Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Книги и публикации

Интервью А.Новоточинова «Что дальше делать с Сирией и Украиной» для радио «РСН 107.0»

Интервью А.Новоточинова «Что дальше делать с Сирией и Украиной» для радио «РСН 107.0»

Цель игры вокруг Сирии — выхолостить у народа остатки социалистического интеллекта, считает Алексей Новоточинов.

Т. ДВИДАР: В студии директор Института междисциплинарных исследований, востоковед, арабист, исламовед, доктор социологии Алексей Алексеевич Новоточинов. Добрый вечер!

А. НОВОТОЧИНОВ: Добрый вечер.

Т. ДВИДАР: Давайте начнём с зарубежья, чтобы создать интригу. Что за игра вокруг Сирии идёт, и что мы с этого имеем?

А. НОВОТОЧИНОВ: Это не игра, это очень серьёзная политика, следствие давно продуманного плана, как выхолостить у довольно серьёзного народа остатки социалистического интеллекта, традиций, которые тяготеют ещё к деятельности отца Баша Асада Хафеза Асада.

Т. ДВИДАР: А кто это такие? Кто хочет выхолостить?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я не смогу назвать все фамилии, но точно скажу, что глобальная задача — переселение арабов. А если посмотреть по точкам «оранжевой революции» — Ирак, Сирия, Йемен, Египет, Ливия, немного Алжир — легко прослеживается общий концепт подавления так называемой социалистической мысли в недрах арабской уммы: «Арабская нация едина, миссия её вечна».

Но прежде всего это проблема больных на голову людей. В основном это люди аппарата Бжезинского, которые не могут смириться с тем, что они ещё не до конца разобрались...

Т. ДВИДАР: У нас не все слушатели знают, кто такой Бжезинский.

А. НОВОТОЧИНОВ: Это довольно болезнетворный американский деятель внешнего истеблишмента США, который всегда предрекал развал Советского Союза и делал всё для того, чтобы превратить проблематику христофобии, русофобии, славянофобии в беду нашего народа и нашей национальной государственности. По крови он поляк, плохой еврей и основоположник почти всех процессов, связанных с развалом нашего государства.

Т. ДВИДАР: У меня был вопрос о том, что сейчас происходит в части урегулирования конфликта. Я не хочу так далеко уходить.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я знаю, что эфир не резиновый. Я говорю о том, что мы сейчас пожинаем плоды того, что стало первопричиной вмешательства России в наведение порядка в региональной части конфликта. Потому что Сирия — это маленький кусочек большого айсберга, перед которым стоят трагедии целых народов и государств.

Т. ДВИДАР: Можно поточнее? Мы просто хотим узнать.

А. НОВОТОЧИНОВ: В случае примирения ситуации, в том числе с оппозицией, Сирия прецедент того, что другие государства получат отсрочку дальнейшего распада. Например, Ливия, арабская социалистическая джамахирия, умерла, у народа катастрофа, Йемен тоже умер, катастрофа, в Ираке государственность тоже умерла.

И сейчас на примере Сирии показывается, что все получат какой-то каникулярный период. Более того, горячие головы класса Саудовской Аравии, Катара, примкнувших к ним госспонсорам проекта в лице Арабский Эмиратов призадумаются, что делать дальше. Кстати, недавние переговоры эмира Катара и президента Путина — пример тому.

Т. ДВИДАР: В чём же?

А. НОВОТОЧИНОВ: Стороны пытаются договориться о правилах игры, потому что американцы не могут смириться с тем, что они прозевали ситуацию. Россия показала достойный пример того, как метать бомбы по целям, а не по деревням, клиникам и домам.

Т. ДВИДАР: Я пытаюсь разобраться в конспирологии, в том, что на самом деле происходит. Лавров с Керри на переговорах договорились сохранить целостность Сирии и Ирака, что хорошо. Есть очевидные вещи — из СМИ, от самих участников переговоров мы получаем информацию, но не знаем, в чём на самом деле суть. Где собака порылась?

А. НОВОТОЧИНОВ: Собака сильно порылась минимум в десятке проблем. Одна из них — вероятность появления новых государств, например, Сирия может остаться не такой, какая она есть сейчас. Или, например, может появиться суверенный Курдистан. Или может расколоться на несколько частей Азербайджан. Или часть Ирака может превратиться в Южный Ирак, шиитскую зону влияния, со столицей уже в другом городе. Эти тенденции сейчас скучковались вокруг судьбы Сирии в качестве прецедента.

Т. ДВИДАР: Я спрашивал, что мы с этого имеем?

А. НОВОТОЧИНОВ: Мы как государство?

Т. ДВИДАР: Да.

А. НОВОТОЧИНОВ: Империя большая не может долго ждать. Репутацию миротворца, как минимум.

Т. ДВИДАР: Это имиджевая составляющая.

А. НОВОТОЧИНОВ: Почему? Это основная сущность внешней политики государства. Или вы всех ставите к плинтусу, или вы помогаете людям уцелеть.

Т. ДВИДАР: Какая связь в большой политической игре между Сирией и Украиной? И есть ли она?

А. НОВОТОЧИНОВ: Эта надуманность связана только с тем, что в обоих случаях конфликты прямолинейны, привязаны лично к президенту Путину и к нашему государству. Больше никакой связи нет. А с другой стороны, довольно неглупый дипломат Керри в обоих случаях также привязан с очень большой головной болью к тому, что делать дальше с Украиной.

Никто не знает, что дальше делать. Точно так же никто не понимает, что делать с Сирией. Поэтому если они объявляют крестовый поход против Сирии, нужно то же самое признать в отношении Ирака, Ливии, части или полного Йемена, а также Египет под вопросом — в какой связи дальше будет развиваться концепт общей региональной безопасности севера Африки.

Поэтому если происходит негативный прецедент с точки зрения Сирии, например, не дай бог, ликвидация власти, тогда другие зададут тот же самый вопрос: а мы? Что делать с нами? В данном случае Россия серьёзный гарант, а Керри абсолютно откровенно подчёркивает, что Америка не тянет на роль миротворца, плохо стреляет, мажет постоянно.

Т. ДВИДАР: То есть Сирия и Украина не находятся каждый на своей чаше весов в этом уравнении?

А. НОВОТОЧИНОВ: Абсолютно не следует смешивать их. Единственное, что их связывает — это то, что в обоих случаях Россия имеет прямое отношение к ситуации.

Т. ДВИДАР: Из Вашего ответа я уловил то, что украинский кризис всем поднадоел на Западе.

А. НОВОТОЧИНОВ: Абсолютно верно. А кому он нужен? Он бесполезный, это как бездонная яма. Они просто осточертели со своими проблемами, никто не знает, какой самолёт они дальше рванут, какой корабль, какую трубу.

Т. ДВИДАР: Обсуждаются слухи про некий аналог Дейтонского соглашения по Украине. Правда это или нет?

А. НОВОТОЧИНОВ: Документов я не читал, лукавить не буду. Вообще тенденция пораженчества как духа современности — это плохой залог качества для современных дипломатов. Надо делать что-то новое. Старый велосипед никому не нужен.

Т. ДВИДАР: Я пытаюсь получить от Вас нечто, чего мы не знаем в части урегулирования украинского кризиса.

А. НОВОТОЧИНОВ: Мы не знаем многого. На сегодняшний день мы имеем ярко выраженные процессы христофобии, славянофобии и русофобии, которые абсолютно концептуально направлены против Москвы.

Один из вариантов очагового воспламенения — это Кавказ. И на данном уровне на этом фоне Украина уже не представляет никакого интереса, как тлеющая помойка, если хотите. Поэтому, видимо, консервация этого конфликта в пределах компетенции минских соглашений будет продолжаться минимум 1-3 года.

Т. ДВИДАР: Ещё одна версия конспирологов-политологов заключается в том, что сейчас сливают Донбасс за Крым.

А. НОВОТОЧИНОВ: Если делать нечего, то пусть занимаются.

Т. ДВИДАР: То есть не сливают Донбасс за Крым?

А. НОВОТОЧИНОВ: Нельзя в данном случае сравнивать «ты мне, я тебе». Нужно понимать, что Донбасс и Крым — это два неравнозначных субъекта международного права. Когда мы берём Крым, мы должны помнить о том, что там находится ядернонесущий черноморский краснознамённый флот Российской Федерации, его девать некуда. И у президента Путина возник вопрос: что делать дальше? Те, кто не понимает, что это ядернонесущий флот, плохи.

Т. ДВИДАР: То есть это просто болтовня?

А. НОВОТОЧИНОВ: Разговор ни о чём.

Т. ДВИДАР: Расскажите, какие варианты по Украине?

А. НОВОТОЧИНОВ: «Знать, она сильна, коль лает на слона». Безусловно, пока такой посол, как Зурабов, будет там находиться, у нас не будет серьёзных продвижений вперёд, потому что нужна инновационная политика между Россией и Украиной.

Т. ДВИДАР: Чего мы не знаем в решениях по украинскому кризису?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я могу сказать то, что знаю. Например, концептуально будет разваливаться такой город, как Запорожская Сечь, который, будучи моногородом и государствообразующим городом...

Т. ДВИДАР: Вы про завод?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я говорю про завод Запорожской Сечи. Это один из лучших заводов турбинного хозяйства мирового класса. Он был полностью привязан к России, в Европе он никому не нужен.

Т. ДВИДАР: Вы говорите непонятные вещи.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я просто говорю о том, что разрыв линейных отношений с Россией — это гибель для Украины. Сломать легко, восстановить невозможно.

Т. ДВИДАР: Но в чём тайна?

А. НОВОТОЧИНОВ: Тайна в том, что нет никакой тайны. Распад экономической модели взаимодействия между Россией и Украиной только вредит пока ещё братскому народу, и трагедия будет только усугубляться.

Ещё 2–3 года подобных санкций — и Украина прекратит своё существование или, по меньшей мере, она распадётся на несколько сегментов выгодной части экономики, где люди смогут хоть как-то жить. Например, мало кто обращал внимание на западенскую часть Украины, которая, будучи польско-венгерско-русской по своей сущности, приобрела польские и венгерские паспорта и практически вся съехала.

Потеряна оседлость, идёт исход классического населения на сопредельной территории, теряются традиции преемственности. Как правило, цикл подобного распада равен 2-5 годам, вернуть потом людей к оседлой жизни невозможно.

Т. ДВИДАР: Я всегда задавался вопросом, почему Россия не выдаст части населения Украины российские паспорта. Как, например, карта поляка.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я не знаю такого человека, как генерал Ромодановский, но у меня сложилось впечатление, что он как-то самобытно смотрит на принт нашего государства, где можно было бы банально печатать если не паспорта, то хотя бы карты временного пребывания, облегчить миссию гастарбайтеров — то, что сейчас делают в Европе.

Потому что всё равно нужно понимать, что какое-то время пройдёт, люди потеряют русский язык и вообще перестанут с нами общаться. Ниша, которая возникает в этой связи, будет всегда восполняться не менее любопытными братьями таджиками, узбеками, киргизами. Не факт, что это плохо, но это не полноценный процесс, когда мы не можем регулировать отношения межэтнического, межконфессионального свойства, когда идёт наполнение государственности исламской идеологией, пока вполне спокойной.

И идёт убывание, с национальной и конфессиональной точки зрения, русских, хохлов, бульбашей, молдаван. Кстати, это тоже не худшие люди на земле. Недавно плохой руководитель Сбербанка Греф по глупости назвал нас дауншифтерами. Я думаю, что делать с «дауном», и кто в данном случае болен на голову.

Т. ДВИДАР: И кто же?

А. НОВОТОЧИНОВ: В иной ситуации, наверное, ему надо было бы подать в отставку и покинуть руководство одним из ключевых банков России.

Т. ДВИДАР: Но вообще-то продолжительное время он занимал кресло министра.

А. НОВОТОЧИНОВ: Он вовремя его покинул.

Т. ДВИДАР: Не думаю, что вовремя. Результат его деятельности он озвучил в двух словах, будучи уже руководителем банка.

Я хочу в этом же контексте подойти к Европе, которая сейчас обижена, где что-то происходит крайне непонятное, скандал с беженцами и так далее. Все СМИ в России смакуют новости об изнасилованиях, нападениях на людей. Обсуждают тему беженцев, вызывая ненависть к этим людям, собственно, и у нас с вами.

Но эксперты видят в этом явлении нечто другое, а точнее - разведку боем, проверку реакции властей, полиции на случай совершения масштабной кровопролитной диверсии. А что, если четыре тысячи хорошо подготовленных «спящих агентов» в Европе начнут убивать в одночасье?

А. НОВОТОЧИНОВ: Да запросто. Выкорми ворону, и она тебе выклюет глаз.

Т. ДВИДАР: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. За 15 лет деятельности Путина в России уничтожена судебная независимая власть, и полному развалу подверглись органы прокуратуры. Считаете ли Вы, что государство при таких обстоятельствах не существует, а вот Украина имеет шанс построить новую политическую систему?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я переживаю общение судебной системы с прокуратурой в пределах погрома частной собственности моей семьи, где я действительно вижу, что судебная система заангажирована в одну сторону. Не факт, что Путин автор этого процесса. Я немало общался как с военной прокуратурой, так и с гражданской частью. Я наблюдаю, что люди реально видят свою немощность. Специфическая дегенерация, деградация общества налицо.

Я думаю, что у Путина есть шанс как у гражданина нашего государства попробовать поправить ситуацию. А вот на Украине я не вижу никаких перспектив на этот счёт, потому что процесс рождения правовой системы — это, как правило, 36 лет, четыре поколения.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сегодня Жириновский и Холмогоров на вашем радио говорили насчёт сегодняшнего положения. В частности, по курсам валют...

Т. ДВИДАР: Простите, это не относится к теме нашей программы. Но Вы можете ответить, если хотите.

А. НОВОТОЧИНОВ: Жириновский — мой косвенный коллега по Институту стран Азии и Африки. Человек он довольно всеядный, берётся за всё и многое не доводит до конца. Я не думаю, что он компетентен браться за такие серьёзные темы.

Т. ДВИДАР: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сейчас политологи продвигают мысль о том, что власть сейчас разделена на либералов и патриотов. Всё плохое — грефы, кудрины, чубайсы — это либералы. А вот Путин, Шойгу — это патриоты. Патриоты удерживают либералов, то есть нас пытаются убедить в такой шизофрении. Как Вы к этому относитесь? Или это всё-таки одна команда, которая за всё отвечает?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я не специалист по параноидальной шизофрении, но могу сказать следующее: бинарная сущность власти никем не отменялась. Идут мучительные поиски того, как выйти из положения. Конечно, кто-то должен отвечать. Живыми останутся те, кто возьмёт ответственность за последствия последних 15 лет.

Я считаю, что Путин ведёт довольно достойную политику, так же, как Шойгу и Лавров. Что касается других граждан нашего государства, могу сказать, что надо научиться отвечать за содеянное. Пока они будут метаться в тени, всё будет плохо. Как только они начнут показывать своё лицо, появится статистика. Думаю, время ещё есть, хотя мало, мы очень опаздываем.

Т. ДВИДАР: Вернёмся к вопросу беженцев в Европе. С одной стороны, там много недовольных женщин, Европу просто насилуют, как мы видим по телевизору. А с другой стороны, есть реальная опасность. Европа вообще под угрозой, я так понимаю.

А. НОВОТОЧИНОВ: Да. Более того, я считаю, что это такая специфическая проказа. Невозможно адаптировать плохо подготовленных к цивилизованной жизни молодых людей, которые и своё не очень берегли, и новое принять не могут, будучи неблагодарными по своей сути. Этот конфликт только набирает обороты. Женщины в обществе в данном случае — это самое уязвимое звено. Это будет продолжаться.

Т. ДВИДАР: Повторю такой вопрос: а что, если 4000 хорошо подготовленных «спящих агентов» в Европе начнут убивать?

А. НОВОТОЧИНОВ: Почему 4000? Может быть, 2000, может быть, 10000.

Т. ДВИДАР: Я не знаю, я нашёл цифру 4000.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я пользуюсь различными источниками, у меня есть и товарищеские отношения в разных странах.

Т. ДВИДАР: Со «спящими агентами»?

А. НОВОТОЧИНОВ: Вряд ли это удачное выражение. Спящими они могут быть исключительно в возрастном понимании. Маленькие ещё, глупые, не научились воровать и грабить. А вот касательно убеждений, я немало знаю довольно серьёзных граждан, проживающих, например, в Великобритании, Канаде, Германии, где люди живут по убеждению. Они в одном случае всё потеряли...

Т. ДВИДАР: Вы имеете в виду, что не живут, а сотрудничают по убеждению?

А. НОВОТОЧИНОВ: Нет, вряд ли.

Т. ДВИДАР: А что значит «живут по убеждению»?

А. НОВОТОЧИНОВ: В изгнании живут по убеждению.

Т. ДВИДАР: Вы про русских людей говорите?

А. НОВОТОЧИНОВ: Не только.

Т. ДВИДАР: Мы сейчас говорим о тех самых беженцах.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я говорю об арабах, африканцах, афганцах, иранцах.

Т. ДВИДАР: Там же и эфиопы, и сенегальцы.

А. НОВОТОЧИНОВ: Там же все есть, в том числе и православные, и иудеи.

Т. ДВИДАР: Кто за ними стоит?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я приведу один пример. Я с удивлением узнал, что через небольшой отельный комплекс, через пригороды Хельсинки проходит несколько десятков тысяч транзитных переселенцев, которые потом распределяются ровным слоем по различным странам Европы, США и Канады.

И что меня поразило: в основном через этот комплекс проходят офицеры, учёные, блестяще образованная интеллигенция этих стран, которые потом уезжают на явную ассимиляцию в чуждые для себя условия, включая США и Канаду. Меня поразило то, что они спокойно, согбенно несут этот крест и уезжают, потому что на родине созданы невыносимые условия. Приблизительно по такой же схеме свою страну покинули туркмены, узбеки.

Т. ДВИДАР: Мы не обсуждаем сейчас, почему. Ответьте мне на вопрос: кто управляет организованными бандами мигрантов в Европе?

А. НОВОТОЧИНОВ: Бандами пока никто не управляет, их ещё нужно прикормить, чтобы ими управлять.

Т. ДВИДАР: То есть Вы не видите, что это попытка прощупать власти?

А. НОВОТОЧИНОВ: Это попытка прощупать власти. Но более управляемы футбольные болельщики.

Т. ДВИДАР: Доморощенные.

А. НОВОТОЧИНОВ: Конечно.

Т. ДВИДАР: Но эти не доморощенные.

А. НОВОТОЧИНОВ: Да, они пока неуправляемые.

Т. ДВИДАР: Но вообще-то немецкая полиция заявила, что они организованны.

А. НОВОТОЧИНОВ: Немецкая полиция пока учится слушать язык, ей нужно изучать диалекты и учиться разговаривать по-арабски для того, чтобы хоть что-то соображать.

Т. ДВИДАР: Полиция Кёльна уже много десятилетий знает турецкий.

А. НОВОТОЧИНОВ: В полиции Кёльна служат этнические турки, которые там родились. А вот совсем недавно этнические румыны грабили банкоматы, и их невозможно было вычислить только потому, что никто не соображал в языковой формуле.

Я говорю о том, что переселение - это следствие очень серьёзного давления структур, которые осуществляют передел во влиянии рынка.

Т. ДВИДАР: Кто такие?

А. НОВОТОЧИНОВ: Например, можно к этому процессу смело отнести десятку первых банков мира.

Т. ДВИДАР: Почему банков? За ними нет людей, что ли? Назовите эти банки, пожалуйста.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я утверждаю, что идёт чёткий взвешенный передел рынка, где перераспределяются трудовые ресурсы. За процессом выдавливания переселенцев с Ближнего Востока стоят глубоко эшелонированные политические структуры США и англосаксов, которые заинтересованы в подавлении остатков социалистической и коммунистической идеологий стран Ближнего Востока и Африки.

Этот процесс неизбежно завершится полным истреблением данного сегмента мысли. Чтобы этих людей побыстрее адаптировать к современной жизни, их принудительно выселяют в Европу, США и Канаду. Это будет продолжаться ещё не один год, не два и не три, это долгий процесс.

Т. ДВИДАР: С какой целью? Я не понимаю.

А. НОВОТОЧИНОВ: Выхолащивание идеологии, которая навязывалась или внедрялась...

Т. ДВИДАР: Вы говорите о какой-то идеологии, когда людей гонят, как стадо баранов через море вплавь.

А. НОВОТОЧИНОВ: Представьте себе, так и есть. Вы хотите сказать, что на Беломорканале такого не было?

Т. ДВИДАР: Я не понимаю Вашего тезиса.

А. НОВОТОЧИНОВ: Он абсолютно очевидный: идёт выхолащивание остатков социалистической и коммунистической идеологий в странах былого влияния Советского Союза — Ближнего Востока и Африки. Это Тунис, Алжир, Йемен, Ливия, Египет, Ирак.

Т. ДВИДАР: Да там уже сто лет назад забыли про Советский Союз и социализм.

А. НОВОТОЧИНОВ: Ничего подобного, Вам показалось. Я работаю с регионом, причём работаю 24 часа в сутки, и сообщаю вам, что будет выдавливаться в первую очередь остаточность идеологического мышления в этом правоприменении.

Т. ДВИДАР: Хорошо, эти люди поехали в Австрию или Германию.

А. НОВОТОЧИНОВ: Никуда они не поехали, их выгнали.

Т. ДВИДАР: Хорошо. Они приехали туда. Дальше что?

А. НОВОТОЧИНОВ: Вопрос в том, что их надо либо расстреливать...

Т. ДВИДАР: Разве это не те же англосаксы, которые их приняли?

А. НОВОТОЧИНОВ: Кстати, обратите внимание: Великобритания к себе давно уже не принимает или принимает очень мало.

Т. ДВИДАР: Хорошо, а в чём фишка-то?

А. НОВОТОЧИНОВ: Фишка в том, что нужно воспитывать новую молодёжь.

Т. ДВИДАР: Где её воспитывать? В арабских странах или в Европе?

А. НОВОТОЧИНОВ: В Европе. Нужно воспитывать молодых людей в традициях текущей жизни. У нас есть такой специфический научный междусобойчик в пределах компетенции журнала «Экономические стратегии».

Какой идеологический строй проповедуется сейчас в Европе? Там нет ни коммунизма, ни капитализма, ни социализма. Там существует специфический идеологический бардак на фоне распада Евросоюза. И вот сейчас новая молодёжь, которая туда приехала, задаёт вопрос: мы-то ехали в цивилизованную Европу, а куда приехали? К чему? К возрождающемуся фашизму, национализму, шовинизму? У них не менее любопытный набор вопросов.

Кстати, женщины пока не в счёт. Это лишь начало процесса деградации дальнейшей мысли. И вот здесь возникает серьёзный вопрос, касающийся России. До тех пор, пока грани идеологического формата будут размыты или оконтурены намёками, будет развиваться идеологический вакуум и продолжаться идеологический бардак, включая образование. Я не сторонник крайностей в оценках, но невольно возникает вопрос: какой строй им и нам светит в ближайшем будущем?

Т. ДВИДАР: Сформулируйте ещё раз фразу про бардак, который сейчас в Европе.

А. НОВОТОЧИНОВ: В своё время мне пришлось защищать такую точку зрения, что Европа в нынешней её формуле — это отвратительно плохая копия Советского Союза с экономической, научной, идеологической и социальной точек зрения. Поэтому на сегодняшний день, не имея возможности квалифицировать контур власти в Европе, включая основы Евросоюза, можно смело заявить, что это специфический, идеологический и социальный бардак.

Т. ДВИДАР: Хорошо. Давайте вернёмся к нам в Россию. Что нам делать с такой стабильностью рубля? В быту, в бизнесе.

А. НОВОТОЧИНОВ: Вы имеете в виду что-то, помимо терпения?

Т. ДВИДАР: У Вас вообще есть практические советы?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я как бывший директор по внешнеэкономическим связям Саратовского авиационного завода, где около 20 тысяч людей остались без куска хлеба, могу сказать, что продолжается деградация экономики. С моей точки зрения, государству предстоит перераспределить остаточные ресурсы в сторону реальной экономики.

Малый бизнес — вряд ли удачное решение. Я считаю, что рубль будет деградировать, причём стремительно. Мы привязаны к такой специфической халяве в экономике, как сырьё...

Т. ДВИДАР: Нет, причины падения курса мы все знаем. Что делать?

А. НОВОТОЧИНОВ: Позвольте я выскажусь. Мы обязаны вернуться в какой-то степени к планированию экономики с точки зрения выхода на рынок с конкретным продуктом, помимо сырья. У нас нет продукта.

Мы, помимо зерна и сырья — металла, досок и запаха досок — практически ничего не производим. Оружие, конечно, не в счёт. Я приведу пример — Асуанская плотина как шедевр градоархитектурной политики.

Т. ДВИДАР: Давайте не будем путать. Её строил Советский Союз.

А. НОВОТОЧИНОВ: До тех пор, пока Россия не научится делать продукт на рынок, а не сырьё, нам будет очень тяжело.

Т. ДВИДАР: А в краткосрочной перспективе Вы нам никаких советов не дадите? Просто этот лозунг мы слышим уже давно.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я не занимаюсь лозунгами, я считаю, что нужно затягивать пояса, причём очень серьёзно. Нужно отказаться от гнетущей критики президента и остатков тех, кто хоть что-то соображает в экономике. Надо срочно начинать смотреть в практическую сторону, сконцентрироваться на сложных совместных схемах с Европой.

Т. ДВИДАР: Хорошо. А что делать? Менять рубли на валюту? Или сухари покупать?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я считаю, что ни сухари, ни обмен валюты не помогут. У нас не так много накоплений.

Т. ДВИДАР: Сегодня было заявление Дмитрия Пескова: «Я не употреблял бы слово «обвал». Курс действительно меняется, курс волатилен, но это далеко не обвал». Курс был 32 рубля за доллар, нам говорили, что всё хорошо. Потом 45, 65, 85, купить уже не можем, что хотели. А что тогда называется обвалом?

А. НОВОТОЧИНОВ: В ближайшее время мы увидим в той или иной временной формуле цену за баррель ниже 12 долларов, мы достигнем этой точки бифуркации.

Т. ДВИДАР: Ни меня, на бабу Дусю не интересует, почём бочка нефти.

А. НОВОТОЧИНОВ: У бабы Дуси из Воронежской области есть картошка, пшеница.

Т. ДВИДАР: А есть ли?

А. НОВОТОЧИНОВ: Всегда есть запас на зиму.

Т. ДВИДАР: А одежда, обувь, лекарства?

А. НОВОТОЧИНОВ: Обувь — валенки. Лекарств нет.

Так вот, мы преодолеем ту планку, и далее начнётся стремительный подъём сырья.

Т. ДВИДАР: Вы прогнозируете, как поведёт себя цена на нефть. А есть у нас внутренние резервы в стране?

А. НОВОТОЧИНОВ: Мы преодолеем точку давления на Советский Союз, учитывая то, что происходит повтор той же самой формуле, по которой происходил надрыв советской экономики. Мы точно убедимся в этом в ближайшее время. Нам продемонстрируют эти нижние планки, плинтус. Надеюсь, до войны дело не дойдёт, но будет небольшой скачок стабильности вверх.

Т. ДВИДАР: То есть Вы проводите аналогию?

А. НОВОТОЧИНОВ: Абсолютно. С моей точки зрения, это довольно незатейливая игра тех же самых граждан, которые стояли у истоков распада Советского Союза.

Т. ДВИДАР: Можете назвать двух?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я не хочу повторять ошибки господина Горбачёва, но сообщаю, что мы пройдём этот путь. И всё, что предрекал нам Киссинджер и Бжезинский...

Т. ДВИДАР: Это идеологи, а не те, кто управляет трактором.

А. НОВОТОЧИНОВ: Это никак не Маркс, не Ленин и не Энгельс. Как только мы пройдём эту точку, мы получим небольшую передышку. Никому не нужна раздолбанная и разграбленная Россия, но пережить унижение придётся.

Т. ДВИДАР: На Ваш взгляд, обвал — это сколько?

А. НОВОТОЧИНОВ: 120 рублей за доллар минимум.

Т. ДВИДАР: То есть с 32 до 85 — это не обвал?

А. НОВОТОЧИНОВ: Это серьёзный обвал, но он продолжится.

Т. ДВИДАР: Он не за один день произошёл, а за полтора года.

А. НОВОТОЧИНОВ: Инертность процессов распада экономики очень высока — нет тормозов. Тем более, я настаиваю на том, что мы сильно опаздываем. Сейчас можно нажимать на любые педали. Это сложно преодолеть, требуется очень серьёзное терпение.

Т. ДВИДАР: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вы полагаете, насколько эти арабы могут ужиться в европейской культуре? Насколько они смогут смириться с этой культурой?

А. НОВОТОЧИНОВ: Я приведу два примера. После развала Германии турки приехали её восстанавливать и настолько прижились там, что стали неотъемлемой частью этого государства, причём адаптировались очень серьёзно. Но есть опыт Франции, где североафриканцы не смогли адаптироваться. Они до конца изучили язык, но стали ворами, грабителями и разрушителями государственности. Конфликт будет только усугубляться, примирения не будет.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Весь мир настроен на то, чтобы уничтожить Россию, насколько я понял Вас. Не кажется ли Вам, что это слишком простое объяснение?

А. НОВОТОЧИНОВ: Нет, никто так не настроен. В данном случае от этого страдает вся мировая экономика. Мы лишь частичка этой цели. Россия пока страдает и будет страдать.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Песков совершенно прав: это не обвал, это кошмар.

А. НОВОТОЧИНОВ: Я настаиваю на том, что процесс инертен, и мы не сможем сейчас ввиду отсутствия тормозов быстро стабилизировать рубль.

Т. ДВИДАР: Наверное, Вы правы. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я считаю, что в своё время Ельцин не мог назначить преемника без согласования с Америкой. А вопрос такой: почему, чтобы первое лицо государство отвечало перед народом, нужна или революция, или дворцовый переворот?

А. НОВОТОЧИНОВ: В конце концов, есть логика власти.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вам не кажется, что проблема нашего государства не в чиновниках, не в депутатах, как народ думает, а в тех, кто занимается малым и средним бизнесом? В тех, кто уходит от налогов? Зачем поддерживать малый и средний бизнес, если они не готовы и копейкой поделиться ради своего же государства?

А. НОВОТОЧИНОВ: Со мной в обойме работает выдающийся российский учёный Александр Иванович Агеев, автор журнала «Экономические стратегии». Попробуйте обратиться к этому журналу, найдёте там множество любопытных ответов. Это мобильный учебник на колёсах.

Видите ли, нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Мы сами хозяева своей жизни. До тех пор, пока мы будем отнекиваться от своей судьбы, всё будет так, как есть.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как сохранить рубль? Есть такая вещь, как металлический счёт.

А. НОВОТОЧИНОВ: Вполне удачный вариант. Я считаю, что колебания на металлическом счёте будут небольшими, но незначительно влияющими на стабильность. Я думаю, что можно вкладываться.

Т. ДВИДАР: Спасибо. У нас в гостях был Алексей Новоточинов. Допрос окончен.

По материалам стенограммы РСН 107.0

 



Дата публикации на сайте: 03 февраля 2016 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007