Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Наука и искусство прогнозирования

Мобильные медиа для мобильных людей

Финам.FM

Будущее где-то рядом 06/08/2010 20:05

НЕКЛЕССА: Добрый вечер. В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона её ведущий Александр Неклесса. Репортаж ведём из дымной Москвы, как вы только что слышали в сводке новостей, температура 35. Я на самом деле, когда двигался к студии, видел, как горело 37. Да, задымление, да, вижу, наконец, людей в масках, причём маски самые различные люди носят. Это для тех, кто слушает нас вне Москвы. А в Москве, тем не менее, газеты выходят, радио и телевидение работает, и даже как мы – работают онлайн.

И сегодня у меня гость в студии Евгений Игоревич Невинчаный, медиа-менеджер, основатель рекламной сети VAST Clicks. Добрый вечер, Евгений.

НЕВИНЧАНЫЙ: Добрый вечер, Александр.

НЕКЛЕССА: А поговорить мы собираемся на тему: "Мобильные медиа для мобильных людей". Вот мобильные медиа, которые могут даже в такой сложной обстановке работать.

Евгений, я вижу предмет нашей сегодняшней беседы следующим образом. Люди конкурируют с людьми, люди конкурируют с информацией. Информации становится много, источников информации становится много, люди находятся в конкурентном взаимоотношении с выбором этих источников, с оправданностью той или иной информации. Но, когда происходит такая конкуренция, происходит конкуренция между средствами информации. И вот я произнёс такие слова как "газета", "радио", "телевидение", но не произнёс, наверное, ключевое слово для современной культуры – "Интернет".

Первый вопрос, который мне бы хотелось задать вам как специалисту. Вот комплекс – газеты, радио, ТВ, они оседлают Интернет-волну или Интернет-волна оседлает эти комплексы, инкорпорирует их в себя, и создаст нечто новое?

НЕВИНЧАНЫЙ: Мне бы хотелось сказать, что уже сейчас и газеты, и радио, в общем-то, и "Финам FM" в том числе, и телевидение пытаются использовать Интернет, все возможности, которые он им даёт. Они делают онлайн-трансляции... Вот прямо сейчас нас можно слушать через официальный сайт finam.fm, насколько я знаю.

НЕКЛЕССА: Совершенно верно. И нам в студию можно звонить по телефону 730-73-70, использовать телефонию. Надеюсь, скоро и Skype сможем использовать. Так что в этом смысле, да, комплексность.

НЕВИНЧАНЫЙ: Они пытаются использовать все возможности, создают свои группы в социальных сетях, создают твиттеры, блоги, блоги ведущих. Всё это они пытаются делать. Но ключевым здесь всё-таки является не инструменты на самом деле, а тот продукт, который они производят – информация.

Сейчас само использование этого продукта стало другим, не таким, какое оно было раньше. Если посмотреть на то, как люди получали информацию 300 лет назад, то было видно, что кто-то, живущий в одном сообществе (в деревне, в городе), знал что-то о тех людях, которые живут вокруг, но не знал ничего о родственниках, которые живут в другой стране, в другом городе даже. Очень богатые люди, политики, власти, они тратили очень много денег для того, чтобы владеть информацией.

НЕКЛЕССА: Но, Евгений, я сразу такой парадокс попробую скрыть в современной ситуации. Не кажется вам, что в этом смысле время некоторым образом повернулось вспять? Потому что масса людей в современном мире интересует в основном муниципальными новостями. Вот в мире, в Европе, в Америке как-то федеральные органы информации, ну, федеральные в Америке, в Европе – национальные какие-то, тем более органы информации Европейского союза, они как-то привлекают меньше интереса, чем региональные, местные органы информации.

НЕВИНЧАНЫЙ: Я просто не закончил свою мысль. Если взять чуть-чуть более близкое к нам время – 100 лет назад, когда появлялись газеты. В каком-то городе была одна, может быть, две газеты. Люди читали их и через эти газеты получали больше информации. Их было немного, выбор был небольшой, и в этой газете писали всё, что нужно было знать людям о произошедшем за неделю.

Сейчас же есть огромный, колоссальный поток информации, просто гигантский, который обычный средний человек не может переварить, просто не в состоянии. И люди пытаются фильтровать, выбирать то, что их действительно касается. И это переходит как раз к тому, что люди начинают волноваться, что происходит в их городе, в их каком-то райончике.

НЕКЛЕССА: Может быть, они просто отсекают то, что им неинтересно, не нужно.

НЕВИНЧАНЫЙ: Действительно так. Они стараются отсекать. И в этом как раз... Не знаю, я не вижу в этом парадокса. В этом, скорее, возможность и способность человека защищать себя от чего-то лишнего, от того, что ему, в общем-то, не нужно.

НЕКЛЕССА: Я-то вижу парадокс в чём. Вот, как вы сказали, шёл процесс постепенной доступности глобальной информации о глобальных процессах для массы людей, для массового общества. Но массовое общество поиграло в эту игрушку, а потом решило, что эта игрушка этому обществу особо и не нужна. И что реальный интерес для них представляют муниципальные новости, то, что происходит вокруг них.

Но вот это разделение, его же достаточно трудно произвести, потому что селекция информации борьба за информацию, борьба за релевантную, нужную информацию – это действительно борьба. Прежде чем найдёшь то, что тебя интересует в информационном потоке, десять раз плюнешь. Потому что, запрашивая через тот же Интернет то, что тебя интересует, получаешь такое широкое меню, где именно того, что тебя интересует, нет. То есть, я хочу сказать, вот эта информационная волна... Я вот поставил где-то на второе место после конкуренции человека с человеком конкуренцию человека с информацией. Не происходит ли такое поглощение человека информацией?

НЕВИНЧАНЫЙ: Для того чтобы с этим колоссальным потоком информации, входящим в голову, справляться, люди придумывают самые разные фильтры. Этими фильтрами служат бренды. Бренды, которые принадлежат каким-то каналам средств массовой информации...

НЕКЛЕССА: То есть своего рода знак качества.

НЕВИНЧАНЫЙ: Совершенно верно. И это было уже давно, десятки лет. И сейчас самая последняя тенденция – фильтры в виде других людей, известных людей...

НЕКЛЕССА: Экспертов, которые...

НЕВИНЧАНЫЙ: Необязательно экспертов. Это могут быть люди, которых уважает какое-то большое количество других людей.

НЕКЛЕССА: Авторитеты.

НЕВИНЧАНЫЙ: Да. Это лидеры общественного мнения могут быть. Их можно очень ярко видеть в блог-сообществе российском.

НЕКЛЕССА: Условно говоря, я не хочу ходить в кинотеатр, смотреть фильмы, а потом плеваться. Я обращаюсь на определённый блог, где сидит такой авторитет, который предлагает то меню кинофильмов, которое он считает достойным внимания.

НЕВИНЧАНЫЙ: Точно. Этот человек часто пишет какие-то кулинарные рецепты, которые мне нравятся, он выкладывает музыку, которая мне тоже нравится. Скорее всего, фильмы, которые понравятся ему, понравятся и мне. Поэтому я сэкономлю своё время и просто пойду на фильмы, которые ему понравились. Вот так. Фактически вот таким образом Интернет, социальные сети, блоги служат своеобразным фильтром, который отсекает лишнюю информацию от людей.

НЕКЛЕССА: Фильтры – один момент. Второе. Наверное, какая-то изощрённость у поисковиков должна развиваться. Потому что поисковик для того, чтобы отделить тупой ответ на запрос, он, наверное, должен мутировать, трансформироваться в какой-то небольшой диалог, дополнительные вопросы. И выдавать ту информацию, которая действительно интересует человека, обращающегося к этому информационному океану.

НЕВИНЧАНЫЙ: Поисковики стараются это делать, но здесь есть серьёзный камень преткновения. Поисковики хорошо ищут, если дело касается фактов. Они могут найти, в каком году было какое-то сражение или сколько стоила какая-то конкретная акция в такой-то день в таком-то году. Но, если меня интересует информация, которой я на самом деле не знаю (пойди туда, найди что-нибудь, чего я не знаю), они уже не могут обработать этот запрос. То есть, если я хочу что-то прочитать про культуру...

НЕКЛЕССА: А он не может со мной побеседовать?

НЕВИНЧАНЫЙ: Пока нет, к сожалению, не может. Это большая проблема. То есть сейчас поисковики индексируют огромные информационные потоки в себя, каким-то образом раскладывают по полочкам...

НЕКЛЕССА: Ну, это массовые поисковики. Может быть, появятся какие-то поисковики, которые представляют из себя сервис, платную услугу. Которые будут работать несколько иным образом. Пока не появилось ничего такого?

НЕВИНЧАНЫЙ: Вы знаете, было несколько попыток сделать такие поисковики. Но, к сожалению, я даже сейчас не вспомню их названия, потому что они не смогли работать. Принцип работы у них был какой? Мне интересно узнать о том, какие художники сейчас работают в стиле Рембрандта, например, но я не знаю, где это найти. Я обращался к консультанту такой поисковой системы за деньги, за абонентскую плату, и эти люди, которые выбирались как эксперты, помогали мне что-то искать.

НЕКЛЕССА: А, всё-таки есть некоторый такой киборганический элемент, то есть сочетание эксперта и поисковика, который всё-таки оказывает более сложную услугу?

НЕВИНЧАНЫЙ: Сейчас пытаются сделать. Нельзя сказать, что они есть, но есть попытки, потому что в этом есть необходимость. Если роботы сами не будут за нас делать что-то интеллектуальное и творческое, делать это с помощью людей.

НЕКЛЕССА: Мы можем тогда симбиотическое.

НЕВИНЧАНЫЙ: Совершенно верно, да.

НЕКЛЕССА: То есть это ещё одно направление, когда появляются симбиотические системы, которые могут справляться с определённым усложнением информационного потока, откидывая ненужное. Понятно.

Мы определили тему разговора "Мобильные медиа для мобильных людей". Вот эти самые мобильные люди или мобильные медиа одновременно, они имеют какой-то вектор развития?

НЕВИНЧАНЫЙ: Да. Это видно по тому, как люди общаются со своими коробочками, по которым они звонят...

НЕКЛЕССА: Что для них важнее в этих коробочках – качество информации или её рыночное свойство? Я понимаю, что люди разные: для одних – качество, для других – рыночное свойство. Но можно ли выделить общий системный тренд в развитии?

НЕВИНЧАНЫЙ: Мне кажется, рыночные свойства или качества важны, скорее, не для людей, они важны для тех, кто производит эту информацию, производит контент, кто производит тексты, видео и так далее.

Потому что газета "Вашингтон пост", отправляя группу военных корреспондентов в Афганистан, и вкладывая большую сумму денег в это, хочет, чтобы эти деньги окупились и принесли ей какую-то прибыль.

В то же время владельцы новостного ресурса в зоне .com из Будапешта в течение пяти минут после появления информации на сайте "Вашингтон пост", бесплатно просто берут и выкладывают это у себя. И здесь как раз возникает много конфликтных ситуаций, ломают копья, и появляется очень много туристов, защищающих авторскую собственность. И для человека, который просто читает, можно сказать, важнее не цена, важнее качество информации. Потому что сейчас одну и ту же информацию можно получить гигантским количеством разных способов.

Но всё же есть такая тенденция, что если я верю газете "Вашингтон пост", и я прочитал эту новость там, я ей скорее всего поверю. А если я прочитал её на каком-то совершенно неизвестном сайте, то я вряд ли буду верить в неё.

НЕКЛЕССА: Тогда возникает ещё одна проблема – присутствие достоверной и недостоверной информации. Ведь та же самая новость, она может быть обработана, искажена, и здесь тоже возникает проблема. Значит, первая проблема – соотношение достоверной и недостоверной информации, искажение информации. И дальше может быть сознательное искажение. Не только в коммерческих целях, для того, чтобы... Ну, вроде у меня идёт не прямое списывание с какого-то сайта, а какой-то другой источник. Но может быть здесь ещё заложен элемент политического воздействия, политического влияния.

НЕВИНЧАНЫЙ: Мы вот эти вот информационные войны видели в период войны в Грузии. Мы видели, что западные телеканалы показывают совсем не то, что есть на самом деле. Мы видели это совсем недавно...

НЕКЛЕССА: Ну, наверное, не только западные каналы. По-моему, все каналы в таких ситуациях показывают не то, что на самом деле.

НЕВИНЧАНЫЙ: Стараются показать то, что им хочется показать, то, что им, может быть, говорят, что надо показать. И это есть определённая манипуляция большая и очень яркая для всех. При этом мы возвращаемся к тем же самым фильтрам. Есть бренды, есть имена, которым лично я, лично вы верите. Вы верите этим и не верите тем. Какая-то газета, какой-то телеканал, какой-то Интернет-сайт сейчас рассказал о каком-то факте, событии, и подал его под определённой точкой зрения.

НЕКЛЕССА: Это соотношение информации и политики. Об этом мы продолжим разговор после очень небольшой паузы. Оставайтесь с нами. Я напомню телефон прямого эфира: 730-73-70.

(Реклама)

***

НЕКЛЕССА: У микрофона Александр Неклесса. Беседуем мы сегодня с Евгением Невинчаным, медиа-менеджером, основателем рекламной сети VAST Clicks. Беседуем мы на тему: "Мобильные медиа для мобильных людей". Телефон прямого эфира: 730-73-70. Звоните, задавайте вопрос, реплика, суждение, краткое по возможности. Можете принимать участие в нашем разговоре.

Первая часть разговора была посвящена той ситуации, которая складывается в том информационном поле, когда информация начинает захлёстывать человека. И вот это захлёстывание – это не просто аморфная масса информации (хотя это тоже имеет место), но здесь появляются очень интересные процессы. С одной стороны, коммерческое искажение информации, чтобы нарушать авторское право, скажем – самый простой случай.

Хотя могут быть и гораздо более интересные ситуации, связанные с искажением информации в коммерческих целях. Вспоминается знаменитая история с банком Лондона ещё из XIX века, когда искажение информации результатов битвы под Ватерлоо привело к колоссальному доходу одного из акционеров. Но, может быть, гораздо больший интерес представляют возможности политического искажения информации.

И вот здесь возникает вопрос, Евгений, который я хочу вам адресовать. Интернет, развитие средств массовой информации, они расширяют возможности человека, они, так сказать, способствуют демократизации общества? Или же наоборот этот процесс в конечном итоге усиливает возможности контроля над обществом? Ведение из самых разных источников одного и того же политического искажения информации, и, таким образом, контроля над общественным мнением. Или просто несообщение о каких-то событиях. То есть информационное поле начинает... Ну, достаточно банальный тезис, что событие это то, что показывает "ящик".

НЕВИНЧАНЫЙ: Если говорить о том, что Интернет расширяет возможности людей, нужно при этом учитывать, что он одновременно расширяет возможности всех людей, всех, кто имеет доступ к Интернету. Соответственно, люди, которые владеют большим количеством ресурсов, а зачастую это как раз крупные коммерческие организации, политические структуры, структуры власти, то, естественно, они могут использовать все эти структуры в своих выгодах. На самом деле использовать точно так же, как они до этого использовали прочие СМИ.

Другой момент в том, что очень часто люди в таких структурах гораздо медленнее  приспосабливаются. Поэтому на каком-то небольшом или среднем промежутке времени можно сказать, что появляется гораздо больше демократических свобод и возможностей, появляется возможность говорить что-то бесконтрольно. Но говорить что-то бесконтрольно можно не очень долго, и рано или поздно это дело закончится.

Вопрос ещё вот куда упирается: слишком много каналов, которые нужно контролировать?

НЕКЛЕССА: Ну, вот смотрите, у нас есть такой канал как наши слушатели, которые звонят нам. Давайте посмотрим, как работает данный канал. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Михаил. Хотел бы возразить. Вы мешаете техническое и социальное значение определённых вопросов и проблем. Понимаете, техника не может решить сразу и быстро социальные проблемы. Допустим, вебкамеры, если их надо несколько тысяч на погорельцев, сколько это займёт средств и сил – надо посчитать. А вот система контроля ответственности чиновников работает везде. Поэтому не надо одно подменять другим. Интернет изобрели американские военные – им нужна была система связи после ядерного удара. Но они же её... Американский военный Интернет ушёл в свою сеть физическую, и там, простите, ни порнухи, ни фигухи, ни новостей нет. Поэтому сначала стоит целеполагание – для чего.

А вот в ту часть Интернета, которую отдали сообществу, потом в 90-м году ввели рекламу. Вот тогда-то он и расцвел пышным цветом. А до 90-го знал я, что есть Интернет, ну есть там обмен файлами. Были веб-страницы, были сайты научных учреждений, но не было рекламы.

Здесь задача какая? Чем отличается журнал и книга от телевидения и Интернета? Тот заставляет думать, а этот заставляет просто поглощать информацию, не думая. Поэтому, если человек умеет думать, то для него Интернет – это средство аналитика. А если не думает, тогда он как потенциальный выкладыватель денег за неизвестно какую услугу.

НЕКЛЕССА: Спасибо. Понятно, да. Но ведь, вы знаете, эту точку зрения можно приложить и к другим информационным источникам. Примерно то же самое можно и о телевидении сказать, о радио. Можно сказать, что это тоже пассивное поглощение информации. С другой стороны, да, Интернет вырос из Арпанета, Арпанет превратился в некоторую интросеть.

Но, то же самое и у ряда корпораций. У корпораций существуют свои интранеты, свои корпоративные сети, где нет рекламы, нет внешней рекламы, скажем так, нет порнографии. Кстати, порнография была, как утверждают многие специалисты, одним из мощных двигателей, расширивших возможности Интернета. Но, по сути дела, на сегодняшний день это социальный феномен. То есть, мы уже с трудом представляем жизнь без Интернета. Потому что Интернет – это средство коммуникации.

Вот падает, горькими слезами плачет почта. Зачем писать письмо на бумаге, когда написал его на компьютере, кликнул, и оно тут же ушло, и тут же пришло. Появление Skype – тут уже не только почта плачет, но и телефонные компании рыдают. Потому что возможность разговаривать с человеком, не только разговаривать... Ведь всё это даёт возможности новых форм социальной организации, новых форм... Мобильные средства для мобильных людей – это социальная организации как бизнес-организация, это одна из форм общественной жизни.

То есть, возникают какие-то фирмы, компании, сотрудники которых работают на самых разных, даже не в разных странах, а на разных континентах. Очень хорошо известен пример Индии, которая предоставляет массу аутсорсинговых услуг в бухгалтерской и другой сфере для всего мира. И так далее, и так далее. Социальные организации. Возникают социальные организмы, которые уже партиями не назовёшь, а это что-то иное. Флешмобы. То есть, когда Интернет играет промежуточную роль для организации каких-то действий, играет её достаточно эффективно. И так далее, и так далее.

То есть, да, конечно, издержки существуют, наверное, поле этих издержек расширяется так же, как и расширяются возможности Интернета. Но, вот что мне интересно в нашем разговоре. То, что появляются люди, которые осваивают этот острый, практически хирургический инструментарий... И что же будет в дальнейшем, какие новые инструменты появятся в этой сфере, и как эти инструменты будут использоваться? А сейчас мы уйдём на краткий выпуск новостей. Оставайтесь с нами. 730-73-70.

(Новости)

***

НЕКЛЕССА: В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона Александр Неклесса. И я беседую с Евгением Невинчаным, медиа-менеджером, основателем рекламной сети VAST Clicks. А беседуем мы о современных медиа-средствах, о средствах достаточно традиционных, таких как газеты, радио, телевидение, которые, тем не менее, меняют свой облик. Но и о развитии Интернет-культуры, которая превращается из Web 1.0 в Web 2.0, из Web 2.0 в Web 3.0, и, в общем, представляет из себя достаточно серьёзный комплексный инструментарий, которым в первую очередь пользуются люди. Но люди, которых мы назвали "мобильные люди".

Вот эти мобильные люди, используя эти инструменты, в принципе, создают новую социальную ситуацию, новую культурную среду, которую нельзя однозначно охарактеризовать как позитивная, негативная. Она, наверное, как все люди, как все ситуации, в которых человек пребывает, эти все ситуации амбивалентны.

Но, тем не менее, Евгений, мне хотелось бы узнать у вас как у специалиста, а какие формы появляются? И какие формы можно ожидать в ближайшее время? Что эти мобильные люди ожидают в качестве инструментария, что они востребовали от изобретателей, производителей? То есть тот самый заказ на потребительские свойства. К чему может привести этот новый инструментарий?

НЕВИНЧАНЫЙ: В прошлой части нашего разговора мы заметили, что сейчас Интернет уже нельзя рассматривать как техническую сеть для передачи данных из одной точки в другую. Сейчас Интернет всё больше предоставляет людям то, чего им действительно в жизни не хватает. И здесь уже нужно следить за тем, каким образом изменяется жизнь людей.

Вот когда мы говорим "мобильные люди", что мы вообще понимаем под этим? Мы понимаем людей, которые действительно очень много времени проводят в пути. В мегаполисах живёт очень много людей, у них мало времени, они очень много времени работают. И вот здесь на этапе перемещения им нужно делать очень много разных вещей: получать информацию, читать книги, смотреть фильмы, учиться, коммуницировать, узнавать, что же делает их двоюродный брат в Киеве, если живут в другом городе или если даже они живут в том же городе. Всё это нужно делать на ходу, им приходится это делать. Соответственно, уже сейчас начинают появляться сервисы, которые позволяют это делать. Проще всего с коммуникацией, чтением и просмотром каких-нибудь фильмов, каких-нибудь художественных произведений.

Пока что совсем необработанная тема – это образование. В будущем, буквально в ближайшие несколько лет появится возможность получать реальное образование, проверять свои знания и получать дипломы прямо на ходу с помощью сотовых телефонов, с помощью планшетов. Это появится в ближайшее время. Также в самое ближайшее время мы увидим, что сотовый телефон перестаёт быть телефоном, он будет действительно мобильным компьютером.

Мы сейчас это начинаем видеть, но пока что всё упирается даже не в технические возможности этой коробочки, оно упирается в возможности её программного обеспечения. Сейчас телефон не в полной мере индивидуален. Многие производители, в том числе самые популярные производители сотовых телефонов – компания "Нокиа", они фантазируют на эту тему, выпускают ролики какие-то интересные в плане того, что телефон будет чуть ли не органический, будет общаться с человеком каким-то понятным языком.

НЕКЛЕССА: Ну, в конечном итоге его можно просто запрограммировать под руку, под палец, под сетчатку глаза для того, чтобы он был именно собственным и работал только у одного потребителя.

НЕВИНЧАНЫЙ: Вот это уже есть прямо сейчас. В том-то и дело, что это такое будущее, которое на самом деле наступило. С компьютерами это наступило давно, с телефонами это наступило сейчас. А если почитать писателей-фантастов, они говорят, что в 20-25 году телефон перестанет вообще быть телефоном, это будет частью организма человека.

Такой частью, которая позволит ему общаться с всемирным информационным сообществом.

НЕКЛЕССА: Наверное, не только общаться. Информацию мы, может быть, в разговоре понимаем достаточно узко. Потому что финансы всё больше и больше становятся специфической, но информацией. И я вижу будущее смартфонов как своего рода банкоматов, но не просто банкоматов, а отделений банка, где можно производить достаточно сложные операции. Ну, здесь, наверное, помимо дактилоскопии понадобятся ещё определённые усилия в сфере криптографии. Но появляется свой мобильный банк, который, учитывая массовое распространение смартфонов, вообще ломает всю банковскую институциализацию. И это тоже Web определённый, это тоже определённое информационное поле, и это для мобильных людей.

Может быть, мобильных людей мы с вами в разговоре как-то заузили? Потому что это же не только люди, которые быстро передвигаются люди, это в том числе мобильные люди в том смысле, что это деятельные люди. Это люди, которые достаточно активно относятся к такому объекту как мир, как человеческое сообщество, они меняют его, они строят планы в отношении мира, и закладывают достаточно серьёзные системы. Скажем, те же поисковые системы, это же вообще колоссальная инновация. Почтовые сервисы, другого рода порталы и, конечно, социальные сети. Социальные сети и так далее, и так далее, тему можно развивать.

НЕВИНЧАНЫЙ: Уже сейчас я с помощью телефона могу оплачивать счета. В Японии люди могут платить и за услуги ЖКХ, и оплачивать в магазинах продукты, которые они покупают. То есть вот этот мобильный банк, который всегда с тобой, он доступен в той или иной степени, и он, конечно же, будет развиваться. Люди, которые действительно очень изменяются вместе с миром, изменяющимся всё быстрее и быстрее, они хотят удовлетворения своих растущих потребностей.

Мы коснулись темы демократии, и в этом плане тоже есть очень много различных инноваций, которые происходят уже сейчас. И которые уже сейчас можно постепенно делать с помощью своего телефона. Если у меня прорвало трубу, то я могу сфотографировать эту прорванную трубу, отправить на Интернет-ресурс... На программе RuCamp, которая проводилась совсем недавно, была секция "Государство", и там, в общем-то, рассказывали о растущих возможностях того, что называется человеческой такой вот демократией. User friendly gouvernment они называли это, то есть дружелюбное для человека правительство.

Вот это тоже на самом деле элемент мобильности человека, элемент использования человеком каких-то технических средств для того, чтобы участвовать в улучшении окружающего себя пространства.

НЕКЛЕССА: Я недавно разговаривал со своими родственниками, которые живут в Швейцарии. И они рассказывали, что, в принципе, рассматривается возможность перевести голосование на смартфоны. Настолько развита не просто культура пользования этими аппаратами, а защита от хакерства. Ну, Швейцария – банковская страна, там, в общем, достаточно развиты техники защиты финансовых потоков, что эту систему можно распространить... Знаете, как переход из экономических в политические сферы. То есть сделать такие же защищённые каналы, и перевести процесс принятия...

Ведь это только один из шагов, потому что... Ну да, проведение своего рода голосований и референдумов, но ведь можно представить и развитие данного процесса, когда правительство постепенно переходит от характера представительной демократии... Мы повторяем это слово "представительная демократия", "депутаты", забывая его прямое значение. Смысл представительной демократии в том, что нас кто-то представляет. Слово "депутат" означает заместитель на самом деле. То есть нас замещают. Вот нас очень много, а какое-то количество человек собирается в виде, скажем, Государственной Думы, и они нас представляют, за нас решают, потому что мы эти возможности решения им делегируем. А здесь напрямую происходит. Прямая демократия, прямое голосование. То есть меняется не только экономический рисунок – меняется политический. Но возникает достаточно серьёзная проблема. Вот это один путь каких-то политических трансформаций, но возможны и другие пути, может быть, не столь благостные.

НЕВИНЧАНЫЙ: Действительно, возникала мысль о том, что если я сам могу голосовать за тот или иной законопроект, то зачем мне нужны депутаты, которые сидят где-то и делают это за меня, если я могу нажать одну кнопку прямо сейчас и просчитать это. Но когда люди фантазируют в эту сторону, они на самом деле не учитывают, что для того, чтобы создать закон, требуется довольно объёмная работа экспертов, которые разбираются в той или иной области.

В реальности это может быть не совсем так или не настолько идеализировано, но, тем не менее. Для того чтобы создать какой-то закон в плане экономической жизни страны, нужно разбираться в экономике. Человек, который в этом не разбирается, вряд ли сможет настолько же хорошо принять решение как какой-то дипломированный эксперт. И возникает действительно такая двойственность: с одной стороны, вроде как демократия и я сам выбираю будущее для своей страны; с другой стороны, я, не обладая какими-то знаниями могу такого навыбирать, что, в общем-то, будет только хуже.

НЕКЛЕССА: То есть целостная функция такого органа как, скажем, законодательный, она начинает расщепляться, пониматься как сообщество, некоторая совокупность функций.

То есть одно дело – голосование за законопроект, другое дело – разработка этого проекта, третье дело – стратегический план законопроектов, какие законопроекты реально нужны, в какой очерёдности. Потому что общество очень сложное, количество законов увеличивается, физические возможности их разработки ограничены и должна быть какая-то очередь, что нам более важно, а что менее важно. К тому же, уже принятые законы нуждаются в доработке и так далее.

НЕВИНЧАНЫЙ: Более того, вот эта экспертная работа будет нужна, но эта экспертная работа относится не только к созданию законов. Сейчас, если человек в США видит правонарушение, он может сфотографировать человека, который совершил какое-то преступление и отправить его в полицию.

НЕКЛЕССА: Вы знаете, это замечательный пример, потому что это не только в Соединённых Штатах. Вообще, мне кажется, что это очень серьёзное влияние на социальную атмосферу, потому, что те ролики, которые мы видим на Rutube, на Youtube, они в достаточной степени корректируют социальное поведение различных структур общества.

НЕВИНЧАНЫЙ: Вот именно. Но я всё-таки хотел ещё сказать, что ловить преступников люди сами не будут. Всегда нужен будет кто-то, кто делает эту работу, а люди смогут им помогать. То есть, если человек занимается...

НЕКЛЕССА: Почему? Вот вы упомянули Соединённые Штаты. В Соединённых Штатах существует такой институт, как гражданский арест. У нас слово "милиция" несколько в этом смысле искажено – мы полицию называем милиция, но это не отменяет то, что существует реально милиция, то есть вооружённый народ, который выполняет функции.

Уйдём на очень короткую паузу. Напомню телефон прямого эфира: 730-73-70. Если хотите задать вопрос, господа радиослушатели, высказать какую-то ремарку и суждение, то какое-то время ещё будет. А мы вернёмся.

(Реклама)

***

НЕКЛЕССА: В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона её ведущий Александр Неклесса. Я беседую с Евгением Невинчаным, медиа-менеджером на тему "Мобильные медиа для мобильных людей". Вот в процессе разговора мы проговорили темы развития мобильных средств коммуникации, информации в сторону экономики, возможностях использования как экономического инструментария. В том числе затронули такую радикальную тему, как возможность трансформации банковской системы в будущем за счёт такого простого маленького муравьишки или мышки, как смартфон. "Мышка", кстати, двусмысленное оказалось слово. Она не только динозавров погрызла! И политической системы. Определённые возможности, которые открываются для прямой демократии, то есть переход от представительной демократии через депутатов, через избираемых людей к прямому принятию решений путём нажимания на кнопочки.

Правда, сразу ощутили проблему – кто же будет законопроекты разрабатывать, за которые мы будем голосовать посредством этой кнопочки. Но вот ещё возникает проблема целостной эксклюзивной информации, которая меня как потребителя интересует. Вот как получить из информационного пакета ту часть, которая меня интересует, и отбросить ту, которая меня не интересует.

В начале разговора мы говорили об этом, затрагивая тему поисковых систем. Но ведь та же проблема возникает с теми же газетами, радио и телевидением. Я покупаю газету ради того, чтобы иногда прочитать одну статью в ней. Вот меня интересует только одна статья, а всё остальное для меня мусор, но я вынужден покупать целую газету. То же самое относится к журналам, то же самое, как ни странно к радиопрограммам. Но с радиопрограммами проще – есть возможность выбора, правда, выбора постфактум, есть меню определённое. С телевидением тоже. Вот с газетами, журналами как, Евгений?

НЕВИНЧАНЫЙ: Сейчас вот эти вот мобильные люди отличаются ещё и тем, что они хотят брать на себя больше ответственности, в том числе и в определении того, что им потреблять. Если я плачу деньги, то я выбираю, за что мне их платить. То есть я могу их взять и отнести либо в одну редакцию, либо в другую редакцию. Когда речь идёт о каком-то бумажном носителе, то это, конечно, сложно. Я не возьму ножницы, не буду вырезать статью для того, чтобы её прочитать, а остальное оставлю – мне придётся купить всю газету. Если же я покупаю электронную версию, то логично, что мне нужно покупать весь выпуск, если я в нём читаю один или два материала. Если я говорю про Интернет-телевидение, то здесь тоже мне не нужно покупать подписку на весь телеканал, если я хочу посмотреть одну передачу – я могу купить именно её.

И вот это основной тренд, который мы обозначали как раз на наших воркшопах на RuCamp. О том, что даже представители наших издательских домов, издательского дома "Коммерсант", они видят такую необходимость, и они думают о том, как это сделать.

НЕКЛЕССА: Вы знаете, я не буду называть конкретные издания, но я сталкиваюсь, когда я открываю сайты некоторых журналов, то я виду эту отдельную продажу статей. То есть для того, чтобы ознакомиться со статьёй, я должен за эту статью заплатить какое-то количество вебмани, и читаю именно эту статью, покупаю не весь журнал. То есть это уже реализовано.

НЕВИНЧАНЫЙ: Вот недавно была представлена такая штука как iPad. Она, в общем-то, говорят, что она изменит всё. Но действительно сейчас статья, информационный материал – это не просто текст написанный, дополнительно к этому ещё и видео, привязанное к конкретному материалу, это инфографика, обозначающая какие-то факты, описанные в этой статье, это вообще совокупность каких-то комментариев, экспертных мнений. Всё связано с этим материалом.

НЕКЛЕССА: Может быть, мы возвращаемся к началу нашего разговора, когда мы говорили об умных поисковых системах? Но здесь я вижу следующее развитие сюжета. В одной из передач мы говорили о такой программе как помощник. То есть некоторая реферирующая программа, которой вы задаёте просто поиск необходимого вам контента в Интернет-океане. Дальше – эта программа, ежедневно занимаясь поиском контента для вас, постепенно начинает понимать, что вас интересует.

И вдруг она вам выдаёт тот контент, который вы не запрашивали, но который по её мнению вам будет интересен. Следующий шаг развития – она выдаёт этот контент в различных формах. Она его может выдавать в виде видеоматериалов, в виде аудиоматериала, в виде привлечения вашего внимания к каким-то событиям и так далее, и так далее.

По-видимому, здесь речь идёт не просто о вырезании каких-то информационных частей из информационного тела, которое вам не очень интересно. Знаете, как вырезают... Кто-то любит ножку, кто-то любит филейную часть, мясные такие флешки. А здесь происходит нечто противоположное в каком-то смысле. То есть получается некая синтезированная структура, некоторый синтезированный продукт. Да, действительно, из разных частей, взятых из разных... Ну, правда, тут же возникает, где-то подсознательно у меня мелькнула мысль – кто тогда управляет моим вниманием. Потому что этот помощник начинает всё более и более выдавать мне такой полноценный продукт, что я начинаю не столько давать ему задания, сколько с трудом успевать осваивать то, что он уже приготовил мне в виде сегодняшнего меню.  

НЕВИНЧАНЫЙ: Вот эти вот технические средства, которые мы сегодня используем, они постепенно становятся умнее в том плане, что они начинают нас изучать.

Можно ожидать, что в совсем ближайшем будущем я не так, как сейчас, смогу выбрать какой-то тэг, и по этому тэгу увидеть всю собранную информацию, а я смогу, заходя на какой-то информационный канал, сразу увидеть всё, что меня может потенциально интересовать, ещё не выбрав ничего.

НЕКЛЕССА: А давайте мы тоже зайдём на канал связи с нашими радиослушателями. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Павел.

НЕКЛЕССА: Добрый вечер, Павел.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы сейчас говорите о различных поисковиках, сервисах Интернета и так далее. Вот я сейчас как раз занимаюсь развитием одного проекта, который называется Сравни.ру. И мы как раз позволяем нашим посетителям... Ну, в частности, если брать финансовый сектор, то узнать, например, точную стоимость кредита, узнать точную ставку по депозиту.

НЕКЛЕССА: Павел, это реклама. Вы нам не называйте, а расскажите о сути.

СЛУШАТЕЛЬ: Суть в том, что это умный поисковик, который позволяет вам получить чёткую, достоверную информацию по вашему запросу. Если вы хотите узнать, сколько будет стоить кредит в том или ином банке, вы можете с точностью до копейки увидеть эту информацию.

НЕКЛЕССА: Если я вас правильно понял, то это тоже поисковик, но заточенный под определённую функцию.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. И сервис будет всё время развиваться в различных направлениях.

НЕКЛЕССА: Спасибо. Да, Евгений, прокомментируйте.

НЕВИНЧАНЫЙ: Я бы по этому поводу вот что хотел сказать. То, что мы видим в реальности... На самом деле сейчас Интернет действительно очень развит. У нас есть ресурсы для того, чтобы сравнить кредиты, у нас есть ресурсы для того, чтобы сравнить квартиры, автомобили, кофемолки, для того, чтобы сравнить людей, что угодно. Но это всё разные ресурсы. Основной тренд, который идёт семимильными шагами по всему Интернету – объединение, портализация, если хотите.

Почему Facebook так интересен и популярен? Потому что он, во-первых, преследует новый такой вот... Есть закон Парето, там 20% на 80%, где 20% создают, 80% – потребляют. В Интернете это сейчас не работает, есть другое разделение: 1% создаёт, 10% комментирует, остальные все просто читают пассивно. Так же как смотрят пассивно телевизор, и на них что-то вот выливается.

НЕКЛЕССА: Может быть, это вообще отражает социальную структуру общества?

НЕВИНЧАНЫЙ: Да. Соответственно, именно Facebook позволил людям не писать что-то, а нажимать просто одну кнопку "Мне нравится". И уже вот этим он выиграл как минимум какую-то из битв с блогосферой, которая позволяет всё-таки больше писать.

Второе, что хорошо в Facebook – он позволяет в себя включать очень много различных элементов. Очень здорово, когда я могу зайти куда-то и сравнить различные финансовые продукты. Но если я, к примеру, занимаюсь сейчас тем, что читаю информацию о рынке недвижимости в городе, при этом на том же ресурсе одним кликом могу увидеть предложения, а потом сразу же оттуда сравнить ещё и коммерческие продукты для того, чтобы оценить коммерческое предложение...

НЕКЛЕССА: Но это опять то же самое, о чём мы говорили перед вопросом Павла о том, что сводится воедино информация по какой-то проблеме. Это даже не ответ на вопрос, а это некоторая проблема, которая интересна человеку.

НЕВИНЧАНЫЙ: Скорее, вся информация, касающаяся какой-то проблематики, она в то или иное ближайшее время будет действительно сведена вместе. Посредством каких-то приложений для мобильных устройств или социальных сетей, посредством какого-то объединения различных поисковых механизмов, так или иначе, эта информация будет объединена. И это, в общем-то, тренд на самом деле.

НЕКЛЕССА: Получается, что какие-то мобильные люди, 10%, которые создают эти программы, они могут создавать определённую архитектуру.

НЕВИНЧАНЫЙ: 1% создаёт, а 10 – выражают мнение.

НЕКЛЕССА: 1% создаёт? Ну, вот 1%, который создаёт архитектуру, 9%, которые соучаствуют в этом процессе, они создают некое направление движения, по которому волей-неволей начинают двигаться все остальные потребители.

НЕВИНЧАНЫЙ: Так и есть.

НЕКЛЕССА: То есть, вообще мы говорили о политике в категориях представительной демократии, прямой демократии. Но, может быть, настало время по-другому говорить о политике? Вы знаете, существуют как бы два мира, два слоя. Один слой, который представлен национальными государствами, представительными учреждениями, которые проходят свои определённые трансформации. Но над этим миром выстраивается мир, которого раньше не было.

То есть глобальный мир, глобальный не в прежнем понимании как финансовый рынок, рынок услуг, товаров, а рынок, где выстраивается смысловая сфера, сфера интересов человека. Потому что вот эти архитекторы, они, по сути дела, простраивают тропинки, по которым удобно идти. Пожалуйста, иди по другой тропинке, но там ты должен через чащобу прочищать себе путь. А здесь для тебя достаточно удобное пространство, по которому ты движешься, ты получаешь заготовленные пакеты услуг.

И здесь тоже какой-то привкус, с одной стороны, новизны, принципиальной новизны. Ну и как всякая новизна, в ней присутствует и позитив, и негатив, и оттенок утопии, и оттенок антиутопии. Какие ещё инструменты? У нас остаётся... Ох, у нас совсем не осталось, к сожалению, времени. Евгений, хочу поблагодарить вас за участие в передаче.

НЕВИНЧАНЫЙ: Спасибо большое.

НЕКЛЕССА: Спасибо. Гостем программы был Евгений Игоревич Невинчаный, медиа-менеджер, основатель рекламной сети VAST Clicks.

А я хочу в заключение по традиции прочитать цитату: "Телевидение – опиум для народа, а опиум для умников – это Интернет". Это сказал Артём Троицкий. Вёл передачу Александр Неклесса. До встречи через неделю. И я отмечу, что следующая наша встреча состоится в пятницу, 13 числа!

© Finam.fm



Дата публикации на сайте: 06 августа 2010 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007