Международная Академия исследований будущего (IFRA)
Российское отделение — Академия прогнозирования
Рус | Eng
 
Об академии|Наука и искусство прогнозирования|Книги и публикации|Контактная информация
Главная страница    Наука и искусство прогнозирования

За кем будущее? Земная навигация (GPS, ГЛОНАСС, Галилео, Компас)

Финам.FM, Будущее где-то рядом 15/10/2010 20:05

НЕКЛЕССА: Господа, добрый вечер. В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона её ведущий Александр Неклесса. И тема сегодняшнего нашего разговора звучит следующим образом: "За кем будущее? Земная навигация". А гость у меня сегодня в студии, очень квалифицированный гость – Евгений Александрович Белянко, генеральный директор и главный конструктор компании "М2М электроника", то есть той самой компании, которая в значительной степени занимается российской системой навигации ГЛОНАСС. Добрый вечер!

БЕЛЯНКО: Добрый вечер, здравствуйте.

НЕКЛЕССА: Ну что ж, начнём наш разговор о глобальной системе навигации, о глобальной системе позиционирования, собственно, которая и составляет название система GPS. Но GPS или более точное название NAVSTAR GPS – американская система. Есть российская система.

БЕЛЯНКО: Совершенно точно – ГЛОНАСС.

НЕКЛЕССА: Есть китайская система.

БЕЛЯНКО: Да, "Компас".

НЕКЛЕССА: Есть индийская. Ну, правда, какая-то такая особенная. Ну, я думаю, Евгений, вы нам расскажете. Ну и, наверное, есть ещё японская система?

БЕЛЯНКО: Есть японская система. Готовится к запуску европейская система "Галилео". В общем, достаточно много государств активно работает в направлении создания навигационных систем. Это неслучайно. Потому что обладание своей собственной навигационной системой в настоящее время это не вопрос престижа, это вопрос, во-первых, безопасности государства, во-вторых, это такой своеобразный признак очень качественной, развитой инфраструктуры государства. То есть это признак высококачественного общества, качественной инженерной инфраструктуры.

НЕКЛЕССА: Господа, если вы захотите присоединиться к нашему разговору, а сегодня мы ведём разговор из нашей новой студии, поэтому у нас изменился телефон: 65-10-996. Вы можете задать вопрос, можете краткую реплику произнести, можете суждение какое-то высказать. Или можете воспользоваться услугами сайта радиостанции: finam.fm. Там то же самое – вопрос, реплика, суждение, они появятся у меня здесь на экране.

Евгений, Я так понимаю, что история GPS, она как и многие истории началась с того перелома, той революции, которая происходила в 50-60-е годы и запуска первого искусственного спутника Земли. СССР оказался тем триггером, который запустил массу проектов, в том числе проект GPS, насколько я знаю, был следствием этого запуска.

БЕЛЯНКО: Ну, более точно сказать, что технологии радионавигации существуют очень давно, то есть навигационные сигналы в радиодиапазоне используются с 20-30-х годов прошлого века. И как только стали доступны спутниковые технологии, ведущие государства того момент – США и СССР, естественно, приступили к экспериментам, приступили к практическому созданию различных навигационных систем на основе спутниковых технологий.

И первые такие работающие системы были созданы в 60-х годах, они были предназначены для достаточно своеобразных потребителей, то есть, они создавались для нужд морского флота, для нужд военных технологий. Они обладали своими собственными свойствами, то есть у них были не такие точности как сейчас, они были гораздо более примитивны, их приёмники были очень большие, очень тяжёлые. Тем не менее, в процессе создания этих систем был наработан практический опыт, были отработаны те фундаментальные научные разработки, которые лежат в основе навигационной технологии, и всё это, естественно, позволило потом перейти к созданию систем класса ГЛОНАСС и GPS.

НЕКЛЕССА: То есть, как я понимаю, то, что создавалось как достаточно военно-ориентированное оборудование, оно постепенно превращалось в технологии двойного назначения, технологии гражданского назначения, в нашем нынешнем мире становится чуть ли не ведущим направлением.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. Были два процесса. Во-первых, был прогресс в технологиях, потому что, естественно, в 60-х годах невозможно было создать приёмник сколь-нибудь портативный, его даже на автомобиль невозможно поставить, а начиная с конца 80-х годов можно было создавать приёмники, которые можно было ставить на мобильные объекты, на автомобили, на какие-то танки, бронетранспортёры. И этот прогресс технологий привёл, скажем так, к некоей компактизации этих решений.

Но здесь интересно проследить за прогрессом спроса. Ведь если посмотреть всю историю развития человеческой цивилизации, то значительная часть этой истории посвящена автоматизации коммуникаций, если так можно выразиться. Когда-то давным-давно наши пращуры ходили пешком. Потом они приручили лошадь, соответственно, стали ездить верхом, стали перевозить какие-то грузы в повозках, в колясках и так далее. Потом появился телеграф, стало можно передавать сообщения на расстоянии, документальные сообщения. Потом появился автомобиль, самолёт, появились какие-то другие средства передвижения.

И сейчас, скажем так, своеобразных типов и экземпляров средств передвижения настолько много, что возник вопрос и задача оснащения этих средств какими-то автоматизированными системами управления, оснащения их какими-то элементами интеллекта. И возник социальный заказ, он возник достаточно давно, несколько десятилетий назад, на технологию быстрого определения координат любого мобильного или стационарного объекта.

НЕКЛЕССА: Вы знаете, меня здесь очень заинтересовало понятие "объекта", потому что первое, что приходит на ум – транспортные системы, логистика, контроль. Но вторая проблема серьёзная возникает – проблема безопасности. Здесь как бы несколько другой тип объектов, который в том числе связан и с тем, что мы упомянули в предыдущем такте, то есть военные средства. Видимо, здесь также можно предположить некоторые социальные аппликации, социальные проекты, которые могут вовлекаться не только в экономическое, оборонное или антитеррористическое пространство деятельности человека, но и какие-то новые экзотические области.

Поскольку у нас передача посвящена проблеме будущего, хочется немножко заглянуть за этот технический горизонт и увидеть вот эти социальные аппликации. Читая материалы я, например, столкнулся с таким выражением как "технологии дополненной реальности". Меня очень заинтересовало.

БЕЛЯНКО: Есть такие технологии. И если говорить об аспектах безопасности... Понимаете, безопасность в современном мире – это очень сложное понятие, это не просто там какая-то...

НЕКЛЕССА: Да, мир сложный.

БЕЛЯНКО: ...Это крепкая армия, какое-то мощное вооружение. Это на самом деле, если говорить применительно к простому человеку, это качество инфраструктуры и, скажем так, скорость реагирования общества, инженерной инфраструктуры на какие-то чрезвычайные ситуации. То есть, на дорогах нашей страны без объявления какой-либо войны каждый год гибнет порядка 30 тысяч человек, они гибнут каждый день. Это население небольшого города. И, как показывает анализ данных, значительная часть этих людей гибнет вследствие того, что медицинская помощь приехала слишком поздно.

Известно по статистике, что медицинская помощь, оказанная в течение первого часа, который называется "золотым часом", очень эффективна, и выживают более половины попавших в какую-то аварию или катастрофу. Если помощь запаздывает, то с каждым последующим часом количество выживших уменьшается в два раза. То есть, по сути дела, успела помощь в течение первого часа или в течение второго часа – разница будет в десятки тысяч человек. И вот если рассматривать с точки зрения безопасности, с точки зрения навигационных технологий, проект ЭРА-ГЛОНАСС, который будет развиваться, который стартует с 14-го года, он как раз предназначен для того, чтобы, во-первых, автоматизировать процессы определения координат человека, автомобиля попавшего в беду; во-вторых, всеми возможными доступными способами обеспечить максимально быстрый приезд бригады скорой помощи, бригады немедленного реагирования на место этой аварии.

НЕКЛЕССА: Мне бы хотелось всё-таки немножко расширить всё-таки понятие "объекта" и, кроме того, то, что я сказал, заглянуть за некоторую границу. Потому что сейчас мы воспринимаем все эти системы (GPS, ГЛОНАСС) как аппаратные системы. То есть некоторый аппарат, который большего или меньшего размера, размер его всё время уменьшается, тем не менее, нечто отдельное от человека.

Вот вы упомянули проблему, связанную с быстрым реагированием на присутствие человека. Скажу в такой формулировке. А возможно ли в достаточно обозримое время представить себе эту аппаратуру, может быть, как пассивный инструмент, который будет вживлён в тело человека?

БЕЛЯНКО: Здесь технологии идентификации, радиочастотной идентификации, другие технологии на основе магниторезонансных технологий, они существуют уже достаточно давно, и, в принципе, это практикуется. То есть вживление разнообразных чипов в домашних животных для идентификации...

НЕКЛЕССА: Ошейники вы имеете в виду?

БЕЛЯНКО: Ошейники и не только, в том числе и подкожно. Эксперименты проводились на добровольцах, по вживлению каких-либо чипов по идентификации непосредственно в тело человека. С медицинской точки зрения это возможно, с технической точки зрения это возможно, но есть два аспекта. Первое – информационный шквал. Это очень интересная тема, я о ней скажу чуть позже. Второе – морально-этические проблемы и, опять же, проблемы безопасности.

Вот простой вопрос. Когда вводилась купюра евро, вводилась евровалюта, технологически можно было тогда, естественно, можно и сейчас встроить технологию радиочастотной идентификации непосредственно в купюру, то есть встроить чип. И всё, европейские чиновники решили: как здорово, как классно, мы будем впереди планеты всей! А потом какой-то умный человек сказал: "Ребята, вы прежде всего облегчили жизнь мошенникам, потому что они смогут целенаправленно атаковать кошельки людей, у которых находятся достаточно крупные банкноты. Они не будут воровать кошельки, в которых мелочь или кредитная карта". Вот как бы люди задумались. Естественно, вся технология радиочастотной идентификации была отменена.

И это был такой вот классический пример, что вновь открывающиеся возможности в связи с развитием технологий, одновременно несут благо и одновременно несут в себе опасность. Это некий такой философский момент, что всякая вещь несёт в себе элемент саморазрушения. Это обязательно.

***

НЕКЛЕССА: Вы знаете, да, действительно, денежные знаки, и проблема затрагивает очень сильно интересы отдельных людей и носит очень широкий характер. Но если мы сузим эту проблему и, тем не менее, оставим данный вектор. Скажем, оцифровка финансовых документов и движение определённых крупномасштабных ценных бумаг.

БЕЛЯНКО: Если рассматривать всю эту иерархию слежения... То есть, есть какой-то достаточно мелкий объект. Ну, законы физики не изменятся в ближайшем будущем, возможно, будут открыты какие-то новые. То есть, технически невозможно сделать так, чтобы купюру, сидя в подвале, как показывают в фильмах, можно было идентифицировать со спутника. Таких технологий сейчас и в ближайшие годы не будет. Но если есть какой-то маленький объект, его можно идентифицировать в пределах комнаты, условно. Там есть масса технологий, мы сейчас не будем на них останавливаться. То есть, первичная информация о типе этого объекта, о его присутствии в этой области, о каких-то свойствах, она попадает в какое-то определённое устройство.

Дальше возникает информационный шквал. Вот наиболее хорошо это видно на простом и понятном мне примере мониторинга автомобильного транспорта, это то, чем мы занимаемся. Вот при анализе нашего собственного опыта внедрения этих систем, мы обнаружили, что все заказчики прошли через три стадии развития систем. То есть, первая стадия называется "ура, таракан ползёт по карте". Мы увидели, как наша машина отображается в реальном времени на карте, весь офис собирается и смотрит: как здорово, машина поехала налево, направо. Все смотрят на это часами, потом это надоедает.

Значит, люди переходят на следующий этап развития, они заказывают специальное программное обеспечение, которое генерирует отчёты. То есть, мы берём транспортное средство и смотрим, сколько километров оно проехало, сколько топлива оно потратило, тут же мы выясняем, насколько честен был наш водитель и многие другие аспекты. Потом через какое-то время люди понимают, что это тоже не очень, и переходят к следующему этапу – к этапу интегрированных систем. Когда всё, что происходит в машине, диспетчера не касается. Ну, за исключением аварийных ситуаций, когда водитель нажимает кнопку и сообщает о разбойном нападении.

При помощи современных технологий всё, что происходит с автотранспортом, можно в автоматическом виде вводить в информационную систему и анализировать. То есть, все поломки... Водителю можно дать специальное устройство, при помощи которого он простейшими способами будет сообщать свой статус, эту всю информацию можно вводить в базы данных – задержки, темп движения, график. И потом получается совершенно фантастическая вещь – транспортное предприятие становится полностью прозрачным с точки зрения менеджмента. То есть, понятно, как отработал каждый водитель, как отработала машина, почему у одного водителя машина ломается каждый день, а у второго это случается раз в месяц, разный совершенно расход моторесурса, разный расход топлива. То есть, выясняются все эти подробности.

Но самое главное, что я хотел бы подчеркнуть, что всё это стало возможным после того, как первичная информация, которая генерируется машиной... Вот мы приводили пример с банкнотой. То есть, информацию мы сгенерировали, а дальше что? И дальше очень важным моментом является создание мощных систем, которые будут разбирать, классифицировать информацию, доводить её до того потребителя, который в этом заинтересован, в том виде, в котором потребитель сможет воспринять её с минимальными потерями.

НЕКЛЕССА: Но здесь действительно возникает проблема, которую вы упомянули, проблема морального регулирования. Потому что, в конечном счете, данная комплексная система будет аккумулировать данные по логистике, данные по транспортным потокам, данные по...

БЕЛЯНКО: И кто будет иметь к ним доступ.

НЕКЛЕССА: Да, совершенно верно. По-моему, это более серьёзная проблема, чем проблема кошельков отдельных граждан.

БЕЛЯНКО: Это так, но, понимаете, любое современное... Опять же, всякая вещь, она имеет две стороны – прямую и оборотную. То есть без развития вот этих информационных технологий, без внедрения каких-то элементов искусственного интеллекта дальнейшее развитие человеческого общества невозможно. Естественно, по мере развития новых возможностей возникают новые опасности, но общество к этому интегрируется. То есть когда появились первые автомобили, все были в ужасе. Потому что как так, автомобиль может наехать на человека, сбить его. И вообще хотели запретить. Потом все стали считать, что если на каждый автомобиль полагается по шофёру, то где мы возьмём столько шоферов.

НЕКЛЕССА: То есть технология GPS, она может наехать на всё человечество, получается.

БЕЛЯНКО: Понимаете, это некий такой своеобразный механизм природы, когда... Технология GPS, так же как ГЛОНАСС, она давно наехала на человечество, потому что эти системы 25 лет эксплуатируются. То есть, система GPS и система ГЛОНАСС своим потребителям, сейчас неважно, какие это были потребители, они предоставляют свои услуги уже 25 лет. И вот в этом на самом деле видится стоимость вот тех фундаментальных заделов, которые были сделаны в СССР. Потому что 25 лет назад на орбите работали спутники ГЛОНАСС, которые были не так хороши, как современные, но они оказывали услуги практически в том же объёме, в каком их оказывает система ГЛОНАСС-GPS сейчас.

То есть, в то время, когда создатели системы "Галилео", когда создатели системы "Компас", наверное, ещё в школе учились, у нас работала система на орбите, как система. То есть, вот что значит настоящее государство, которое вкладывало деньги в развитие инфраструктуры.

НЕКЛЕССА: Евгений, я предлагаю на этой стадии рассказать нашим слушателям о тех системах, которые существуют, просто показать вот этот спектр. Мы упоминаем систему GPS, более корректно, наверное, называть её NAVSTAR. Тут очень интересная приватизация происходит самого...

БЕЛЯНКО: Это как ксерокс.

НЕКЛЕССА: Да, но здесь ещё сильнее, потому что здесь, по сути дела, приватизируется не понятие ксерокс как ксерокопирования, а понятия как копира, самого понятия GPS, то есть глобального позиционирования.

Итак, американская система NAVSTAR GPS, российская система ГЛОНАСС, европейская система "Галилео", китайская система "Компас" или "Большой ковш", "Большая медведица" имеется в виду. Ну, ещё индийская, я встречал её название, но сейчас, честно говоря, не воспроизведу. И японская система, которая, по-моему, не столько система глобального позиционирования, сколько система коррекции данных.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно.

НЕКЛЕССА: Вот если пройтись по этим системам, чтобы было представление о различии всего этого букета.

БЕЛЯНКО: Я постараюсь ответить на этот вопрос. Существуют три принципиальных технологии построения национальных навигационных систем. Первая – технология глобального покрытия, когда используются спутники на круговых орбитах, с высотой порядка 20 тысяч километров. Соответственно, они покрывают всю Землю. Это технология, по которой построена система ГЛОНАСС, система GPS, будет построена система "Галилео", и частично эту технологию использует система "Компас".

Есть технологии построения локальных систем спутниковой навигации, региональных систем, которые основаны на своих спутниках. То есть, можно делать систему навигации на основе геостационарных спутников, можно делать систему навигации на основе высокоэллиптических спутников.

И есть третья технология, когда за основу берётся какая-либо глобальная система, например, ГЛОНАСС или GPS, и строится какая-то специализированная корректирующая система, которая для определённой территории позволяет давать потребителям корректирующую информацию для повышения точности навигации, во-вторых, что очень важно, давать информацию о надёжности так называемой системы навигации. Потому во всех задачах навигаций, безусловно, есть задачи максимально быстрого, точного, качественного определения координат, но есть задача самая главная – определения качества предоставляемой информации. Если устройство по каким-то причинам не может определить координаты, а такие причины всегда найдутся, важно информировать потребителя о том, что координаты недостоверны, либо их определение вообще невозможно.

И вот такие широкозонные системы, они построены во многих странах. То есть, есть у американцев своя собственная система, которая позволяет корректировать информацию и используется для навигации самолётов, для каких-то ответственных приложений. Есть у европейцев система, построенная по такому же принципу, есть у японцев своя система. В России сейчас создаётся система СДКМ, которая будет корректирующей системой...

НЕКЛЕССА: То есть, если я правильно понимаю, это происходит формулировка на региональном масштабе данных, и резко улучшается качество.

БЕЛЯНКО: Да. Во-первых, самое главное – повышается достоверность работы и повышается качество. То есть, все системы на основе такой широкозонной поддержки имеют качество навигации лучше 1 метра или порядка метра.

НЕКЛЕССА: Я читал, а вы подтвердите или опровергните. До 30 сантиметров.

БЕЛЯНКО: Вообще, если говорить про точность навигации, есть разные технологии, я сейчас постараюсь объяснить, что это обозначает. То есть вообще при помощи спутниковой навигации сейчас можно достичь миллиметровой точности, но это возможно в специальных условиях.

НЕКЛЕССА: Это уже совершенно новые...

БЕЛЯНКО: Можно достичь совершенно точно. Мы проводили такие эксперименты, у нас есть реальный пример, когда мы мониторили деформацию конструкции с точностью точнее одного сантиметра, скажем так. Вот у нас были такие данные. Есть просто навигационный приёмник, который принимает сигнал от какой-то системы и определяет координаты. Есть технологии, когда мы используем широкозонное дополнение, и есть технологии высокоточной навигации, о которых я скажу чуть позже.

НЕКЛЕССА: По-моему, мы заглянули... Как раз вот, когда вы произнесли слово "миллиметры", у меня что-то дрогнуло. Мы продолжим наш разговор после небольшой паузы. Я напомню телефон прямого эфира: 65-10-996. Вы можете звонить, задавать вопросы, участвовать в нашем разговоре. А мы прерываемся на небольшую паузу, оставайтесь с нами.

Реклама.

***

НЕКЛЕССА: В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона её ведущий Александр Неклесса. И сегодня разговор у нас идёт о земной навигации, о системах глобального позиционирования, о спутниковой навигации, обеспечивающей эту систему глобального позиционирования. И гость в студии Евгений Александрович Белянко, генеральный директор и главный конструктор "М2М электроника". Вы можете участвовать в нашем разговоре, господа радиослушатели, если позвоните по телефону: 65-10-996. Как волна нашей радиостанции. Ну, можете также воспользоваться сайтом радиостанции: finam.fm.

Перед перерывом мы поговорили о некоторых социальных перспективах, в том числе о таких экзотичных как возможность работы этой системы глобального позиционирования не только как аппарата, но и как составной части, скажем, человеческого тела или финансового документа. Мы начали рассуждать о достоинствах и недостатках различных систем. Ну, о недостатках пока особенно не распространялись.

А в сегодняшнем мире, как я понял, существует три системы действительно глобального позиционирования: это GPS или более точно NAVSTAR GPS, американская система; российская система ГЛОНАСС; европейская система "Галилео". К ней примыкает китайская система "Компас", и также возникает класс корректирующих систем, к которым можно отнести индийскую и японскую систему. Ну, попробуем послушать наших радиослушателей. Так, у меня не сработала аппаратура. Продолжим разговор.

Мы остановились на проблеме точности наших измерений во времени и пространстве. Но эта точность (меня поразило то, что сказал Евгений), она выходит за то, что я представлял, то есть она может измеряться миллиметрами. Это действительно так?

БЕЛЯНКО: Да, совершенно верно. Нужно правильно понимать три класса точности, которые возможны при использовании спутниковых навигационных систем. Первый класс точности – это когда есть навигационный приёмник, он в автономном режиме только по сигналам, принимаемым со спутника, определяет свои координаты. Эта точность в настоящее время единица метров.

Есть второй режим, когда навигационный приёмник дополнен приёмником широкозонной корректирующей системы, о которых я рассказывал. То есть, навигационный приёмник принимает сигналы спутников и принимает некий дополнительный сигнал, который помогает этому приёмнику на какой-то территории достаточно большой, скажем так, лучше работать. В этом случае доступны точности порядка метра или даже меньше метра, может быть, 30-40, до 50 сантиметров.

НЕКЛЕССА: Да, это то, о чём я читал.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. И есть третий класс систем, которые основаны на относительной навигации. Если у нас есть точка, координаты которой геодезическими методами известны с очень высокой точностью, буквально миллиметры или сантиметры, мы можем привязать эту точку к навигационному приёмнику. Соответственно, относительно этой точки другой навигационный приёмник, так сказать, за счёт изменения разности координат между теми идеальными, которые измерены при помощи геодезических методов, и теми координатами, которые он вычисляет на основании спутниковых сигналов. Мы можем на каком-то расстоянии, измеряемом километрами, десятками километров, иметь буквально миллиметровую точность.

НЕКЛЕССА: Потрясающе. Давайте послушаем, что... Вроде восстановилась у нас связь. Говорите, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей Моисеев, президент Российской яхтенной ассоциации. Я бы хотел сказать несколько тёплых слов в адрес тех, кто занимается системой глобального позиционирования, в частности за то, что появляются новые виды деятельности и отдыха, благодаря этой системе. Например, сейчас возможно взять яхту, ходить на ней по морю, будучи уверенным, что вы пройдёте по маршруту и вернётесь в ту точку, откуда вышли. То есть для этого уже не требуется серьёзной подготовки, модно положиться на систему позиционирования, ну, естественно, не забывая и о таких классических системах навигации, таких как карта и компас. Спасибо.

БЕЛЯНКО: Спасибо большое.

НЕКЛЕССА: Ну, вот возникает проблема. Я знаю, что во время боевых действий в Ираке система GPS отключалась на некоторое время. И здесь встают две проблемы. Во-первых, некоторый аргумент против того, что только что прозвучало. Что делать кораблям, что делать судам, которые находятся в бурном море?

А вторая проблема, вытекающая из этого, это проблема комплексности, комплексного подхода. Поскольку обычно мы рассуждаем следующим образом: зачем иметь несколько систем? Лучше иметь одну, но великолепную. А здесь возникает аргумент именно в сторону наличия некоторого комплекса, то есть совмещения различных систем. Во-первых, в связи с тем, что вы сказали по поводу региональной точности, а во-вторых, с точки зрения устойчивости, потому что если в силу тех или иных причин одна система выходит на некоторое время из игры, остаются другие.

БЕЛЯНКО: Рецепт борьбы с такого рода проблемами найден давно, то есть, условно, во времена СССР у нас существовали истребители МиГ и истребители Су. Это безумно дорого, поддерживать две линейки истребителей, но это позволяло поддерживать некую внутреннюю конкуренцию, проводить сравнительный анализ технических решений, которые были найдены теми или иными конструкторами. И на самом деле это работало на стабильность.

Вот сейчас я рассказывал про развитие навигационных технологий. То есть, когда-то это был здоровенный ящик, который еле в комнату влезал, потом это уже можно было ставить на автомобиль, потом это можно было взять в руки, сейчас это можно встроить в телефон, но это всё было развитие односистемных приёмников. Сейчас наступил следующий технологический этап, стало можно сделать компактный, дешёвый, малопотребляющий многосистемный приёмник, в частности ГЛОНАСС-GPS. Потому что из тех систем, которые вы назвали, только ГЛОНАСС и GPS обеспечат глобальное покрытие. Система "Галилео" будет полностью развёрнута к 14-16-му году...

НЕКЛЕССА: Вроде бы это очень мощная система будет.

БЕЛЯНКО: Понимаете, здесь какая ситуация. Вот если сравнивать систему "Галилео" с системами GPS и ГЛОНАСС, которые существуют уже 25 лет, то заявленные характеристики, конечно, выше. Ничего удивительного.

НЕКЛЕССА: Я понял ваш намёк. К 14-му году уже и GPS, и ГЛОНАСС будут...

БЕЛЯНКО: Да, они будут модернизированы, то есть технические характеристики будут выровнены. Так вот, этот прогресс, возможность построения многосистемных приёмников является, скажем так, основой гражданского массового применения навигационных технологий. Действительно, даже если оставить в покое террористов, какие-то боевые действия, злонамеренные действия, всегда возможен по каким-то причинам выход из строя любой сложной системы.

Навигационная система – это очень сложный комплекс, у него есть вероятность системного сбоя, и существует вероятность, когда и система ГЛОНАСС, и система GPS, и любая другая система просто сама по себе на какой-то период времени перестанет оказывать услуги. И здесь приходят на помощь многосистемные технологии, то есть когда навигационный приёмник одновременно работает по сигналам ГЛОНАСС и GPS, это наиболее известный пример.

Есть практический момент. Когда мы говорим про точности навигационных приёмников, это точности, которые измеряются при идеальных условиях приёма сигнала. То есть если мы берём какое-то открытое пространство, например, залезаем на крышу здания, берём качественную антенну, подставляем её под небо, антенна видит полный небосвод, все спутники, какие возможно – да, вот там достигаются те точности, о которых я говорил. Если мы ставим устройство на автомобиль или кладём его в карман, то мы видим какой-то очень небольшой кусочек неба, мы работаем по отражённым сигналам и условия у нас совсем другие.

Для того чтобы навигационный приёмник определил свои координаты, спутниковый навигационный приёмник, он должен видеть как минимум три спутника – это двухмерное определение, и, соответственно, четыре спутника, чтобы иметь трёхмерное определение. Если говорить об односистемных приёмниках, весьма вероятна ситуация, когда приёмник не будет видеть такого числа спутников, он просто не сможет решиться, как говорят профессионалы. Если же мы рассматриваем двухсистемный приёмник GPS-ГЛОНАСС (мы это знаем это очень хорошо, мы несколько десятков тысяч устройств продали потребителям, которые используют двухсистемные приёмники), то вероятность не определения координат на автомобиле для двухсистемного приёмника, она очень мала, она буквально измеряется какими-то долями процентов.

Вот, например, летом этого года мы делали тестовый пробег по трассе Чита-Хабаровск, и на одном автомобиле было установлено два специальных блока, оборудованных навигационными приёмниками. Один навигационный приёмник ГЛОНАСС-GPS, второй – чисто GPS. Особенность этой трассы состоит в том, что там много густых лесов, а свойство елового леса состоит в том, что он хорошо поглощает излучение на частоте 1,6 гигагерц, то есть очень сильное ослабление. И вот чисто GPS-приёмник имел порядка 0,5% потерь координат, а GPS-ГЛОНАСС имел порядка 0,4-0,3% потерь координат. То есть, соответственно, мы на практике увидели, что за пределами города, а в городе это очень хорошо проявляется...

НЕКЛЕССА: Городские условия, они ведь тоже, наверное, представляют серьёзную...

БЕЛЯНКО: Совершенно верно.

НЕКЛЕССА: По сути дела, это же искусственные ущелья.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. И вот поэтому, когда я говорю, что на автомобиле у нас приёмник видит часть неба, и двухсистемный навигационный приёмник на автомобиле, который ездит по Москве, он почти никогда не теряет навигацию, а чисто GPS-приёмник, он теряет. 

НЕКЛЕССА: То есть возникает ещё более интересная система, как я понимаю. С одной стороны, наличие нескольких систем, с другой стороны, взаимодействие этих систем. Таким образом, мы получаем не 24 спутника, и даже не 31 спутник, а мы...

БЕЛЯНКО: К 20-му году мы получим на орбите порядка 100 действующих спутников, предназначенных для...

НЕКЛЕССА: Тогда все проблемы, связанные с полярными регионами, связанные с городскими ущельями и прочими ландшафтными сложностями...

БЕЛЯНКО: Они будут сильно ослаблены, назовём это так. Ведь как строятся эти системы? Каждая из этих систем операционно независима, то есть она управляется своим собственным контрольным центром, но есть некая координация, прежде всего, по частотам, по неким способам синхронизации сигналов для того, чтобы не создавать взаимных помех. Это очень серьёзная работа, в которой принимает участие наша страна, другие страны. На уровне Международного союза электросвязи согласуются частотные планы, согласуются способы кодирования. Это масса встреч для того, чтобы обеспечить оптимальные условия функционирования всех систем.

НЕКЛЕССА: Я ещё раз хочу уточнить, эта координация производится в рамках всех четырёх глобальных систем? Я имею в виду американскую, российскую, китайскую и европейскую.

БЕЛЯНКО: Она проходит в рамках нескольких рабочих групп. То есть, прежде всего, это на уровне Международного союза электросвязи, для того, чтобы координировать частотное распределение. И на основании парных контактов между различными организациями, которые заведуют навигационными системами, для того, чтобы выработать какие-то совсем тонкие нюансы чисто технические – согласование тактовых частот, кодов, и так далее. То есть, это работа, потому что в качестве предоставления услуг заинтересованы на самом деле все.

Если возвращаться к тому же самому вопросу безопасности для яхты, которая плывёт вдоль побережья N, которую неожиданно атаковали террористы, то, например, Морской регистр РФ уже порядка 10 лет имеет обязательное требование, что все суда, которые осуществляют навигацию в территориальных водах России, обязательно должны быть оборудованы двухстандартными навигационными приёмниками ГЛОНАСС-GPS. И вот я говорю, что одновременное выключение GPS, ГЛОНАСС, Компас и Галилео, наверное, возможно только вследствие падения метеорита или ещё какого-то глобального катаклизма, а в чистом виде такое, я считаю, невозможно. Поэтому потребитель, который пользуется многостандартным приёмником, он... 

НЕКЛЕССА: Оказывается в более надёжных условиях. Понятно. Ну, всё-таки хотелось бы посмотреть на те будущие горизонты, которые связаны с нетрадиционным позиционированием, с нетрадиционными объектами. Вот вы, по сути дела, два таких класса затронули в разговоре – люди и финансовые документы. Ещё какие-то направления существуют?

БЕЛЯНКО: Существует, во-первых, большое направление, связанное с логистикой, то есть это направление автоматизированных складов. И такие вещи отчасти уже существуют. Естественно, эта технология будет полностью развиваться дальше, потому что, представьте, глобальный какой-то склад, десятки тысяч квадратных метров, который оборудован специальными роботизированными тележками, который оборудован... Это тоже на самом деле система навигации. Пусть она на основе штрихкода, пусть она на основе каких-то локальных RF-ID меток.

То есть когда робот едет до стеллажей, точно находит коробку, кладёт её на свободное место, и это полностью происходит без участия человека. Это потрясает. Я видел такие вещи, это уже существует. Пока это достаточно дорого, но по мере развёртывания технологии это будет внедряться в быт. То есть недалёк тот день, когда пылесос будет ориентироваться в доме при помощи каких-то радиочастотных меток, при помощи оптических маркеров.

НЕКЛЕССА: А это не приведёт к ситуациям, когда аппарат в силу заложенной в него логики будет действовать конфликтным образом по отношению к намерениям, к изменившимся, скажем так, намерениям человека?

БЕЛЯНКО: Понимаете, это вопрос вероятности. То есть, любая новая возможность несёт в себе какие-то элементы опасности. Но если смотреть, условно говоря... Да, в данном случае существует вероятность, она всегда существует, что что-то в аппарате будет работать не так и он потенциально может нанести ущерб.

С другой стороны, та экономия времени... Ну, опять же, теоретически рассмотрим – стиральная машина и стиральные порошки. Да, существует вероятность того, что человек окажется восприимчив к каким-то химикатам и будет какая-то аллергическая реакция. Но, то время, которое сэкономила стиральная машина, которое человек смог потратить на себя, на развитие себя, занятия спортом, на закаливание, вот вероятность плюса, который человек получит от экономии времени, намного выше вероятности аллергии от какого-то нового стирального порошка. Хотя как бы аллергические реакции...

НЕКЛЕССА: Хорошо. А если мы пойдём по этой линейке удовольствий и рассмотрим такую сферу как развлечения. Я слышал о системе "Geocatching", которая связана с глобальным позиционированием, но в основном, так скажем, она используется как своеобразная распространяющаяся игра.

БЕЛЯНКО: Дело в том, что в современном обществе, если внимательно посмотреть, одно из самых сильных развлечений и удовольствий – это общение. Потому что за счёт развития техники, за счёт компьютеризации, автоматизации, всех вот этих вещей, люди на самом деле замыкаются в кокон и начинают меньше общаться. Если посмотреть тенденцию, то вот дружеская встреча сейчас – это радость. Вот там договориться, пойти куда-то сходить вечером или сходить на природу, сделать какой-то пикник – это радость. И, прежде всего, в основе этой радости лежит общение.

Вот я не зря сказал в самом начале нашей передачи про прогресс человечества как автоматизацию коммуникаций. То мы ходили пешком, на лошади ездили и так далее. И, естественно, привнесение навигации в простые такие задачи, чтобы человек мог видеть, где находится его друг, его супруга, где находятся его дети...

НЕКЛЕССА: Ох, это не только развлечение!

БЕЛЯНКО: Опять же, всякая технология... Вот кухонным ножом можно нарезать колбасу, а можно пойти соседа нарезать, но это же не повод запрещать кухонные ножи. Поэтому вот эти все вещи, которые, прежде всего, при нормальном их использовании обеспечивают радость от общения, они очень популярны. То есть, вот та же самая контекстная реклама.

Это очень такой тонкий момент, но чёткие сейчас тенденции видим на геотаргетинговую рекламу, когда человек, скажем, имеет какое-то устройство навигационное, где-то движется... И, опять же, это можно использовать по-разному. То есть можно использовать как спам, и такое почти наверняка будет, но в то же время в этом есть некая польза, потому что человек, проходя, видит, где какие есть магазины, где какие интересные места. Он может со своим сообществом, с группой друзей...

НЕКЛЕССА: Человек может потеряться в этом информационном... Вы знаете, в начале разговора вы упомянули информационный шквал. Я вижу этот информационный шквал, который разгорается в голове человека, потому что у него и мобильные устройства, и смартфоны, и автомобиль, начинают атаковать и холодильники, и пылесосы, которые вы упомянули. Все начинают...

БЕЛЯНКО: Совершенно верно, они тоже становятся умными.

НЕКЛЕССА: Умными, они тоже хотят общаться!

БЕЛЯНКО: Понимаете, тонкость состоит в том, что процессор, который сейчас стоит в современном телевизоре, который стоит несколько десятков тысяч рублей, мощнее того процессора, который используется в ядерных боеголовках. То есть, просто прогресс электроники привёл к тому, что...

НЕКЛЕССА: Производит впечатление.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. То есть, это всё доступно, это дёшево, это стоит какие-то десятки рублей, современный процессор. Но одно из свойств человека как биологического объекта состоит в уникальной способности приспосабливаться. Вот среди всех биологических видов человек является лидером именно по способности адаптироваться.

НЕКЛЕССА: То есть, у меня в голове образовался следующий образ. У человека три стратегии в современном сложном мире: упрощать мир, адаптироваться к этому усложняющемуся миру, и третья, наверное, самая оригинальная и самая вызывающая стратегия – использовать нарастающую сложность как ресурс. Оставайтесь с нами, мы продолжим разговор после короткой паузы.

Реклама.

***

НЕКЛЕССА: В эфире программа "Будущее где-то рядом", у микрофона её ведущий Александр Неклесса. Тема сегодняшнего разговора: "За кем будущее? Земная навигация". Гость в студии – Евгений Александрович Белянко, генеральный директор и главный конструктор компании "М2М электроника". Мы разговариваем сегодня, мы начали разговор о проблеме спутниковой навигации, о глобальной системе позиционирования, о различиях, проблемах, возможностях, ресурсах в этом непростом и сложном хозяйстве.

Но вот интересно, последняя часть разговора нас вывела на мою любимую тему "сложный человек в сложном мире". По сути дела, как я представляю, вся система глобального позиционирования и всей этой спутниковой навигации, она представляет собой что-то вроде глобальной координации сложного хозяйства, накопившегося, растущего и распространяющегося по планете. То есть, управление становится настолько комплексным... Человек действительно не справляется ни с логистическими, ни с информационными ресурсами, ему требуется всё больше и больше содействия интеллектуальных систем.

Но вот последнее, о чём мы говорили перед перерывом, это три возможные стратегии поведения человека в этом сложном мире. Одна стратегия – уменьшение неопределённости, то есть упрощение мира, сдерживание систем усложнения. Вторая стратегия – адаптация. Учитывая те колоссальные возможности, которые имеются у человека, просто вот у живого человека как очень сложного организма, возможности адаптации к любой сложной ситуации. И, наконец, третья стратегия, может быть, наиболее интересная для рассмотрения – экспансия возможностей, которые предоставляет сложная система как ресурс.

То есть, не только приспосабливаться и, может быть даже не столько приспосабливаться к этой усложняющейся окружающей нас реальности, но использовать те возникающие моменты ситуации неопределённости, ситуации усложнения и сверхусложнения для выхода на какие-то совершенно новые взгляды на реальность, на суть быта и бытия, которые, может, до какого-то момента не приходят в голову. Но, конечно, с определёнными издержками, с определёнными рисками. Видимо, это человеческая судьба, вот так вот, вот такими скачками передвигаться.

БЕЛЯНКО: Ну, я не знаю, как насчёт "скачками". Всё-таки в природе всё происходит без разрыва фазы, как я люблю говорить, но с разной скоростью. Вообще существо современного общества состоит в том, что любой успешный человек или человек, который стремится быть успешным, он учится с молодых ногтей до последнего вдоха, который ему будет предоставлен в его жизни. То есть нет вот такой классической ситуации: пошёл в школу – чему-то научился, пошёл в институт – чему-то научился, и вот как-то работаю.

НЕКЛЕССА: Вы знаете, на протяжении жизни... Я возьму самый простой прибор – патефон. Патефон превратился в некое другое устройство, но тоже оперирующее пластинками, затем пластинки превратились в диски, потом диски очень быстро... Нет, плёнки ещё были до дисков, плёнки. Потом плёнки сменились дисками, диски... Смотрите, плёнки я даже забыл как некоторый феномен. И, наконец, вообще оказалось ненужным... Mp3, Mp4, и вот мы...

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. Флэш-память, какие-то современные технологии, и так далее.

НЕКЛЕССА: То есть, мы не можем существовать в одной реальности. Мы должны ведь каждый раз, работая с новым предметом... Хотя бы в той же самой звуковоспроизводящей области мы должны переучиваться.

БЕЛЯНКО: Дело в том, что свойство человека состоит в том, что он воспринимает звук не просто как последовательность каких-то частот и каких-то колебаний, а как некий образ. И вообще понятие образа имеет очень большое значение в психологии человека, потому что оно позволяет скрывать многие сложности. То есть, да, мы как бы слышим запись артиста при помощи патефона. И вот мы представляем какой-то образ через эти потрескивания, щелчки. А потом мы видим запись концерта в 3D, смотрим через какое-то 3D-устройство современное. Как бы информационный поток на самом деле вырос в какое-то необозримое количество раз. Но человек это всё воспринимает единым образом, как образ. Это предоставляет человеку очень большие возможности по адаптации в информационном потоке.

Я полностью с вами согласен, те три стратегии, которые вы назвали, они все существуют, и каждый человек выбирает какой-то свой вариант комбинации вот этих трёх векторов воздействия, трёх векторов развития. Опять же, вот та автоматизация жизни, использование различных индивидуальных приборов позволяет человеку структурировать своё собственное время, позволяет уделять время процессам обучения, и интенсифицировать обучение.

Смотрите, такая простая вещь, которая уже давно существует – Интернет. Ведь каждый человек его использует по-своему, и в этом на самом деле тоже гибкость, потому что каждый человек воспринимает информацию каким-то своим уникальным способом, который дан ему от природы, который гораздо более уникален, чем отпечаток пальца, изображение радужной оболочки глаза и какие-то другие вещи. И за счёт того, что сеть очень большая, очень сложная, каждый человек там может найти представление информации, которое ему интересно, ему понятно, он это воспринимает.

НЕКЛЕССА: То есть, будучи оригинальной личностью потенциально или актуально, каждый человек обладает собственным космосом, внутренним или внешним, и он получает инструментарий, который позволяет ему обустраивать этот мир.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. То же самое происходит со всеми сложными системами. То есть каждый человек ищет способы, как именно он умеет их использовать, то есть это элемент какого-то социального отбора, элемент какого-то прогресса. То есть если человек умеет бороться с информационными потоками, умеет быстро перестраиваться, то это даёт ему определённые преимущества.

И, что касается непосредственно навигации... Потому что навигация позволяет, скажем так, виртуализировать почти все реальные объекты. Ведь, условно говоря, до появления навигации... Вот есть какая-то сущность, которая находится в пространстве где-то. До широкого распространения навигационных технологий мы могли эту сущность какими-то датчиками обвешать, но мы не могли знать, где она находится. Соответственно, теперь мы будем знать. Вот я приводил примеры, связанные с интеллектуальными транспортными системами мониторинга транспорта, как это всё в реальности происходит. И то же самое будет происходить абсолютно на всех уровнях жизни.

То есть если я при помощи какого-то портативного устройства могу быстро получить информацию о каких-то точках интереса, о каких-то интересных мне магазинах, распродажах, мероприятиях, концертах, то я выигрываю время. Потому что с информацией можно бороться, можно бороться с любой сложностью, но человек не властен над временем. Вот времени ровно столько, сколько есть, и задача каждого человека просто по определению стремиться быть успешным, максимально эффективно использовать своё время.

НЕКЛЕССА: То есть, если я вас правильно услышал, Евгений, автоматизация – это не только информационное обременение, которое обрушивается на человека, но это одновременно своего рода такая качественная разгрузка. Вот ваш пример со складом превращает всё это сложное хозяйство в некоторый целостный образ, который вещь в себе. Он работает, и мы только видим вход, выход, а там только чёрный ящик, который перераспределяет все эти потоки.

 То же самое, великолепный пример с временем происходит – освобождение времени для его активного использования. Мне даже хочется сказать эксплуатации в определённом смысле. То есть мы начинаем ощущать качество нашей жизни с точки зрения отпущенного нам времени. Вы знаете, это напоминает мне марксистские идеи, я вспоминаю Карла Маркса, который говорил, что апофеозом развития истории, ну, так у меня в памяти отложилось – это возможность человека распоряжаться своим свободным временем.

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. Опять же, пример со складом... Я периодически перескакиваю с каких-то виртуальных вещей на реальные вещи. Вот почему я считаю очень важным пример со складом? Потому что если полностью решена задача, автоматизирована задача логистики, дальше получается следующее. Вот когда-то человечество изобрело конвейерные технологии, оно очень радовалось, что можно сделать 10 тысяч одинаковых автомобилей, абсолютно одинаковых, с точностью до щербинки, которую делает один и тот же пресс, и продать их дёшево потребителям. Это был экономический прогресс.

Сейчас можно сделать 10 тысяч уникальных автомобилей, то есть каждый из 10 тысяч автомобилей будет уникален, их можно продать по той же самой цене, по которой мы продавали серийные автомобили одинаковые, за счёт наличия этого автоматизированного склада. Потому что он будет поставлять роботу, который будет собирать автомобиль, вот именно те части, которые нужны. И человек получить автомобиль с теми какими-то фишечками, которые ему нужны.

НЕКЛЕССА: И этот образ мы можем перенести на организацию всей объектной жизни. То есть, эти информационные девайсы, эти гаджеты, эти приборы, эти инструменты, они действительно инструменты, позволяющие нам из наползающей огромное разнообразной реальности точечно выбирать...

БЕЛЯНКО: Собрать информационный поток, который человеку интересен.

НЕКЛЕССА: И даже не информационный поток. По сути дела, свой образ реальности. Мы становимся людьми, которые оперируют своим космосом во взаимодействии с другими. Колоссальная картина!

БЕЛЯНКО: Точно так же как робот собирает, точно так же сбор... Вот эти информационные потоки, которые, естественно, выливаются вот в эту аналогию с космосом, которые вы проводите. То же самое, вот есть сеть, в которой есть всё, и нужен инструмент, чтобы не всё сразу взять, а выбрать то, что нужно.

НЕКЛЕССА: Знаете, Евгений, я сейчас ретроспективно смотрю на логику нашей беседы. Мы начали с глобального позиционирования спутниковой системы, которая охватывает пространство физического космоса. И так вот плавно внутренне через человека, всё-таки человек главное действующее лицо, мы переползи, по-моему, в другой космос, оперируем понятием другого космоса, человеческого космоса, социальной вселенной, индивидуальной вселенной. Даже может быть три космоса имеется в этом смысле...

БЕЛЯНКО: Совершенно верно. Просто для того, чтобы все эти космосы работали, необходима некая степень виртуализации. Вот цифровые технологии позволили нам виртуализировать многие виды информации, текстовую информацию, аудиовизуальную, мультимедиа и так далее. Геоинформационные технологии, навигационные технологии позволили виртуализировать тоже значительную часть современного мира.

То есть, все эти примеры с автоматическим определением, с автоматическими системами я приводил. То есть на самом деле это расширяет возможности и расширяет, если так можно выразиться, набор каких-то базовых сущностей, из которых человек может строить свою собственную виртуальную вселенную, что, соответственно, повышает её качество.

НЕКЛЕССА: Спасибо вам за этот разговор. И всё-таки я вам задам ещё один последний вопрос, исходя из темы нашей передачи. Она звучала так: "За кем будущее? Земная навигация". А вопрос мой будет следующий: за кем же будущее в этой земной навигации?

БЕЛЯНКО: Вы знаете, будущее за несколькими навигационными системами, которые сейчас развиваются, и, естественно, технологиями приёма этих спутниковых сигналов, которые вот... Это, знаете, как история развития сотовой связи. Вот когда-то была очень важна марка сотового телефона, потому что они реально отличались по качеству работы. Сейчас марка сотового телефона не так важна, важен класс телефона, потому что в рамках одного класса все телефоны работают одинаково. Сейчас, да, есть какие-то отличия, разные навигационные приёмники, но постепенно прогресс технологии приведёт к тому, что качество будет одинаково. И, безусловно, будущее за современными навигационными технологиями.

НЕКЛЕССА: Ещё раз спасибо, Евгений. Гостем в студии был Евгений Александрович Белянко, генеральный директор и главный конструктор компании "М2М электроника".

А в заключение по традиции я прочитаю цитату, цитата принадлежит Норберту Винеру: "Мы изменили своё окружение так радикально, что теперь должны изменить себя, чтобы жить в этом новом окружении". И, кстати, эту сентенцию он произнёс более чем полвека назад. Вёл передачу Александр Неклесса, до встречи через неделю в следующую пятницу на волнах "Финам FM".

© Finam.fm



Дата публикации на сайте: 15 октября 2010 г.



комментарии: 0


© Международная Академия исследований будущего, 2007 - 2012
© Создание сайта: Goodsign™, 2007