпуска конкурентоспособной на мировых рынках промышленной или сельскохозяйственной продукции и в самых отсталых, с точки зрения сегодняшних стереотипов, регионах.

Капитал приходит в те регионы, где низкие издержки производства. И в этом случае отставание от столичного мегаполиса по дороговизне жизни и среднегодовым доходам жителей выльется для регионов естественным конкурентным преимуществом в споре за инвестиции.

В таких условиях каждый регион будет в первую очередь развивать свои конкурентные преимущества. И у самого отсталого региона появится шанс выбиться в лидеры, что при существующем экономико-правовом механизме невозможно.

Весь мировой опыт однозначно свидетельствует, что такую перспективу открывает лишь включенность в глобальное мирохозяйство, когда хронически неразрешимые проблемы хозяйственного развития решаются в иной плоскости.

Создание в каждом регионе СЭЗов позволит практически осознать пример КНР, где 20 провинций входят в число 30 самых динамично развивающихся стран мира.

Только через региональные воспроизводственные комплексы жителям удастся не покорить, а освоить собственную территорию с мичуринским вдохновением и превратить фактор бескрайнего пространства в ресурс развития страны, что равнозначно формированию плодоносящего сада.

Передовой опыт

В Индии запущено 237 проектов свободных экономических зон, свыше 300 – в стадии рассмотрения. Эти зоны предназначены служить связующими мостами между национальной и глобальной экономиками, разгонными блоками для выхода страны на мировую орбиту могущества.

Китайская провинция Гуандун в 2004 г. экспортировала промышленной продукции на $55 млрд, в том числе высокотехнологичной – на 22 млрд.

Выполняя наказ Дэн Сяопина, призвавшего во время посещения провинции в 1992 г. обогнать «азиатских тигров» через 20 лет, жители Гуандуна обошли по объему ВВП уже три страны из «золотой четверки»: в 1997 г. Сингапур, в 2003 г. – Гонконг, в 2007 г. –Тайвань.

Экономика провинции меньше потенциала Южной Кореи пока в два раза, но превосходит значительно по темпам роста: в 2006 г. – 14,1% и 5% соответственно.

Конкуренция со стороны других провинций настолько острая, что Гуандан и при таких ультравысоких скоростях развития потерял статус крупнейшего производственного центра КНР.

Провинция Сычуань, расположенная на юго-западе, вдали от моря, стала развиваться позже прибрежных восточных районов, но темпы роста также поражают. Приоритет отдается развитию с упором на инновации, биотехнологии и инфраструктуру, что вывело провинцию по экономическому развитию на 4-е место в стране.

В 2005 г. объем внешней торговли достиг $7,9 млрд. На 1 января 2006 г. функционировало 7317 совместных предприятий с участием иностранного капитала, зарубежные инвестиции составили $6,5 млрд. В 2005 г. за счет отправки рабочей силы за рубеж Сычуань заработала $600 млн. В провинции действуют 116 из 500 крупнейших корпораций мира по списку «Форбс».

В правительстве провинции Сычуань функционируют 4 департамента – по делам Африки, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Центральной Азии, что позволяет региону вести постоянный мониторинг и анализ развития экономической обстановки по всей планете и думать о наилучшем использовании мировой конъюнктуры для целей прогресса собственной провинции.

Индийцы, реализуя проекты создания СЭЗов, клонируют успех китайцев под своим небом. Китай же, принимая решение о своих реформах, отправил делегации по всему миру для изучения лучшего опыта. И многое перенял в соседней Японии, руководство которой сделало главным средством подъема периферии строительство технополисов. Программа «Технополис», объявленная в марте 1980 г., охватила 40 из 47 префектур. А японцы переняли свою идею с атомного проекта США. Этот переток знаний и информации позволяет дебютантам быстро ликвидировать отставание в технологиях и укладах.

Стратегия строительства городов ХХI века изменила облик Японии. А сегодня уже индийские управленцы проектируют на базе СЭЗов свои технограды, которые должны превзойти всех и стать лучшими в мире: самыми высокими, экологичными и комфортными. И можно не сомневаться, что эта гонка не остановится на индийцах.

Теперь и в Саудовской Аравии на нефтедоходы строятся четыре интеллектуальных города. На развитие «города короля Абдуллы» выделяется $27 млрд. Здесь решили сделать ставку на нанотехнологии и создают соответствующий центр при участии IBM. Ученые совместно с коллегами из Цюриха, калифорнийского Альмадена, Нью-Йорка будут заниматься исследованиями по созданию новых нанотехнологий в сфере гелиоэнергетики, водоочистки, имеющих особую важность для страны.

Теперь и вчерашние аутсайдеры уходят, уносятся на недосягаемую высоту, реализуя поразительные по сложности и дерзости проекты собственных образцов, которых у нас нет. В самой населенной державе планеты на 1 жителя построено жилья в 4,7 раза больше, чем в РФ.

А отсутствие подобной окружающей среды, как утверждают специалисты-психологи, обедняет и мышление жителей. Наших граждан. Современные инновационные техносоциальные структуры формируют инфраструктуру экономики творчества, не создав которой, мы начнем все сильнее отставать от лидеров мировой гонки.

Чувствуя замедление темпов экономического развития, ощущая реальность потери своего статуса первого экспортера мира, руководство Германии не только наращивает свое присутствие в Азии, но и затягивает компании этих стран к себе.

Если остальной мир равняется по-прежнему на Баварию или Калифорнию как примеры развития регионов, то федеративные государства смело выпускают на глобальный подиум и муниципалитеты, позволяя им пробовать силы в конкуренции с грандами.

Китайское руководство дважды в год вывозит мэров своих городов в Сингапур для изучения опыта выживания города-государства в штормах глобальной конкуренции.

Мэрия Дюссельдорфа, второго индустриального центра Европы (после Лондона), вокруг которого на территории в 1 час полета живут 80 миллионов человек, пригласила вначале японские компании, создав для них соответствующие условия. В 2007 г. численность японской общины в городе превысила 5 тысяч человек. В 2003 г. мэр позвал и китайский бизнес. Откликнулись на немецкое приглашение свыше 200 компаний из КНР.

Создавая новые производства, рабочие места, поддерживая деловой тонус мегаполиса, приезжие позволяют удерживать Дюссельдорфу технологическое, экономическое первенство на континенте.

Выпускаемые в городе изделия можно будет называть германскими, японскими и китайскими, но в чем не будет спора, так это в том, что продукция – мирового уровня качества.

Индия, провозгласив лозунг превращения «каждой деревни в республику», пытается максимально задействовать возможности местных сообществ, чтобы простые жители стали суверенными властелинами своих судеб и территорий. Ибо только на такой основе наиболее эффективно решаются экономические проблемы.

Политика призвана обеспечить регионам условия по реализации имеющихся у них талантов, расцвета потенциала мест, где «растет трава», и увеличения их вклада в упрочение национальных экономик.

Этот курс, опирающийся на традиции антикризисного управления, имеет и поучительную историю, и большие достижения. Можно назвать программу улучшения экономической структуры регионов, направленную на ускорение развития отсталых территорий, получивших статус «федеральных областей развития», осуществлявшуюся в ФРГ в 1960–1970-е.

Под действие этого плана подпала треть страны. Реализация программ развития слаборазвитых северных районов в скандинавских странах помогла снизить диспропорции территориального развития, запустить механизмы самообеспечения и саморазвития, что позволило этим странам выйти на передовые позиции в мире по экономике и качеству жизни.

Неслучайно три державы, которые ведут экономическую борьбу за мировое доминирование – США, Индия и КНР, опираются на федеративные принципы, на потенциал и активность своих регионов, имеющих большие полномочия в экономической деятельности, включая развитие внешних связей. Подобная синергия, глубоко продуманная стратегия, двойной механизм освоения внешнего мира через динамичные компании и региональное звено позволяет вести повсеместно широкомасштабный поиск возможностей забора ресурсов из окружающей внешней среды и получать удвоенную ренту.

Экономическая децентрализация

Действие механизма заимствования, применяемого всеми странами, регионами, компаниями, должно и в наших условиях распространиться на уровень регионов, муниципалитетов. И этот «перелив» научно-технических знаний и управленческого опыта позволит ускорить наше собственное развитие за счет доказавших эффективность инноваций и продолжить собственные традиции, уходящие к временам Петра I, не знавшего, быть может, слова «экстерналии», но результативно использовавшего преимущества экстерналий в конкретных условиях своего времени.

В стремлении перенять технологические новшества у нас всегда игнорировались подобные примеры эффективного использования регионального, территориального ресурса для целей ускоренного развития тех или иных стран. Но благодаря лишь умелому организационно-управленческому воздействию появляются технологические прорывы, чудеса и шедевры новых экономических лидеров, еще вчера традиционно занимавшихся лишь сбором кизяка или прополкой капусты.

Подобно тому, как европейские страны заставляло совершенствоваться невероятное разнообразие характеров и культур, так и в наших условиях сосуществует не меньшее, чем в Европе, многообразие национальных характеров, культур, практик постижения и приобщения к глобальному миру. И этот коренной ресурс России может стать источником нового роста, импульсом динамизма страны при предоставлении условий для развития инициативы всем субъектам.

Экономическая децентрализация России, возвышение регионов при сохранении политической централизации, создание во всех регионах инновационно-воспроизводственных центров мирового уровня позволит России максимально использовать сужающиеся человеческие ресурсы – главное и единственное богатство страны.

В случае создания более гибкого институционального механизма каждый регион приложил бы максимум усилий для развития собственного потенциала. Опыт работы совнархозов в середине прошлого века является примером проявления местной инициативы и энергии. В таком случае, задача федеральных структур заключалась бы не в том, чтобы подтолкнуть развитие, а в том, чтобы макроэкономическими мерами «гасить» излишнюю резвость, высокие темпы развития регионов, снижать эмиссию, влиять на спрос, препятствовать перегреву экономики.

Активизация ресурса регионального развития, передача большего объема полномочий с соответствующим механизмом на низовой уровень – один из реальных инструментов прорыва на новые рубежи социально-экономического прогресса России, позволяющий с большей эффективностью задействовать потенциал человеческой энергии, способности каждого гражданина.

При опоре на источник частной инициативы, институциализированный рамками малого предпринимательства, необходимо развивать в России крупномасштабные проекты, обеспечивающие технологические прорывы, способные выработать такую энергию созидания, которая разрушит барьеры инерции, апатии и выведет страну на маршрут динамичного развития и процветания.

Общество вправе рассматривать инновации и рассчитывать на них как на средство революционного прорыва, позволяющее получить преимущество над партнерами-конкурентами в масштабе глобального хозяйства, что выльется как в доминирование отдельных компаний на конкретных рынках, так и в лидерство целого государства. Именно такие качественные изменения являются самыми действенными и кардинальными, позволяя не только перестроить отдельную или сопряженные отрасли, но и ретранслировать преобразовательную волну на все общество. Эта ностальгия о волшебной палочке сквозит в рассуждениях королевы Великобритании Елизаветы, когда она напоминает, что открытие электромагнитной индукции принесло больший доход, чем существование лондонской биржи. Сегодня уже нанотехнологии могут сыграть такую же роль, как двигатель внутреннего сгорания в течение последних 120 лет.

Перспективы

Россия не завершила еще задачи предыдущих этапов, которые были успешно реализованы государствами «золотого» миллиарда. Деформированная индустрия, заточенная под нужды ВПК, не смогла оказать комплексного воздействия на территории своего базирования, десятилетиями существовавшие на голодном пайке. Все годы руководство вынуждено было ставить во главу угла проблему перераспределения, а не развития территорий.

И сегодня в условиях разворачивающейся очередной технологической революции нам необходимо завершить недоделанное: соединить страну разнообразными транспортными коридорами, современными индустриальными и аграрными комплексами закрыть собственные основные потребности в товарах, продовольствии, одновременно завоевывая нишу на мировых рынках.

Стране предстоит осуществить революцию, сопоставимую по своему значению с ГОЭРЛО, индустриализацией, ракетно-атомным проектом. Роботизация и автоматизация России не просто как ответ на нехватку сторожей и водителей, но как общегосударственная программа перевода страны на инновационный путь развития, рост производства за счет повышения производительности труда, трудо-ресурсо-сбережения, энергоэффективности.

Постоянно возрастающее давление рынка, конкурентной среды должно и в нашей стране превратиться в единственную силу, вынуждающую предпринимателей своевременно проводить необходимые реорганизации компаний, технологическое обновление производства.

Стремительное продвижение США в постиндустриальную эпоху с гелио-ветроэнергетическим подогревом опирается на мощную промышленность. Так, в 2005 г. США произвели промышленной продукции в 1,5 раза больше, чем вторая экономическая держава – Япония.

Пример Норвегии показывает, как небольшая, бедная страна добилась успеха, реализовав «сверхпроект». Не ссылаясь на то, что нет ресурсов, квалифицированных кадров, специальной морской техники, опыта, исторических предпосылок, руководство страны приступило к освоению шельфа. Благодаря только институциональным мерам, принятию законодательства по использованию зарубежного капитала, за четверть века страна превратилась в богатейшую державу, находящуюся в верхних строчках «табели о рангах» по уровню и качеству жизни населения.

Темпы роста промышленности у нас значительно отстают от китайских и индийских, уверенно вступающих в пространство постиндустриального уклада. Тем не менее Дели и Пекин не ослабляют усилий по развитию отраслей, относящихся к пройденному для Запада этапу, которые движутся с двузначной скоростью, притом что уже два десятилетия сами эти экономики развиваются в 2–4 раза быстрее, чем остальной мир.

Доступ к беспроводной, высокоскоростной, широкополосной связи на всей территории страны и развитие IT-технологий, рост использования возобновляемых ресурсов (гелиоэнергетика, ветровая, биотопливо, водородная, компактная ядерная и т. п.), повышение степени утилизации и повторного использования материалов, снижение материалоемкости, широкое внедрение нанотехнологий и нанопроизводства, миниатюризация техники, внедрение автоматизированных высокоскоростных систем сканирования и контроля качества, пенистое материалоформатирование и производство новых материалов с заданными свойствами, управление за счет переноса офиса домой, всегда с собой, приоритет экологического подхода, создание зеленых фабрик – вот далеко не полный перечень мер по переводу страны на инновационный, трудосберегающий путь развития.

Создание технопарков – «умных городов» в каждом регионе России, использующих энергию Солнца, ветра, биотоплива, канализационных стоков, ядерных мини-реакторов, гармонично вписанных в природу, с замкнутым циклом переработки воды и отходов – поможет ретранслировать в нашу действительность технологические достижения ХХI века.

Транспортный узел

Открытие межконтинентальных маршрутов, развитие транспортных услуг, улавливание географической ренты позволит не только нарастить доходы в бюджет, но придать импульс развитию инфраструктуры широкого спектра сопутствующих секторов.

Поучителен пример Голландии, превратившей свою территорию в важнейший транспортный перекресток и зарабатывающей на транзите более 40% доходов в объеме экспорта услуг.

При этом необязательно ориентироваться на приморское расположение территорий. Превращение г. Сурата в самый быстроразвивающийся центр Индии, обгоняющий по темпам роста и Мумбаи, связано с открытием неба и созданием воздушного хаба.

В этой связи важнейшее значение приобретает улучшение качества самой территории, чтобы компенсировать массу объективных минусов природно-климатического характера. Современные транспортные коридоры способны ликвидировать «родовую травму» нашего государства: удаленность и периферийность.

Сама история убеждает, что, невзирая на теории, объясняющие многовековое отставание России от Запада особенностями климата, чрезвычайно высокими северными затратами на производство, создание благоприятного инвестиционного, налогового, таможенного, корпоративного режимов, поощрение внешнеэкономического сотрудничества, развитие транспортных коридоров способно запустить механизмы выживания, создать самодостаточный хозяйственный комплекс, чтобы противостоять любому климату и катаклизму. Остается только повторить: институты выше природы.

Охватить страну новыми широтными и меридианными обручами современных скоростных автомобильных и железных дорог, мостов, переходов, туннелей – значит территориально сблизить страну, создать надежную основу для запуска последующих программ.

Все дороги должны обеспечивать сквозное движение товаров и людей через Россию во все соседние страны. Сегодня на КНР приходится 55% экспорта всей Азии. Этот огромный объем, расщепленный на небольшую даже часть и пропущенный через российские транспортные коридоры, способен вылиться в огромные доходы. Транспортная перевалка опирается на собственную летопись, когда в середине ХVIII в. торговля с Китаем приносила ежегодно до половины внешнеторговых доходов России.

Для осуществления этой задачи можно было бы рассмотреть проекты предоставления возможности зарубежным компаниям строить и модернизировать аэропорты, железнодорожные узлы, морские, речные порты, терминалы, пром-площадки, склады для производства, завоза комплектующих и последующего экспорта готовых изделий на маршруте Европа – Центральная Азия – АТР.

В рамках программы формирования трансазиатских транспортных коридоров совместно с КНР и Индией можно ускорить строительство и открытие новых авиационных, железнодорожных, автомобильных путей из Сибири в Монголию и страны Юго-Восточной Азии с выходом на Индию через восточные штаты.

Оживление отечественных аэропортов, железнодорожных станций, перерабатывающих огромные объемы грузов на маршруте Европа – Азия, способно будет запустить отрасли высокого передела в РФ, оживить сотни и сотни провинциальных городков, медленно угасающих из-за снижения хозяйственного тонуса.

Создание сети современных гостиниц, рекреационных комплексов, клиник, аэропортов, дорог поможет развивать туристическую отрасль. Главной статьей доходов сервисной экономики США является деловой и развлекательный туризм. В 2006 г. на приезде иностранных гостей страна заработала $85,8 млрд.

Финансы и общество

Экономика и население страдают от недостатка финансовых средств. Исторически доля зарплаты в нашем ВВП в разы меньше, чем в благополучных странах Запада. Из-за этого неспособность наших работников в терпимые сроки решить потребности семей в жилье, благоустроенном быте, автомобилях и т. д. Отсюда тянется цепочка отложенного спроса, пониженных налогов в бюджеты с поселений, регионов, которые не в состоянии финансировать ремонт и строительство жилья, социальных объектов, дорог и т. п. При отсутствии нормально действующих кредитно-банковских инструментов пониженный финансовый кровоток постоянно удерживает как население, так и отрасли хозяйства в полуобморочном состоянии. Более гибкая политика банков ведущих государств, удерживающая процентные ставки в диапазоне 0,1–1%, позволяет всемерно поддерживать бизнес, единственную силу, преображающую эти страны в течение жизни одного поколения. Периодически меняя инструменты поощрения и сдерживания деловой активности, зарубежные банкиры научились лавировать в лабиринтах рыночной экономики, не ограничиваясь лишь стоп-краном макроэкономики. Именно с помощью «секретного оружия» кредитно-денежного изобилия обеспечиваются ускоренная модернизация экономики и мировое лидерство сегодняшних государств из авангардного пула.

Возвращение на родину вывезенного капитала – один из реальных инструментов притяжения и прямых инвестиций зарубежных корпораций, чтобы залить в пересохшие и потрескавшиеся за десятилетия игнорирования баки многострадального народного хозяйства.

Ускорение экономического развития за счет полного использования преимуществ глобализации – это перенос на российскую почву той же стратегии открытости Запада, которую успешно переняли и используют сегодняшние лидеры глобальной гонки.

Предоставление месторождений, сельскохозяйственных, лесных угодий в долгосрочное пользование под производство той или иной продукции или участков с режимом СЭЗ для строительства терминалов, аэровокзалов, портов, перерабатывающих, оздоровительно-рекреационных, туристических комплексов – все эти варианты позволят сразу приступить к превращению наших необъятных просторов из объекта песенно-эстетической меланхолии в ресурс динамичного экономического развития. Приток иностранных инвестиций, специалистов, туристов нисколько не посягает на суверенитет государства.

Очевиден социальный аспект, связанный с оживлением промышленности, аграрного сектора, сферы услуг, внедрением информационных технологий во всех субъектах РФ, где будут созданы достойные условия труда и оплаты для миллионов наших граждан. И не придется им ждать по печальной и давней привычке всех событий в очередях, будь то чиновника ЖЭКа, санинспектора или ввода градообразующего предприятия.

Используя китайскую стратегию «переноса границ за пределы страны», Россия сможет не хуже других снимать ренту в пределах расширенных своих экономических границ от Атлантики до Тихого океана, получая прибыль повсеместно и направляя ее не на оплату зарубежных поп-шоуменов, а на преображение отчего края.

Разнообразие российских регионов является важнейшим компонентом динамизма и устойчивости страны, ее стратегическим преимуществом перед другими центрами глобального соперничества.

Федеративное государство само должно быть заинтересовано в том, чтобы на территории России были созданы собственные Баварии, Калифорнии, Гуандуны, Канагавы, Бангалоры и другие эталонные образцы регионального развития, имеющие мировое значение. Сильные регионы делают сильным государство.

Ориентация на глобальные стандарты эффективного использования ресурса регионального развития, местного населения и капитала позволит России успешно решать главную задачу в бескомпромиссном и изнурительном марафоне государств – обеспечение постоянно растущего уровня и качества жизни своих граждан.

Этот объективный критерий и постоянная задача для общества и государственного механизма обеспечат и возможность вести регулярный мониторинг степени развития страны, эффективности ее чиновничьего сословия и вносить постоянные и глубоко продуманные коррективы в систему управления.

Только очередной экономический бум, развитие образования, модернизация существующих институтов и производств, забота о собственном населении, приглашение талантливой молодежи со всего мира позволят России достойно справиться с вызовами наступившего века.
 



Вячеслав Илюмжинов
Политический журнал № 1 (197) / 27 апреля 2010

Дата публикации на сайте: 11 мая 2010 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007