Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Наука и искусство прогнозирования

Отвержение будущего

Финам.FM. Будущее где-то рядом 15/01/2010 20:05

НЕКЛЕССА: И вновь у микрофона Александр Неклесса, передача "Будущее где-то рядом". Добрый вечер, господа. С прошедшими вас праздниками, выходными. Мы возвращаемся опять в новом году в Россию, в нашу студию. И я хочу сказать, что Новый год в России – это просто лабиринт рубежей: мы встречаем два раза Новый год, мы встречаем несколько раз Рождество, и каждый раз для нас наступает будущее. Новый год как некоторая граница, которую мы воспринимаем празднично, воспринимаем как новизну, воспринимаем как инакость.

И вот об этом у нас сегодня будет разговор, хотя тема называется несколько странно: "Отвержение будущего". Вы можете участвовать в разговоре нашем сегодняшнем, потому что гость сегодня в студии – это я сам, но это не значит, что я собираюсь говорить сам с собой, я собираюсь говорить с вами. Во-первых, я собрал вопросы, которые приходили на передачу, вопросов оказалось достаточно много. Даже не думаю, что мне удастся на все письменные вопросы ответить. Но, в том числе, я отнюдь не отказываюсь от ответов на вопросы, которые будут звучать в нашей студии в прямом эфире.

Чтобы попасть в прямой эфир, вам нужно позвонить по телефону 730-73-70, а номер для SMS: 5533. Для тех же, кто плохо слышит нас, или кто прочитает эту передачу, или услышит о ней, то в следующий раз может слушать её по сайту радиостанции finam.fm. Там тоже живой звук, там тоже можно держать со мной связь. Вот у меня тут по бокам стоят два дисплея: на одном идёт полезная информация, на другом я могу, наверное, что-то рисовать. Во всяком случае, вы можете коммуницировать со мной как онлайн, так и в прямом эфире, задавая мне вопросы по телефону: 730-73-70.

Итак, "Отвержение будущего". Почему я так сегодня назвал передачу? В прошлой передаче, которая называлась "Будущее как возможность настоящего" речь шла о том, что история, в принципе, имеет какой-то свой внутренний смысл, история есть своего рода исправление деформации. Действительно, когда мы сравним условия жизни в наше время с даже царскими условиями в прошлые столетия, мы видим, как постепенно отступает власть природных господств, торжествовавших над человеком, угнетавших его. Ну и, в каком-то смысле, социальные господства, которые угнетали человека, они тоже проявляются не с такой остротой, по крайней мере, в ряде стран мира. То есть, происходят изменения, происходят изменения, которые для нас являются синонимом понятия "прогресс".

И не случайно мы, как я сказал в начале нашего разговора, мы празднуем Новый год. Мы празднуем Новый год, а вот всегда ли люди праздновали Новый год? Относительно новизны была очень разная позиция у человечества, и будущее очень часто воспринималось как угроза, воспринималось как прямая угроза, иногда воспринималось как угроза завуалированная. Соответственно, отношение было как к некоторому... Знаете, к предпочтению застоя. Застой назывался "стабильностью", и все изменения происходили, ну, знаете как, как от лукавого, поэтому лучше бы их не было. Иногда это принимало завуалированные формы, то есть, да, вроде новизна, снижение цен, новые портреты, новые какие-то слова, но по сути дела это была своего рода симуляция новизны, а всё оставалось по-прежнему.

И вот XXI век. XXI век, который наступил, может быть, даже раньше, чем 2001 год, когда вдруг обрушился на человечество калейдоскоп событий. Калейдоскоп событий, конкурирующих версий будущего. И вот "будущее" я уже употребляю во множественном числе, то есть, мы начинаем переходить в мир, где раскалывается единая история человечества, но не в смысле конца истории, как у знаменитой работы и знаменитой идеи Френсиса Фукуямы, а мы попадаем в мир, где у нас множество будущего. Будущее, которое существует параллельно, существует автономно. И некоторые версии, некоторые тоннели в будущее – мы просто ничего не знаем о них. Вот ещё одна версия по поводу, если не отвержения, то отчуждения будущего, которое происходит.

Я обещал, что я в этой передаче буду отвечать на вопросы. Ну, вот я буду перемежать некоторые рассуждения с вопросами, вопросы просто по порядку. Мне принесли распечатку, где порядка 50 вопросов содержится.

Первый вопрос задал Иван Константинович Бугалин: "Каким вы видите общественный строй того будущего, о котором стоило бы мечтать, того будущего, за которое стоило бы сейчас отдавать жизнь?"

Ну, Иван Константинович, очень жёсткая формулировка "то будущее, за которое стоило бы отдавать жизнь". Да, мы воспитаны на героических примерах, да, нам хочется достичь какого-то идеала, но в то же время мы всё острее осознаём, насколько в несовершенном мире мы существуем. И те проекты, те идеалы, тот идеальный строй, который рисовался на протяжении столетий, если не тысячелетий, он ведь отождествляется с одним словом, которое снижает пафос вопроса, это слово называется "утопия".

Быть может, нам стоит задуматься о том, что мешает нам проявить себя в этой жизни. Может быть, стоит не отдавать жизнь, а стоит жизнь сделать полнокровной, полноценной. И если мы увидим те препоны, которые не позволяют нам развернуть наши возможности, наш потенциал, наши таланты, мешают оказывать какую-то солидарную помощь окружению, то, может быть, в этом мечта людей, а не в том, чтобы прочертить некоторую схему идеального общества, за которое люди будут отдавать жизнь, а потом иногда, возможно, горько раскаиваться.

Второй вопрос, Николай его задал: "Не кажется ли вам, что начав рассуждение о будущем в попытках его предугадать, мы тем самым его и отвергаем, подменяя понятной нам моделью, планом, проектом, техническим заданием, и тем, что никогда не сбудется? Будущее уходит как вода сквозь пальцы: чем больше мы пытаемся её зачерпнуть, растопыривая их, тем меньше способны утолить жажду".

Я согласен, я согласен. Действительно, наши рассуждения о будущем исходят из прошлого, и очень часто, когда мы конструируем будущее, мы конструируем не симулякры. Симулякры – это некоторая образность, которая не имеет под собой основы. Нет, просто мы берём какие-то части из прошлого, которые нам кажутся хорошими, соединяем их воедино, и нам кажется, что мы создаём некоторую не химеру, а работоспособную модель.

Есть более интересное направление в том вопросе, который вы задаёте. Оно по-разному называется: на профессиональном языке оно называется "информативное прогнозирование"; на Западе во второй половине прошлого века оно получило развитие как "активное представление будущего"; а нам оно знакомо как понятие "плана". Да, определённый резон, конечно, есть, когда мы рассуждаем о будущем, когда мы его в определённом смысле планируем. Мы планируем свою жизнь как человеческие существа.

Но вот то, что вы подчёркиваете, что иногда план, модель, подменяет живую жизнь – это серьёзнейшая опасность, она каким-то образом связана с тем, что я говорил перед этим. То есть, мы начинаем мыслить схемами, идеалами, мы попадаем в некоторое прокрустово ложе представления о будущем, и упускаем ту невидимую живую реальность, которая гораздо шире, чем наше представление не просто о будущем, но наше представление о жизни. Мы жизнь-то ещё представляем достаточно узко, возможно.

Я сошлюсь на такого непопулярного ныне авторитета как Карл Маркс, который говорил, что, возможно, мы пока что существуем ещё не в истории, а в предыстории, а история нам ещё только предстоит.

Следующий вопрос задала Оля: "В прошлый раз вы не успели ответить на мой вопрос, может быть, успеете в этом выпуске. Каким вам в целом видится будущее – в положительном или отрицательном ключе, будет счастливым или трагическим?" Я соединил в этом вопросе два её вопроса. Оля один раз сформулировала "в положительном или отрицательном ключе", а в другой раз она сформулировала "в счастливом или трагическом". Вот второй вариант мне ближе, потому что, ну что такое "в положительном или отрицательном ключе"? У разных людей разные представления о положительном и отрицательном, и мы всё более и более убеждаемся, насколько разнообразны представления об идеале у людей, и насколько яростно люди могут бороться за идеалы.

Помните знаменитую поговорку по поводу мира, по поводу борьбы за мир, и по поводу борьбы за весь мир? Помню, в моём детстве ходила такая песенка, она несколько звучит грубовато, но припомню, припомню своё детство: "Мы все за мир, а мир за нас. Кто против мира, тот получит в глаз". Прошу прощения за некоторую грубоватость.

Продолжим разговор после очень короткой паузы. Я напомню телефон прямого эфира: 730-73-70.

Реклама.

***

НЕКЛЕССА: У микрофона Александр Неклесса, в эфире передача "Будущее где-то рядом", тема сегодняшнего разговора: "Отвержение будущего". Телефон прямого эфира: 730-73-70. Вы можете так же воспользоваться, послав SMS на номер 5533, либо воспользоваться сайтом радиостанции finam.fm. Там тоже можно слушать живой звук, задавать вопросы. А я продолжаю отвечать на вопросы, которые поступили по Интернету, скопились за определённое время.

И вот следующий вопрос... А, ну это достаточно служебный вопрос от Антона: "Не подскажете, где можно найти ваше выступления на "Страннике-2009", текст и видео?" Я надеюсь, что "Странник" мне вскоре пришлёт эти материалы, и я тогда смогу их выставить либо на сайте радиостанции finam.fm, либо на сайте intelros.ru. Пока этих материалов я не получил.

Следующий вопрос от Алекса: "Современное общество основано на идеологии всеобщего потребления. Это надолго? И есть ему хоть какие-то альтернативы?" Альтернативы есть, конечно. И я, кстати, не думаю, что общество, основанное на идеологии всеобщего потребления – это полная картина того, что происходит на планете. На планете живёт очень много людей, на планете живёт огромное количество людей, которые в том числе попадают в разряд людей, увлечённых идеологией всеобщего потребления. Есть люди, которые живут совершенно по-другому.

То есть, иными словами, это только сейчас часть картины, возможно, транзитной картины, потому что слишком много обстоятельств указывает на то, что через некоторое количество лет, трудно сказать какое, но мы приближаемся к точке какого-то мощного исторического перелома. Всё чаще и чаще идёт разговор, который более-менее кристаллизовался в слове "сингулярность". Техническая сингулярность, антропологическая сингулярность, социальная сингулярность. Что означает сей монстр, "сингулярность"?

Когда исследователи наблюдают динамику самых различных графиков – демографических графиков, графиков использования природных ископаемых – то видно, что с какого-то момента начинается их серьёзное качественное изменение. И вот это качественное изменение сходится в более-менее определённый исторический срок, точка схождения означает, что произойдут перемены, перемены произойдут серьёзные. Работая с информацией, уже сейчас наблюдаешь своеобразную сингулярность. Потому что раньше можно было работать с информацией, разделяя её на релевантную, то есть необходимую, и нерелевантную, которая не имеет значения, такой своеобразный информационный мусор, и этого было достаточно. Но мы сейчас столкнулись с ситуацией, когда релевантной информации становится такое количество, что лица, принимающие решения, не в состоянии с ней ознакомиться, хотя это нужная, объективно нужная информация.

Кроме того, раньше информационные центры ограничивались, скажем так, достаточно упрощённо, Североатлантическим блоком. Другие регионы мира играли меньшую роль. Сейчас нас интересует информация, которая исходит из самых разных географических регионов, и эта информация оказывается той самой релевантной информацией, которую я обозначил. Её такое количество, что справиться с ней невозможно. А процесс не только не принимает оформленную некоторую стадию, не только не находится решение для этой загадки-задачи, а наоборот, ситуация всё более и более усугубляется.

Следующий вопрос задал человек по имени Avenger: "Будет ли в будущем справедливость? Сейчас это понятие как-то затёрто, и на первый план выходят деньги. Покупается всё, от дипломов об образовании до должностей и судебных решений. Можно надеяться на выход из этой безысходности и как это может выглядеть?"

Надеяться можно, выглядеть может по-разному. Будет ли в будущем справедливость? Знаете как, человечество живёт не одну тысячу лет, и оно всё время жило в ситуации, скажем так, относительной справедливости в лучшие времена и явной несправедливости в худшие. Я думаю, что человеческая природа, она достаточно инертна, и дело, скорее, в самом человеке, чем в тех социальных условиях, которые он организует. В конце концов, социальные условия это не есть нечто обрушивающееся на человека – социальные условия человек сам организует. И от того, какие люди как организуют свою социальную среду, во многом зависит, присутствует ли в этой среде справедливость или несправедливость.

А сейчас примем звонок. Говорите, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!

НЕКЛЕССА: Добрый вечер. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Лучшая радиостанция в мире! Лучше даже, чем "Серебряный дождь"! Я – Ипполит Матвеевич.

НЕКЛЕССА: Да, Ипполит Матвеевич, слушаю вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Великий Владимир Ильич Ленин говорил, что советская власть непобедима, её может победить лишь бюрократизм. Так ли это?

НЕКЛЕССА: Спасибо! Да, вопрос очень серьёзный, потому что Маркс планировал примерно один социальный проект, а Владимир Ильич Ленин осуществлял несколько другой проект, Иосиф Виссарионович Сталин реализовал третий, Лев Давидович Троцкий размышлял о четвёртом, и все они сходились под единой этикеткой "социализм". Я знаю, что вот в разговорах, когда заходит разговор о социализме, очень поражает одна фраза из работы Карла Маркса, причём известной работы "Немецкая идеология", она звучит следующим образом: "Коммунистическая революция уничтожает труд". Вот эта вот фраза ставит в тупик, она как-то обрушивает очень многие представления о том, что такое социализм.

То же самое можно сказать о понятии диктатуры пролетариата, которая мыслилась классиками как некоторое средство для уничтожения государственной машины, особенно её силовых органов. И так далее, и так далее.

То есть, размышления об идеальном обществе Ленина, Маркса, других социалистов (я бы назвал Прудона здесь), они, в общем-то, лежат в общем русле заветной мечты человечества: человечество хочет построить идеальное общество. Ещё Платон писал об этом, знаменитый "Город Солнца" Кампанеллы, "Утопия" Томаса Мора. Но, понимаете, схема сталкивается с реальными людьми, которые её реализуют. А что касается советского опыта, то я бы отметил одну вещь. Был выстроен не столько тот проект, о котором писал Маркс, а был проект выстроен в ХХ веке, и не только в Советском Союзе, а и в других странах, который отражал текущую социальную реальность.

В чём была изюминка этой социальной реальности? В мире произошла революция масс, резко возросло количество городского населения, социальное управление превратилось в чрезвычайно сложную задачу, возникла такая реальность как "социальная инженерия", то есть, людьми стали управлять специалисты. Эти специалисты получили определённое название, где-то они получили название "менеджеров", в Советском Союзе они получили название "номенклатуры", и они составили самостоятельный класс.

Кстати, я как-то упоминал в передаче, что недавно в Татарстане суд принял решение считать власть отдельной социальной группой, соответственно, её критику определённого образа считать проявлениями экстремизма, направленного против определённой социальной группы. То есть, этот режим не умирает, режим номенклатуры, режим элитарного управления обществом. И он во многом связан с тем, что общество становится всё более и более сложным.

Это колоссальная проблема, если останется время, то я ещё поговорю о ней, а пока приму ещё один звонок. Говорите, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, меня зовут Наталья Кирилловна. Хочу вас поблагодарить за передачу.

НЕКЛЕССА: Спасибо, Наталья Кирилловна.

СЛУШАТЕЛЬ: Приятно слышать такую богатую речь, глубокие мысли. Но язык, на котором вы обращаетесь к слушателям, тем не менее, язык несколько мемориальный, экзотичный. Это не язык повседневной речи. Не хочется, конечно, сетовать на то, что язык улицы стал чудовищным – он всегда специфичен. Однако сегодня мы слышим на улице какой-то другой язык, не свой. Все эти "короче", "нормально" и так далее, вы знаете эти слова, которые засорили. Это язык как бы, можно сказать, язык победившего восстания масс. Вот ваш язык и язык многих других радиостанций тоже очень отличаются.

Как вам кажется, вот эта примитивизация, изменение речи, они как-то соотносятся... То есть, понятно, что они соотносятся, но как именно, с вашей точки зрения, они соотносятся с усложняющейся, неструктурированной жизнью, которая нас окружает?

НЕКЛЕССА: Спасибо, Наталья Кирилловна. Я вначале нашего сегодняшнего разговора сказал, что мир становится полифоничным, мы живём в ситуации буквально разбегающейся вселенной. Не в том смысле, что всё человечество решило покинуть планету Земля, а на планете Земля или, точнее, в космосе человечества образовались совершенно разные этажи, совершенно разные группы. И то явление, о котором вы говорите, оно действительно очевидно, оно транслируется сквозь средства массовой информации, мы видим его на улицах, мы видим его в общественном транспорте.

Одновременно с этим существуют сегменты, где наоборот происходит резкое усложнение социальной жизни, где происходит резкое усложнение языка общения. И оба процесса, и упрощение, и усложнение, они имеют место не только в России – это универсальный процесс. Скажем, уже долгое время существует такое выражение, как "pidgin english", то есть упрощённый английский язык, вы даже можете в Интернете, даже можете в программах "Майкрософт" обнаружить такую позицию, когда можно текст либо прочитать с "pidgin english", либо перевести на "pidgin english". То есть, простой язык, который не содержит сложных грамматических конструкций, который искажает слова. То есть, это явление универсальное.

И одновременно с этим идёт разговор об очень сложных проблемах. В мире существуют интеллектуальные центры... Вот мы, помню, программы две назад вели разговор с Максимом Калашниковым по поводу DARPA, американского учреждения, учреждения ста гениев, которое решает сложные задачи. Кстати, в том числе решило такую задачу, как создание только что упомянутого Интернета. Да, заодно и такую задачу, как создание GPS, самолётов-беспилотников, невидимых самолётов, то есть, самые разные задачи. И там разговоры ведутся на достаточно сложном языке. Или вот институт, который не так давно возник, сингулярности, который связан с очень серьёзными проблемами, возникающими в связи со становлением на планете искусственного интеллекта.

Но об этом мы поговорим после краткого выпуска новостей. Я напомню телефон студии: 730-73-70.

Новости.

***

НЕКЛЕССА: У микрофона Александр Неклесса, передача "Будущее где-то рядом", тема сегодняшнего разговора: "Отвержение будущего". И телефон прямого эфира: 730-73-70. Вы можете участвовать в разговоре. Разговор сегодня идёт в основном с вами, радиослушатели, по вашим вопросам, которые вы задаёте в прямом эфире, и которые скопились на сайте радиостанции finam.fm.

Разговор у нас только что шёл по поводу того, что мы видим лишь часть картины, мы видим лишь часть картины, и по этой части мы судим о тех процессах, которые происходят в мире. Но мир полифоничен, в нём есть сегменты, которые нам труднодоступны, поэтому наше видение, наше представление, массовое особенно представление, оно достаточно искажённое. В этом смысле будущее действительно где-то рядом, хотя иногда оно бывает очень плотно прикрыто, а мы видим ту часть картины, которую мы читаем через средства массовой информации, через жёлтую прессу, смотрим низкопробные программы телевидения. В общем, получаем достаточно депрессивное представление, которое соответствует действительности, но только части действительности.

Но, я продолжу ответы на вопросы. Ответ на вопрос человека, который обозначил себя тремя латинскими буквами NNV: "Какое будущее у Интернета, в какие формы он может переродиться?" WEB 2, 3, 4, я бы сказал. Вот, если у Интернета, то примерно такая линейка, которая поддаётся некоторой рационализации, о которой можно говорить что-то внятное. WEB 2 – это достаточно реализованное уже пространство, это пространство социальных сетей. Это действительно самостоятельная реальность, которая имеет не просто наполнение информационное. Это коммуникационная площадка, это площадка, которая предполагает определённые формы социальной активности, там происходит и рекламная деятельность, и бизнес-активность. И вообще открываются перспективы как у мощного финансового института с введением института WEB-денег.

Но ещё интереснее проблема, что такое из себя может представлять WEB 3. Я упомянул в первой части разговора о перспективах искусственного интеллекта, и о том, что этими перспективами занимаются сейчас очень серьёзно. В частности именно с этим связывают понятие "технической сингулярности". Действительно, появляется нечто на планете, чему нет адекватного названия, о чём мы знали из фантастической литературы – это программы. Программы, которые обладают определённым интеллектом, поскольку они принимают самостоятельные решения. Программы, которые существуют в виртуальном мире, но которые связаны тесно и непосредственно с миром физическим, поскольку они контролируют физические процессы, они контролируют работу учреждений, они контролируют работу организмов.

Но вот что интересно, они не только принимают решения, но и в процессе поиска оптимального решения обмениваются между собой информацией. Более того, обмениваясь между собой информацией, они заключают подобие сделок. И постепенно действительно вырастает проблема некоторого искусственного интеллекта, чьё решение может разойтись с решением человека. Как-то в одной из программ я приводил эти примеры, когда, скажем, машина, на которой люди хотели вырваться из горящего пространства, и для этого ей необходимо было пробить забор, остановилась перед этим забором и люди, к сожалению, погибли. Потому что в ней был встроен датчик искусственного интеллекта, который, видя некоторую преграду, останавливал данный движущийся прибор... Вот я хотел сказать "механизм" и чуть было не сказал "организм". И этот механизм принимал самостоятельные решения и не реагировал на решения, принимаемые оператором.

То же самое в различных других областях, но, по-моему, позиция понятна. То есть, возникает искусственный интеллект, который начинает принимать самостоятельные решения. Не всегда эти решения совпадают с желаниями того, кто считает себя хозяином этого интеллекта.

И, наконец, WEB 4. Это очень драматичная вещь, потому что, одновременно с развитием систем криптографии или, попросту говоря, шифрования, с развитием систем искусственного интеллекта, у нас происходит процесс, который можно сравнить с движением, которое когда-то происходило от ювелирных лавок к пространствам банков, страховых обществ, бирж, то есть, тех институтов, которые оперировали деньгами. А вот WEB 4 перенимает на себя все эти функции, он переводит их на некоторый новый язык, он обеспечивает их в гораздо более широком диапазоне, он обеспечивает их неимоверную скорость, которая превосходит даже не на один, а на два порядка скорость человеческих нейронов. И качество финансовых сделок, количество финансовых сделок, характеристики этих финансовых сделок, они становятся качественно другими.

Это очень серьёзная тема, может быть, позже я её разовью, а сейчас я всё-таки... Вопросов очень много, хочется как-то ответить хотя бы на большую часть из них. Следующий вопрос подписан именем Игги: "За более чем продолжительную историю человечества взаимоотношения между мужчиной и женщиной претерпевали постоянные изменения. Как вы видите эти взаимоотношения в будущем?"

Да, вопрос, так скажем, определённые сложности создающий. Но знаете, разве только в будущем? По-моему, и в настоящем. Я имею в виду не те сложности, которые, в общем, вполне понятны, которые неизбежно возникают во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Но ведь мы имеем совершенно разные институции, которые оформляют эти отношения. Ну, скажем, институт брака, который мы автоматически воспринимаем как естественный моногамный. Но он точно так же естественный для мусульманских стран, совершенно в другом формате, когда жён может быть несколько – это вполне легально, это вполне достойно, это не содержит в себе никакого вызова, это тривиально по-своему. Мы можем найти другие формы на планете, которые связаны с взаимоотношениями мужчины и женщины.

Да, действительно, постоянные изменения. А если мы углубимся в историю, то мы можем вспомнить период матриархата и патриархата, когда доминирование определённой гендерной единицы было тотальным. Я думаю, что здесь, если не углубляться в тему, а посмотреть, мы видим процесс, конечно, атомизации семьи на сегодняшний день. В современном мире, если говорить о мире, который называет себя "развитые страны", люди, всё более и более ощущая себя личностями, у которых одна жизнь, они ведут себя всё более и более атомизированным образом. Они ощущают меньшую потребность в большой семье, и локализуют своё устремление в малой семье. А вот что такое малая семья? Это становится очень сложным явлением. Ну, простая формула малой семьи: "папа, мама, два ребёнка". Такая хорошая классика. Или "папа, мама, один ребёнок", или просто "папа, мама". Но одновременно такие формы как "папа и папа" или даже "мужчина и мужчина", "женщина и женщина", и так далее.

То есть, да, взаимоотношения меняются, поскольку человек выходит из-под системы, когда его социальная жизнь задавалась регламентом, нарушить который было... Достаточно часто было просто уголовным преступлением. А сейчас, когда это не является в ряде стран ни уголовным преступлением, ни вообще проступком, более того, критика такого поведения, она становится преступлением... То есть, мы получаем достаточно широкую степень суверенитета и личной свободы человека. В результате, человек несёт ответственность за свои поступки.

Я не хочу сказать, правильное это поведение или неправильное, какая формула семьи правильна или не правильна, не потому, что у меня нет своего мнения – у меня есть своё мнение по этому поводу – но я хочу подчеркнуть другую сторону вопроса. Я хочу подчеркнуть то, что, когда человек принимает решение в отношении того, как строить свою личную жизнь, он берёт на себя определённое внутреннее обязательство. Обязательство не в том смысле, что он берёт обязательство перед другим человеком, а он берёт определённое обязательство перед самим собой. Он выстраивает свою судьбу, он выстраивает свою единственную уникальную жизнь в определённом формате и несёт определённую за это ответственность. Ответственность перед самим собой, потому что от того, какое он принимает решение, такова во многом становится его жизнь.

Тем более, отношения между мужчиной и женщиной, по мнению многих авторитетов, это те отношения, которые наряду с работой и ещё одним-двумя факторами для современного человека и составляют существо того, что он называет своей жизнью.

Следующий вопрос. О, здесь интересная фамилия автора – Вопрос. Итак, господин Вопрос задаёт вопрос: "А что не стоит делать россиянам в будущем?" Да, вопрос, который меня ставит некоторым образом в тупик. Что не стоит делать? Ну, наверное, это зависит от того будущего, в которое попадут россияне. Я думаю, в зависимости от того, какая версия будет реализовываться, они сами для себя решат, что им стоит, а чего им делать не стоит.

Следующий вопрос. Константин: "Постоянно ловлю себя на мысли, что создание так называемых новоградов приведёт к развитию не только новых передовых форм организации общественной жизни, но и к новым всё более всеохватывающим формам контроля над умами и частной жизнью людей. Вспомните, архитектура идеального города Кампанеллы совпадает с новой архитектурой тюрьмы, психбольницы, зоопарка. Не подстерегают ли нас такого рода опасности?"

Ну, в определённом смысле, да, подстерегают, и мы об этом говорили. Я бы здесь даже обратил внимание не только на социальные и архитектурные формы, под контроль которых попадает... Хотя недооценка архитектурных форм, она, в общем, достаточно серьёзна. Мы даже с трудом можем оценить... Вот, когда разговариваешь с профессионалами, то понимаешь, насколько человек зависит от архитектуры того места, в котором он живёт. Но, я думаю, что в современном городе человек подпадает ещё под целый комплекс средств контроля. Ну, скажем, система видеокамер. Ну, правда, мы можем вспомнить последний московский скандал, но в других местах эти видеокамеры работают достаточно успешно. И так далее и так далее. Масса средств контроля жизни современного человека.

А разговор мы продолжим после очень короткой паузы. Я напомню телефон прямого эфира: 730-73-70.

Реклама.

***

НЕКЛЕССА: У микрофона Александр Неклесса, передача "Будущее где-то рядом", тема сегодня: "Отвержение будущего". Но на практике это не столько раскрытие темы, сколько ответы на ваши вопросы, господа радиослушатели, которые вы можете задавать в прямом эфире. Напомню телефон прямого эфира: 730-73-70. Либо которые вы задаёте онлайн по Интернету, либо которые вы можете задавать, посылая SMS. Всё это образует некое пространство вопросов, в котором я сейчас плаваю, купаюсь и пытаюсь сформулировать не только контур самой темы, но и, в общем-то, как-то хотя бы кратко ответить на все эти поступившие вопросы.

Всё-таки мне хотелось бы несколько слов сказать по поводу отвержения будущего. Ведь, действительно, мы сталкиваемся с будущим не как с физическим временем, мы – люди я имею в виду. У нас совершенно разные представления о том, что такое будущее. Когда мы начинаем анализировать это понятие с точки зрения нашей человеческой практики, мы понимаем, что это очень сложная величина. И разные люди, разные общества, они не только по-разному понимают, что такое будущее, но они с разной скоростью продвигаются в это будущее.

Когда я отвечал на вопрос по поводу падения нравов, падения речи, падения уровня мышления, то я подчёркивал, что где-то, да, действительно в большом количестве мест происходят именно такие процессы, но кое-где происходят процессы прямо противоположные. Что это означает? Это означает, что не просто время движется с разной скоростью в человеческой вселенной, оно ещё движется в разных направлениях. Где-то оно движется быстрее, где-то медленнее, а где-то оно движется назад.

Вернусь к вопросам. Итак, следующий вопрос задаёт Юрий: "Можно ли определить сегодняшнее время не только как конец капитализма, но и как фазовый переход, сравнимый с переходом первобытного человека к продуктивной форме хозяйства?" Я бы ответил положительно на этот вопрос. Мы действительно существуем в ситуации какого-то эпохального транзита, мне так кажется, по крайней мере. И когда меня просят дать определение ХХ веку, что же такое представлял из себя ХХ век... Ну, вот я упомянул революцию масс, торжество городской культуры, создание инженерных форм социального управления. Но, мне кажется, это всё было некоторой переходной фазой, это был транзит, это был транзит к какому-то совершенно новому состоянию человека, когда человек обретает такую степень свободы, какой он не обладал никогда в истории. Он выходит из-под гнёта природных господств, он выходит из-под гнёта социальных господств, но он подпадает под власть совершенно новых форм господства, о которых знает очень мало.

Мы упоминали некоторые из них. Скажем, развитие технической цивилизации, которое, собственно, и дало человеку эти уникальные хирургические, я бы сказал, инструменты, которыми он меняет действительность вокруг себя, которыми он очень эффективно оперирует. Одновременно человек подпадает под власть... Ну, вот только что мы говорили, как в городах происходит постепенное такое наблюдение и управление жизнью городского жителя. Но ведь если мы взглянем чуть-чуть вперёд и вспомним те самые знаменитые нанотехнологии, да и не только нанотехнологии, а те медицинские приборы, которые встраивают в человека, просто на уровне нанотехнологий они пронизывают всё тело, физическое тело человека – они чистят сосуды, они способствуют работе мозга, они влияют на нашу гормональную активность.

И возникают проблемы. Ну, возникают не только такие, знаете, инфернальные или криминальные проблемы, такие как возможность управления этими процессами со стороны, в смысле убийство человека, остановки этих процессов, либо ухудшение состояния здоровья. Но просто влияние на характер человека, влияние на его мышление через изменение тех или иных параметров за счёт вот этих вот маленьких невидимых существ. Это внутренние опасности. Внешние опасности связаны с развитием новых средств господства.

Новые средства господства – необъятная тема, которая расширяет тему прежних, скажем, военных средств, полицейских средств контроля. И, что самое, пожалуй, удивительное, что все эти средства на сегодняшний день становятся достоянием не только государств – раньше только государство могло себе позволить содержать армию, наладить средства тотального контроля – сейчас это могут себе позволить и определённого рода влиятельные сообщества. Ну, это какая-то конспирология.

Я хочу подчеркнуть другое. Постепенно здесь есть реализация некоторого тренда, и уже сейчас отдельный человек, образованный человек, который знаком с современными вот этими самыми хирургическими инструментами, я имею в виду высокотехнологические гаджеты всякие, он много чего может уже сейчас, 15 января, скажем, сегодня, уже вот в этом самом 2010 году он много чего может творить и, на самом деле, творит.

Следующий вопрос задаёт Юрий: "Можно ли определить сегодняшнее время не только..." А, это я только что отвечал. Следующий вопрос от Аполлона, личный вопрос: "Как вы себя видите в будущем? Что из того, что вы достигли, вы не рассчитывали ранее так быстро достичь? А что так и не удалось достичь, хотя это вы планировали?"

Аполлон, я отвечу следующим образом. По-моему, это другой формат передачи, и я не совсем уклонюсь от вашего вопроса. Пожалуй, я пойду следующим путём: вместо того, чтобы заполнять вот эту анкету о моих личных достижениях и провалах, я воспользуюсь опытом своего детства и вспомню несколько картинок, относящихся к моему детству.

Вот одна картинка, которую я помню из очень раннего детства: на самом высоком месте горы в городе Москве я вижу огромный котлован выкопанный, и потом на этом котловане возникает целый город, который является зданием, и это город-знание, это имеется в виду МГУ. Я вспоминаю другой город – город Киев, где не было в то время высотки, потом она появилась. Где был взорван Крещатик, потом и там появились дома, которые называли "тортами". Красивый, кстати, город и красивая улица Крещатик. Но я помню земляные сходни, по которым люди спускались достаточно в затрапезном виде в те тяжёлые годы.

Я помню Москву, когда я маленьким ребёнком умещался на подоконнике и мог считать машины. Я одной рукой считал легковые машины... У меня пальчиков-то, в общем, пять на руке, на другой тоже пять. И вот одна легковая проехала, две легковые проехало, три легковые проехало, а с другой стороны один грузовичок проехал. Грузовичков даже проезжало больше, чем легковых. Я вспоминаю другую техническую подробность – свой первый полёт на самолёте. Это было ещё в 40-е годы. Я летел... Правда, очень экзотично. Я летел из концлагеря и лежал в корытце, в котором была вода наполовину, а наполовину – горчица. Я вспоминаю Нью-Йорк, Таймс-сквер, конец 50-х годов, выступление президента Эйзенхауэра. Меня поразило, какое маленькое количество людей собралось слушать президента, и как мало полиции. Я тогда очень мало представления имел о секретных службах.

Помню двух девочек, которых возили по Нью-Йорку в коляске – впервые увидел коляску на два человека. Одна из этих девочек стала известной российской журналисткой, а потом погибла. Помню, как мы наблюдали спутник – это был третий спутник, это был первый спутник, который мы могли наблюдать в пространстве звёздного неба, как движущуюся новую звезду. Помню шрам на лбу Гагарина, который как-то так застрял у меня в голове. И так далее, и так далее.

Что я хочу сказать? Я хочу сказать, что даже на памяти одного человека, меня, Александра Неклессы, мир изменился, если не радикально, то достаточно сильным образом. Я не пережил Вторую мировую войну, я не пережил Первую, я не видел многих страшных вещей, которые разворачивались во второй половине ХХ века, а вещи разворачивались действительно жуткие. Вспомним резню в Руанде, Дарфур, если уж говорить об Африке, Пол Пот, культурную революцию в Китае. Масса процессов происходила. Масса и позитивных процессов происходила – резкий прорыв человечества, мы помним, как мы оценивали полёт Гагарина, и высадку человека на Луне. То есть, мир меняется гораздо стремительнее, чем нам кажется, будущее наступает быстрее. Более того, мы часто будущее опознаём как будущее, а оно уже существует рядом, просто невидимое для нас.

Следующий вопрос задаёт мне Дэн: "Что из доступных возможностей будущего для человека настоящего, по-вашему, вредно, плохо? Без каких возможностей будущего нам жилось бы спокойнее и лучше?" Знаете, Дэн, это зависит от человека и от технологий двойного назначения. От технологий двойного назначения – это, по-моему, вполне понятно, от человека – тоже вполне понятно. Вот по какому назначению он будет употреблять эти технологии. Поэтому возможности будущего для человека настоящего зависят от того, настоящий он человек или он человек, который окутан большим количеством искажений, комплексов, то, что называется социопатией. Да, очень много разных людей, и это пространство свободы, в которое въезжает человек... Великий могучий русский язык! Въезжает человек, въезжает человечество. Оно сопровождается как обилием шансов, так и обилием угроз.

Ещё чуть-чуть времени остаётся, ещё на пару вопросов я, наверное, успею ответить. Я вопросы читаю, не зная их, поэтому не знаю, какой следующий будет. Анвар спрашивает меня: "Известная пословица гласит: лицом к лицу лица не увидать. То есть, современники зачастую не различают каких-то проблем. Как прогнозируя будущее, можно задать неопределённость таких неосознаваемых пока проблем?"

Именно, Анвар, именно. Я думаю, мы говорим о будущем из прошлого. Мы не очень хорошо даже представляем себе, что есть реально настоящее, поэтому мы будущее заполняем объектами, которые мы хорошо или более-менее хорошо знаем, они нам знакомы. А вот когда мы встречаем тотального незнакомца, мы его не просто не знаем, мы его иногда просто не видим, он совершенно невидим для нас оказывается. И качество этого незнакомца...

Знаете, у апостола Павла есть такая фраза, правда, она относится к совершенно другой материи, к грехам человека, но фраза мне запомнилась, она какая-то очень умная: "Часть грехов очевидна для человека, и он понимает, что это грехи, а часть грехов – он не понимает, что это грехи, он осознаёт, что это грехи, только впоследствии".

Время нашей передачи подошло к концу, я прощаюсь с вами. По сложившейся традиции я хочу всё-таки прочитать... На этот раз не совсем афоризм, я хочу прочитать некоторую фразу, которая была выбита на могиле такого великого человека, как Григорий Сковорода: "Мир ловил меня, но не поймал". А поскольку передача была авторская, то я скажу не чей-то афоризм, а я скажу некоторое свое размышление. Вот мне хотелось бы, чтобы я в какой-то момент смог произнести такую фразу... Я не могу произнести фразу Григория Сковороды "мир ловил меня, но не поймал", но мне хотелось бы произнести такую фразу: "Мир ловил меня, поймал, но не удержал".

До встречи через неделю, в пятницу, в это же время на волнах радиостанции "Финам FM".



Дата публикации на сайте: 15 января 2010 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007