Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Прирост населения директивными методами

Экономические стратегии| № 1/2011

В последнее время демографическая ситуация и миграционные проблемы в России все чаще становятся предметом особого внимания научной общественности страны. Анализ демографической ситуации в России и влияние миграционных процессов на состояние народонаселения свидетельствуют о наличии проблем, которые составляют в настоящее время растущую угрозу национальной безопасности. На повестке дня не только потеря национального лица, но и утрата государственности. Глобальные социальные сдвиги последних десятилетий XX века нашли свое отражение в интервью Александру Агееву почетного президента Международной академии исследований будущего, академика РАЕН и РАО, доктора исторических наук, профессора Игоря Васильевича Бестужева-Лады. В ходе беседы классик отечественной футурологии пытается обозначить пути преодоления депопуляции — той зияющей пропасти, куда толкает Россию не столько низкий уровень жизни, сколько потеря нравственных ориентиров, собственное безразличие и беспечность.

В интервью Владимиру Познеру Вы сделали пророческое заявление о том, что население Земли сокращается колоссальными темпами, и впереди планеты всей — Россия. Какой выход Вы видите из сложившейся ситуации?

Несколько лет назад в какой-то газете я прочел о мусульманах во Франции, о том, что дети этих мусульман, окончив школу, оказываются в подвешенном состоянии. В университеты им дороги нет, а идти за прилавок, как их отцы, они уже не хотят — для них это унизительно. В итоге их недовольство вылилось в те квазивосстания, о которых мы все помним. Мне пришло на ум, что с нашей молодежью, и вообще с населением, сделали примерно то же самое и получили в ответ протестные движения, которые, насколько я слышал, зашкаливают за 30 процентов. Это опасно. Надо разобраться в том, что же происходит в России. А потому я хочу предложить программу, в рамках которой предполагается предпринять ряд шагов. Время от времени президент и премьер-министр могли бы беседовать с народом на животрепещущие темы. Для этого можно использовать телевидение и Интернет.

Первая тема — депопуляция. Вполне возможно, в недалеком будущем нам придется обеспечивать прирост населения директивными методами: искусственное оплодотворение, создание системы инкубаторов и т.д. Мы вымираем, потому что развалилась семья. Урбанизация набирает темпы, а город и семья несовместимы. В деревне без семьи никак, зато в городе — очень даже хорошо. Думаю, что было бы правильно отобрать генетически здоровую часть населения — своего рода элиту — и предоставить ей определенные льготы: участок, дом со всеми удобствами и т.д.

Не только мы, белая раса вообще сегодня вымирает, но русские возглавляют этот процесс. У нас 70 процентов населения курят, максимальная продолжительность жизни курящих — 60 лет. В России 20 с лишним миллионов алкоголиков, которые доживут от силы до 50 лет, а также 3 миллиона наркоманов, их предел — 30 лет. И положение стремительно ухудшается. Человек неизбежно будет ущербен физически, если его дед и отец пили и курили. Надо рассказать об этом на всю страну, будет сенсация.

А вы сами когда-нибудь курили?

С пятнадцати до двадцати лет. А потом бросил, потому что во время медосмотра в больнице случайно встретил старичка-врача, который доходчиво объяснил мне, чем кончают курильщики: провел по палатам и показал людей с трахеотомией. И я не сразу, но все-таки отказался от табака. Это было в 1950-е годы, когда, работая в Институте социологии АН СССР, я получил задание изучить ситуацию с курением в стране. Собрал литературу по наркологическому эффекту никотина, понял механизм его воздействия на организм и бросил курить. С тех пор не курю. Точно так же, по заданию, я изучал алкогольные цивилизации. Их в мире несколько — средиземноморская, северная и т.д. С тех пор, как я узнал, что такое алкоголь и никотин, у меня с ними цивилизованные отношения.

А о чем еще руководители государства могли бы поговорить с народом?

О семье, о взаимоотношениях детей и родителей. Мы делим население на детей до 14 лет и на взрослых. На самом деле деление должно быть более сложное. До года — грудной ребенок, еще два года — младенец, от трех до десяти лет — ребенок младшего возраста. Он отличается от младенца тем, что должен помогать родителям, трудиться в составе семьи. Желательно, чтобы ребенок у родителей был не один, потому что один ребенок — это урод, по себе знаю. Обо всем этом надо рассказывать, как и о том, что раньше в деревне люди делились на отцов и матерей семейств с одной стороны и чад и домочадцев — с другой. Причем чада и домочадцы находились на одном уровне с домашним скотом, у них было столько же прав. Поэтому чада и домочадцы стремились как можно скорее стать отцами и матерями семейств.

В 14–15 лет молодые люди становились женихами, вступали в брак. Потом женщина каждый год рожала и к тридцати годам уже была бабушкой. За ней тянулась вереница живых и умерших детей, а детская смертность была ужасающая: из каждых четырех детей двое умирали в младенчестве, один в подростковом возрасте. Значит, нужно было родить восемь раз, чтобы двое детей дожили до половой зрелости. Это минимум, а максимальное количество детей в крестьянских семьях доходило до 20–22.

Это хорошо или плохо?

Плохо. Нужно, чтобы в семье в среднем было трое-четверо детей. Можно сделать, например, так: женщина приходит в поликлинику и в зависимости от состояния здоровья получает карточку Э-1, Э-2 или Э-3 — это элита. Она может не выходить замуж, но, поскольку у нее есть такая карточка, она имеет право забеременеть безразлично от кого — из пробирки, от первого встречного, не имеет значения. Женщины делятся на три класса. К первому классу относятся те, кто в состоянии родить, но дети у них ослабленные, требующие медицинского ухода.

Это те, кому выдаются карточки Э-1?

Да. Промежуточный класс — женщины, которые могут родить двоих, троих, четверых детей, но не более. Наконец, Э-3 — совершенно здоровые женщины, их сейчас всего 5 процентов. Если женщина выбирает для себя путь элиты и начинает рожать, она автоматически ставится на казенное довольствие: государство кормит ее детей до окончания школы или вуза. Государство же одевает их как солдат, обеспечивает игрушками, книгами и т.д. Женщины Э-3 не работают, они воспитывают детей и получают за это как минимум среднюю зарплату.

Мне даже пришла в голову мысль ввести титулы для рожающих женщин в зависимости от количества детей. Родила одного — баронесса, двоих — виконтесса, троих — графиня, четверых — герцогиня, пятерых — княгиня. Но потом я подумал, что это все-таки чересчур.

А какое положение в этой системе занимает мужчина?

Это зависит от того, кем он состоит при баронессе. Неженатый мужчина должен рассматриваться как человек второго сорта — холостяк не может занимать руководящих постов, не может поступить в высшее учебное заведение на бюджетное отделение. Начальником может быть только отец или мать семейства. Все остальные — это быдло, смерды, удел которых — трудиться. Возможно, тут я слишком жесток. Но что прикажете делать, если семья у нас разваливается, ее надо воссоздавать.

Мы поговорили о вредных привычках, о семье. А что дальше?

Теперь мы должны поговорить о школе. Во-первых, нужно ввести ликбез для родителей. Им следует рассказать, что такое брак, первая брачная ночь, что такое ребенок — то еще сокровище и как с ним бороться, как его держать на привязи. Собирая новорожденному приданое, наряду с пеленками и коляской надо предусмотреть книгу для родителей, где все это должно быть прописано.

Дети с трех лет обязательно должны быть в армии. Что за армия? Сначала в трудовой армии — уборка улиц, уборка школ. Школа, где я был научным руководителем, приняла мое предложение — уволить уборщиц и убирать силами учеников, а на зарплату уборщиц организовать экскурсию в Ленинград. Но первый блин вышел комом — трое мальчиков были измордованы до полусмерти за то, что намусорили. Эксперимент сошел на нет. Тем не менее до десяти лет труд обязателен.

С десяти до четырнадцати лет — это подростки. С ними работы прибавляется. Надо проводить консультации отдельно с мальчиками и девочками. Мальчикам следует объяснить, что такое поллюции, а девочкам — что такое менструация. Кроме этого девочка должна быть в курсе того, что с ней произойдет, если она уступит этому двуногому скоту или подвергнется насилию. Потом начинается юность, и тут следует учесть, что до восемнадцати лет половая потребность и у юношей, и у девушек как бы дремлет. И только с восемнадцати лет можно начинать подбор пар с помощью специальной службы консультантов, которая будет определять, кто кому подходит. Желательно, чтобы год, а еще лучше два-три года молодые люди были помолвлены. Идеальный возраст для женитьбы —  21 год. Медициной установлено, что рожать лучше всего с 21 до 25 лет — и женщине легче, и меньше риск родить ослабленного или больного ребенка

У нас система народного образования школоцентричная, и это безобразие. Ее необходимо разбить на несколько подсистем. О первой — образовании родителей — я уже упоминал. Предлагаю закрыть платные детские сады и вообще превратить детские сады в трехлетние прогимназии. Я разработал для них детальную программу. Ребенок выйдет из такой прогимназии в шесть лет, умея читать, писать, считать хотя бы до ста, то есть будет полностью готов к школе. Это вторая подсистема. Третья подсистема — начальная школа, которая должна быть отделена от средней, потому что учащиеся этих двух школ отличаются друг от друга, как агнцы от козлищ. Старшие растлевают младших, и начинается дедовщина.

Есть еще одна очень важная тема — здравоохранение. У нас 11 миллионов инвалидов-колясочников.

Согласен, тема интересная. Как колясочникам жить полной жизнью? Ответ на этот вопрос дал Рузвельт. Он с молодых лет не мог ходить, но руководил страной три срока вместо двух. Нужно рассказывать людям, каково реальное положение в обществе. И в этой связи всплывает тема СМИ. У нас загубили все газеты — истребили критику, даже в «Московском комсомольце» ее не осталось.

Как нет критики? А Немцов? А Манеж? Это разве не критика?

Критика есть, но не такая, как хотелось бы.

А какой она должна быть?

Как на Западе. Российские газеты перестали быть средствами массовой информации. Остались только телевизор и наступающий ему на пятки Интернет. Телевизор, я думаю, скончается через несколько лет, потому что смотреть его противно. Телевизионщики алчные и глупые — каждые пять минут передачу перебивает реклама.

Игорь Васильевич, а кто сейчас хозяин Земли русской?

У нас двухэтажная система управления: два очень странных топ-менеджера, которые между собой не грызутся, а совсем наоборот. У них бескорыстная дружба мужская. Но и они не хозяева, хозяина в чистом виде у нас нет. Наше общество в соответствии с учением Бестужева о пятеричном делении человеческого общества делится на пять классов. А все человечество подразделено приблизительно на десять цивилизаций. Смотря как считать. Если Японию, Китай и Корею считать за одну цивилизацию, то получается восемь или семь цивилизаций.

Что отличает одну цивилизацию от другой?

Образ жизни, система ценностей, отношение к семье, женщине и детям.

И к алкоголю?

В том числе. Индусы, например, вообще не пьют. Каждая цивилизация делится на пять классов. Конечно, не на рабочих, крестьян и интеллигенцию — это бред, тем более что интеллигенция вообще не является классом. Здесь действует индийская кастовая система: брамины, кшатрии, вайшьи, шудры, парии. В Швеции, например, высший класс — миллионеры, мультимиллионеры и миллиардеры составляют один процент. Их образ жизни резко отличается от образа жизни остального населения страны: они появляются только в сопровождении многочисленной охраны, им приходится все время думать о том, как бы их не ограбили, не похитили кого-нибудь из семьи. И один процент шведов — нищие. Это либо наркоманы, либо люди, попавшие в беду. Большая часть нищих — эмигранты, шведов среди них мало. Еще по четыре процента богатых и бедных.

Что такое шведский богатый? Человек, у которого, скажем, не один дом, а два-три дома или дворец. Не одна-две машины, а гараж и яхта, может быть, даже две-три яхты. У него свой закрытый круг общения. Шведский бедняк имеет квартиру со всеми удобствами, хорошую машину, он сыт, прилично одет.

А остальные 90 процентов?

Остальные — средний класс, где самый богатый только в три раза богаче самого бедного. Эта часть населения Швеции живет исключительно однообразно. Встают они очень рано, где-то в пять или шесть часов  утра, едут на службу, с 12 до 2 — ланч. Досуг, как правило, проводят в кафе, дома у телевизора или DVD. Читают очень мало, зато любят путешествовать. В конце недели обязательно выезжают куда-нибудь за город, а летом — на море.

В России полтора процента новых русских. Этот класс образовался за счет ограбления миллионов людей. У наших сверхбогатых тоже особый образ жизни: они боятся похищения, рейдерского налета и т.д. У них несколько домов и несколько рот охраны.

Представители следующей группы — их примерно процентов десять — живут как олигархи, только без охраны и яхт, которые им не нужны. Они всегда могут купить билет и съездить на Багамы. И еще десять процентов — это середняки. Они живут так же, как богатые, но только труба пониже и дым пожиже. Эти 20 процентов, включая олигархов, олицетворяют собой Россию. На них работает реклама, они составляют основную массу туристов, правда, туда пробираются и люди из низших классов.

Остальные 80 процентов делятся на две части. Первая часть — подавляющее большинство — бедняки. Бедняк — это человек, получающий минимальную зарплату, у него плохая квартира или изба, где на каждую комнату приходится минимум два человека, обязательно есть шесть соток, на которых он выращивает основные продукты питания, делает на зиму домашние заготовки. В его рационе превалируют картошка и каша. Фрукты он покупает детям, а рыбу и мясо ест по праздникам. Вторая часть, менее многочисленная, — нищие. Их доход ниже прожиточного минимума, они не в состоянии оплачивать коммунальные услуги, содержать жилище. Мне кто-то сказал, что при Путине количество нищих сократилось примерно вдвое. Не знаю, правда ли это, не проверял.

А где в этой структуре бомжи, у которых нет даже дома?

Они тоже входят в класс нищих. То, что я вам сейчас рассказал, — это только половина правды, потому что у нас везде повальное воровство и помимо официальных есть теневые доходы.

Но тогда что такое модернизация в России?

На основании моих работ по футурологии я сделал вывод, что через пять лет начнется переход человечества в новое качественное состояние. Он будет осуществляться в четыре этапа. Первый этап — изобретение экрана к мобильному телефону, в результате которого виртуальный мир станет равноценен реальному.

Мы к этому уже близки.

Вместе с появлением такого экрана появятся и новые типы преступности и коррупции. Мы их еще не знаем, к ним не готовы, но они обязательно будут. Когда персональные компьютеры станут достаточно мощными и широко распространенными, они будут выполнять аналитическую, диагностическую и прогностическую функции. Фактически компьютер будет играть роль персональной поликлиники, где человеку очень быстро сделают анализы и поставят диагноз. Это второй этап.

Теперь третий этап: компьютер может с детства формировать физический и психический облик человека. Иначе говоря, ты задаешь ему необходимые параметры — рост, вес и т.д., и он это все обеспечивает. И наконец, четвертый и последний этап — создание киборгов, людей новой расы, которые могут дышать и легкими, и жабрами. Нырнул в воду — дыши жабрами, вынырнул — дыши легкими.

Или оперись и летай, крыльями маши…

Конечно. Теперь я скажу крамольную вещь: наши космонавты — это показуха. Никаких людей в космосе быть не может. Только 10 процентов земной поверхности, где определенное давление и перепад температур, пригодно для комфортной жизни. А за пределами этих 10 процентов деградирует костная ткань. Космонавт на Луне — это бред, потому что у него разрушится костная система. Человеку в космосе делать нечего, для этого будут созданы киборги, специально рассчитанные на выживание в условиях Луны. Вот так мне представляется будущее человечества.

И еще одна важная проблема: какова оптимальная численность населения Земли? Я сначала верил Циолковскому, который назвал цифру 1 триллион 200 миллиардов. Каждому он предлагал выделить комнату площадью то ли 8, то ли 16 квадратных метров. Все остальное — общественные здания. Людей много, и они живут полноценной жизнью и плодятся в поясе астероидов. Мое изобретение мир не узнал, но он узнал сферу Дайсона. Американец изобрел то же самое чуть позднее меня. Сфера Дайсона — это жилые города, окружающие Солнце. Они ячеистые, чтобы солнечное излучение их не взорвало, и в них живут септиллионы людей. Я в это верил, пока не познакомился с Ефремовым, который сказал, что в принципе такое возможно, но это будет уже не человечество, а совсем другая порода животных. Сколько же людей должно остаться на Земле? Ефремов обсуждал этот вопрос с Жувенелем и еще несколькими футурологами, и они пришли к выводу, что не больше миллиарда. Причем никого убивать не надо, достаточно переселить людей в города и они или перестанут жениться и рожать, или будут рожать очень мало. Будущие поколения восстановят заповедники, болота, снесут все плотины электростанций — электричество не стоит таких жертв.

Мир снова станет таким, каким он был тысячу лет назад во времена князя Олега, которого укусила змея. И в этом мире никаких крупных городов не будет, потому что крупный город — это могила человечества. Хуторов тоже быть не должно — в одиночестве человек пропадет. Это я на себе испытал.

Люди создадут общины, которые поселятся в дворцовых парках. В первой трети жизни они будут заниматься научно-техническим творчеством в очень широком диапазоне — от выпиливания лобзиком до изобретения теории абсолютности. Во второй трети жизни — художественно-эстетическим творчеством: хочешь — пиши, хочешь — пой, хочешь — рисуй. И наконец, самое важное — то, что я называю этическим творчеством. Человек должен наладить такие отношения с окружающими, чтобы у него был один друг, максимум двое, 10–20 приятелей и тысяча добрых знакомых. Чтобы это произошло, ему необходимо много работать, иначе он будет неинтересен другим людям.

Миллиард, который останется на Земле, может жить бесконечно долго, теоретически пять миллиардов лет, пока не начнет остывать Солнце и не встанет вопрос, что с ним делать. В принципе Солнце можно зажечь заново, но есть и другой вариант — переселиться к другому солнцу, которое будет светить еще пять миллиардов лет.

А 1,5 процента наших, 1 процент шведских богатых и прочие им подобные не составляют ли особую цивилизацию? Может, это уже совершенно другая порода людей?

Не думаю. Ото всех прочих их отличает то, что они живут в условиях повышенной опасности и у них существует проблема общения, которое происходит на трех уровнях. Первый уровень — общение в своем кругу, в компании равных им людей. Второй уровень — общение в семье либо суррогате семьи. Третий уровень общения — это разнообразная обслуга от прислуги до друзей-холуев.

Какое место в этой картине будущего занимает Бог?

С четырех лет я был безбожником и даже бабушку агитировал, мол, Бога нет. В 1991 году разразилась катастрофа, я окончательно разорвал с партией. Приблизительно в то же время у стен монастыря я нарвался на патриарха и несколько раз с ним беседовал. С этой встречи начался мой путь к Богу, который завершился лет пять тому назад, когда мы с Ольгой Николаевной поехали в монастырь, исповедались и повенчались.

Человек — это биосоциальное существо, а человечество социально, но оба они — организмы, и у каждого организма должны быть органы. Так вот, у человечества в отличие от человека есть семь органов, которые друг друга не заменяют, а выполняют каждый свою функцию. Какие это органы? Во-первых, философия, мышление. Любая бабка в очереди обо всем судит, все знает. Второй орган — это наука, где все очень узко специализировано. Мы думали, что наука — это на 80 процентов озарение, и завели человечество в тупик. Наука опозорилась и с термоядом, и с материалами, имеющими заранее заданные свойства, и с экологией, и с семьей. Ученый — это сегодня презренная профессия, и уважающий себя молодой человек идет не в науку, а в коммерческую структуру.

Третий орган — искусство. Если философия — это размышление, наука — это анализ, диагноз, прогноз, то искусство — это образ. Человеку свойственно создавать образы.

Четвертый орган — мораль, у нас она ущербная, а на Западе нет. На Востоке мораль традиционная.

Пятый орган — право. Мы, русские, правовые нигилисты, и я в том числе. Для меня закон что дышло, не верю я в него и, где могу, нарушаю. Конституцию я не читал. Для правового нигилизма у меня есть основания — раз Путин ездит поперек дороги, чем я хуже Путина? Я тоже буду так ездить. Если лежит что-нибудь неохраняемое, как же я, русский человек, могу не взять этого? Мы, русские, люди вороватые, у нас в стране повальное воровство в самых разных формах. Например, правительство выделило тебе миллиард, ты от него откусываешь 100 миллионов. Это не воровство, а просто откат.

Шестой орган — политика, то есть вера в то, что ты кому-то должен подчиняться и кто-то должен тобой повелевать.

И последний, седьмой, орган — религия. Что такое религия? Здесь надо различать три уровня. Во-первых, вера. Ты хочешь — не хочешь, а веришь в то, что объяснить не можешь. Из веры выходят мировые религии — это просто устойчивый набор обрядов, обычаев, передающийся из поколения в поколение. Религия в России 1990-х годов пережила Ренессанс. Я к ней обратился потому, что мне надо было чем-то заменить свой легальный антимарксизм. То я воевал с коммунистами, а теперь коммунистов нет, не с Зюгановым же мне воевать, тем более что я с ним дружу.

Таким образом, от веры мы переходим к религии, а от религии к церкви. Церковь представляет собой особое учреждение, что-то вроде собеса или отделения милиции. Там есть свои маршалы, генералы, причем этих генералов я знаю, это тот еще гадючник. Они же люди, а не святые. Священники могут быть разные — по большей части хорошие, но есть и откровенные сволочи. Я считаю, что уважающий себя человек должен принадлежать к церкви своей семьи и своего народа. Если мои родители были баптистами, я как порядочный человек должен был бы стать баптистом, а если бы они были мусульманами, то мне бы в голову не пришло перейти в другую конфессию. Я сам себе выстроил вот такой мир, и все встало на свои места. У меня есть своя философия, свои представления о морали и религии.

Игорь Васильевич, сформулируйте свое кредо.

Человек — это атом человечества, поэтому смысл его жизни в служении человечеству.



Дата публикации на сайте: 07 марта 2011 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007